ГЛАВА 1 часть вторая

Александра

Квартиру получу лишь летом, всем сиротам предоставлялось жилье, а также некоторая сумма на счету,  которую я планировала заплатить адвокату и возобновить расследование убийства.Пришлось  обратиться к маминой подруге и на время остановиться у неё. Зато стану помогать по хозяйству. Осталось подружиться с Соней, дочерью тёти Анжелы, которая невзлюбила меня с первых же минут пребывания на их территории. Проводила в комнату, больше напоминающую чулан, и нагрубила.

— На чужое добро роток не раскрывай! Чтобы в течение недели квартиру себе подыскала, матери лишняя обуза не нужна. Хорошо расслышала, кукла Барби? — специально толкнула, выражая свою неприязнь.

— Я вообще-то на работу собираюсь и еду буду покупать на собственные деньги,-рискнула сесть в кресло, но чудом не навернулась, ведь там оказалось всего три ножки.

— Правильно, марафет навела, трусы поменяла и дуй на трассу! Глядишь дядька богатый подберёт и денег отстегнет! — не была особо любезной в отличии от её мамы, которая всю дорогу расспрашивала о довольно нелёгкой жизни в интернате.

— Не суди людей по себе. Хочешь становиться шлюхой, флаг в руки. Смотрю неплохо осведомлена этой профессией! — сняла шапку и спрятала в рюкзак, здесь настолько пусто, придётся спать на полу.

— Вот увидишь, вылетишь отсюда, как пробка. Работать она собралась, да в этой деревне лишь одни забегаловки, где алкашня обитает. А в город такую уродливую чмырдяйку не позовут! Матрас в шкафу, раскладушку не заслужила! — уже хотела закрыть за собой дверь, с первого этажа раздался уверенный крик тёти Анжелы.

— Девочки, идите обедать! Всё уже давно на столе!

— Только попробуй хоть крошку хлеба взять без спроса, ночью задушу. Она, итак, денег зажимает не даёт на косметику, и тут нарисовалась бедная сиротка из прошлого. Учти слежу за каждым шагом, — бросила едкий комментарий, даже нет желания вступать с ней в спор. Отталкивает своими ужасными манерами разговора, одно точно могу сказать избалована. Сразу после девяти классов, села на материнскую шею и свесила ноги. В колледже ей не интересно учиться, а про институт  лучше не напоминать. Довольно часто Анжела жаловалась на истерики неуправляемой дочери, всё хотела меня взять к себе, но на копеечную зарплату уборщицы сложно было себе это позволить.

Расселись за кругом столом. Как сразу посыпались нарекания грубиянки.

— Мать, где колбаса? Что творог второй день подряд носишь? Старческий маразм? Сказали купить салями! Карга общипанная! — оскорбила бедную женщину у меня на глазах. Да, не жила в детдоме, таким борзым часто устраивали тёмную под одеялом. А после всю неделю ходили в синяках.

— Соня! Прекрати капризничать, уже немаленькая! Пора уже задуматься о собственных деньгах. К тому же подслушала разговор администратора, скорее всего сократят. И будем сидеть на молоке с хлебом, правда ещё яйца можно покупать у Зои, она в беде не оставит! — налила в чашки вкусный ягодный компот, с ароматом брусники. До чего же здесь уютное гнездышко, так и отдохнула бы пару часиков, завернувшись в теплом пледе.

— Тёть Анжел, а что если мне подыскать работу? Я не привереда, могу уборщицей пойти, нам в детдоме и не такие сложности пришлось преодолеть,- в голове родилась довольно неплохая идея,которую решила огласить.

— Эх Саша, порядочная ты девочка!Неудобно перед матерью твоей, мы с ней трудную жизнь прошли. Словно две сестры, держались вместе. И когда беда нежданно приключилась, хотела помочь. Но увы с удочерением отказали, зарплата была крошечная, муж вечно не просыхал. Домой под утро приходил. Тяжело было на одних плечах ребёнка тянуть!

— До чего нудный рассказ, сейчас усну! Жрать накладывай, и не забудь карманные выдать. Сегодня пятница, в клуб собираюсь! — прервала нашу беседу избалованная Соня, у которой не было ни стыда ни совести.

— Нахалка! Совсем обнаглела. На буханку хлеба не заработала и всё на мать повышает тон. Вылитая папаша Фёдор, чуть в гроб меня не загнал. Думаешь мне банкноты с неба сыпятся? Да, я по электричкам в городе разными дешёвыми побрякушками торгую. Народ прям всё скупает? Да эти тяжёлые сумки не поднимешь, все плечи надорвешь. А она мне ни единого доброго слова, малолетняя кошелка! — обиделась и бросила половник в раковину, её тоже можно понять. Крутится, как белка в колесе, а отдачи совсем никакой.

Ничего оценит, когда потеряет своих близких. Достучаться до эгоистичных людей совсем невозможно. Хотела бы сейчас вернуться в тот миг, чтобы мама и папа опекали своей заботой и давали ценные советы в этой жизни. Но увы, прошлое не вернуть назад, нужно принять это и идти дальше. Замучилась слушать всхлипы из библиотеки, бедная женщина выплакала столько слез, хочется её поддержать. А дочь тем временем принялась наряжаться, включив плеер и пританцовывая перед зеркалом. Ради приличия постучалась, застав её за разглядыванием фотографий. Довольно старые пожелтевшие снимки, на которых была изображена мамочка ещё в школьные годы.

