ГЛАВА 1

Констанция

 

Да больно сдался, этот мать его юридический факультет, в гробу я видела все эти законы. Плевать, что все мои мечты стать адвокатом разрушены, буду вести тот образ  жизни, к которому привыкла. И перед тем, как пожаловаться на свою жизнь, я сяду в свой старый Nissan. Включу музон на полную мощность, пусть этот ректор оглохнет, может потом раскошелиться и купит себе слуховой аппарат. Ненавижу этот мир и всё что с ним связано. Чудом нашла  в бардачке зажигалку, нужно срочно покурить, чтобы я не разнесла это здание блевотного оттенка в пух и прах. Хотя можно просто занести туда бомбу, нажать кнопочку и бац  все свободны. Мои мысли прервал ботан с толстым учебником по правоведению. А это он удачно здесь оказался, будет над кем поглумиться.

— Прикурить дай,  чего  трясешься? Я же говорю сборище мужиков слюнтяев!- сказала с отвращением, с одной стороны так даже лучше, что ректор выпроводил из этого вуза. Наверное, почуял, что запахло жареным. Неуверенно подходит ко мне, вот сто пудов обмочился в штаны. Небось, ему уже сообщили о моих успехах, как я люблю вырубать парней с ноги, еще бы просто тащусь по боксу.

— У меня нет, ты же знаешь, что я не курю.- дрожит, сейчас реально стошнит от его ответа. Нет, и вот с такими бакланами, ложиться в постель, вы уж простите, лучше я прикуплю вибратор.

— Ну, тогда, зубрилкин придется твой учебник позаимствовать, как туалетную бумагу! — хотела посмотреть его реакцию, обожаю выводить людей из себя. Так проще, когда ты сильный и уверено, шагаешь по жизни, тебя никто не столкнет с пути.

— Да я, правда, не курю. Хочешь, спички найду. У нас как раз на химию попросили принести! — произносит так, словно сейчас расплачется.

— Можешь подавиться гранитом  науки, беги быстрее, только трусы поменяй, а то разит, как от козла, — поворачиваю ключ зажигания, устроим гоночку на дороге, потрепим нервишки остальным водителям. Это же весело, когда люди хоть как-то демонстрируют свои эмоции. Не буду скрывать, я подавлена, сильно расстроена, ведь мама всегда говорила, что я пример в нашей семье, хвалилась успехами своим знакомым. Прыщавая Констанция рыдала навзрыд, если учитель поставит ей, хотя бы четверку, а на каждой контрольной, должна была быть лучше остальных, показывать пример. На тот момент я жила сопливыми мечтами и верила, что мир можно изменить. Напрасная теория, да эволюция возможна, с каждым годом появляется столько всего нового, но люди не смогли добиться главного — воскрешать умерших. Я сейчас серьезно, без всякого дрянного фуфла. Это важно, ведь после смерти самого близкого мне человека, я кардинально изменилась. И сейчас двадцатилетняя Констанция настолько ужасна, что лучше с ней не заводить дружбу. Мало того, что вспыльчивая, так еще получает кайф от драк на улице. А ведь раньше я подбирала платья к своим лакированным туфлям, любила делать высокие прически, и читать стихи. Прям заучивала наизусть строчки о любви, знаю это так примитивно. Наверное, так бы и случилось, я бы выучила всю литературу из нашей библиотеки, окончила университет, завоевала все призовые места в олимпиадах, если бы не случилась трагедия. В наш дом забрались грабители, чтобы вынести ценные вещи и убили маму.  Она даже не успела вызвать полицию, как её пырнули ножом в сердце. Это случилось четыре года назад, на тот момент мне было шестнадцать. Помню, как с папой с огромными пакетами с едой зашли в приоткрытую дверь, где увидели ее убитое тело на полу. Это было зрелище не для слабонервных. Помню, как плакала над ее трупом и ругала себя за то, что предложила отцу отправиться за тем мороженым. Мамы не стало, и весь мир потерял краски. Я, конечно, могла впасть в депрессию, но не имела права, ведь должны была заботиться о своей младшей сестренке Эльге. В день того ограбления, она осталась каким-то чудом жива, и перенесла страшный шок. И вот уже второй год  не приходит в себя, у нее страшное расстройство психики. Врач говорит, что она сошла с ума. Общается с вещами, пару раз хотела съесть свои пальцы, а один раз, пыталась сесть на плиту, чтобы себя поджарить. Эльга, этот тот человечек, ради которого я живу, ну как живу, существую, специально записалась на курсы самообороны, чтобы ее защищать. Так вышло, что после гибели мамы, папа страшно загулял. В нашем доме побывало немало женщин, ведь просила его не травмировать сестру, но он был и остался ужасным эгоистом. Переключился на молоденьких, и связался с этой потаскухой Нелли, да ей всего двадцать три. Нет, я знаю формулировку «любви все возрасты покорны», но эта сволочуга связалась с ним только из-за денег. Правда она забыла о таком нехилом приданном, как две дочурки, у одной из которых, зубки слишком острые.  Чёрт, вовремя  затормозила!

— Эй, малолетка, ты глаза свои разуй! Куда прёшь?- ляпнул какой-то хрен, а я вспоминаю про бычок, не стала специально тушить сигарету. Подъехала ближе и бросила ему в салон.

— Смотри яйца себе не сожги! Ублюдский сморчок! — рванула на бешеной