— Она не вылезала из жёлтого сарафана, гордилась подарком бабушки. Вы очень с ней похожи, Саш!

— Да, у нас одна улыбка и  большие голубые глаза,- внимательно рассмотрела кадр, с летней прогулки в деревне.

— Эх, первый день в доме, а уже стала свидетельницей ссоры с нахалкой. Извини за испорченный обед! Возвращайся за стол, могу тебе предложить вареников с черникой! Вкусные сама лепила, — обеспокоена бедная женщина, но глядя на её уставший вид, сжимается сердце.

— Успею ещё жир нарастить. Нас в интернате Олеся Семёновна часто баловала деликатесами, — надеялась поднять настроение, и тут она испуганно схватилась за голову, как будто что-то стряслось

— Вот же растяпа! В коттеджи загородные нужно торопиться. Там хоть какие-то деньги крутятся. Так Саш, подай термос, сейчас мы туда шоколад горячий нальем.

— Ух ты здорово, а покупают? Или это такая деревенская традиция? — загорелась интересом, сама его очень сильно любила.

— Конечно, особенно лыжники, ещё и детишки берут. Понастроили дач и теперь каждые выходные с вечера пятницы отдыхают. И соседка моя Варя, придумала такой способ дохода. За день несколько термосов уходит, а что на еду хватает, ведь готовим шоколад по особенному рецепту. Она что ли у французских кондитеров посмотрела? — избавилась от хандры, и поведала их общие секреты.

— А можно мне туда прогуляться? Я так люблю зимнюю природу! Обещаю взять с собой два термоса, а вы пока отдохнёте. Тётя Анжела, пожалуйста! — загорелась от счастья, и она не посмела отказать.

— Точно не испугаешься? В лесу порой бывает страшно! А когда завывает ветер и начинается метель, пробивает до мурашек!-будто предостерегала об опасности, которая может случится, но пожалеть уставшую женщину тоже стоит.

— Ох, да хоть волки разорвут, избавимся от быдлы. Всё старая, деньги из кошелька вытащила, припрусь не раньше воскресения. И да приобрети себе таблетки от склероза, дура набитая, — выплеснула всю злость на бедную мать Соня и осталась довольной. Вот бы все космы повыдирать, полысеет и сразу изменит отношение к людям.

Напялила черную куртку, уложила причёску лаком и упорхнула на гулянки. А я приготовилась в дальний путь. Ещё тётя выдала меховой красный плащ, с таким огромным капюшоном и также вручила рукавички.

— Вылитая красная шапочка! Сашка, не знаю, как отблагодарить! Эх, мне бы такую примерную дочь, видимо мало наказывала Соньку в детстве,-улыбнулась и распахнула дверь, а на улице как раз кружил снегопад, так бы и любовалась этими пушистыми хлопьями. Зима, как волшебница, превратила город в белоснежное покрывало, по которому хотелось бродить и вдыхать морозный воздух.

Под ногами заскрипел снежок, главное не поскользнуться. С каждым шагом устремлялась в лес с такими высокими деревьями. На пушистых ветках было столько серебра, что сложно оторвать взгляд. Часто мечтала в детдоме, как отправлюсь на прогулку, и смогу любоваться природой, от которой захватывает дух.

Но дальше подул сильный ветер, волосы растрепались и совсем не поддавались. Пробую заправить их в капюшон, но не получается, неужели сейчас начнётся вьюга. Зажмуриваю глаза и пробую протиснуться вперёд, а снег летит прямо в лицо. От мороза краснеют нос и щёки, совсем ничего не видно впереди.

И вдруг раздаётся странный шум, словно кто-то мчится на каком-то транспорте. Странно, возможно показалось, а почему такое учащенное сердцебиение. Следую определённому маршруту, а звук не стихает, кажется едут сюда, наверное жители дач. Точно тут очень хороший зимний склон. Надо воспользоваться случаем и предложить шоколад. Секунда две и я замечаю силуэт на чёрном снегоходе, он вылетел словно неоткуда. Застыла на полдороги, не в силах сдвинуться с места.

— Дура! Отойди! — закричал парень сидя за рулём. Вовремя увернулся, и смачно въехал в сугроб. Так стыдно ещё не было никогда, вот же опозорилась. А когда он с ожесточённым взглядом стал отряхивать снег, чуть не умерла со страха.

— И где же таких тупорылых Красных шапочек находят? На тот свет собралась? Чего молчишь? Язык проглотила? — отчитывает меня высокий брюнет с худощавыми чертами лица, и при этом пристально рассматривая своими серо-зелёными глазами. Они блестят,  и так очаровывают. До этого времени не приходилось встречать настолько ослепительных красавцев. Боже, а сердце словно пронзила острая стрела, от испуга даже уронила термос.

— Я… Я… Не смогла уйти с дороги, потому что засмотрелась. Вы не хотите шоколад? — покраснела, а он лишь притянул к себе и проронил довольно пугающую фразу.

— Как тебя зовут, глупышка? Какие очаровательные щёчки! — коснулся одной из них, вызвав сильную дрожь.

— Александра.

— Скажи Сашенька, и не страшно тебе разгуливать одной по лесу? Ведь такую аппетитную малышку так и хочется проглотить!

— Вы же не серый волк! — стараюсь не смотреть в хитрые глаза, а он снимает варежку, подносит руку к губам, а потом нежно целует.

— Я гораздо страшнее, и опаснее. Очень приятно познакомиться, Себастьян!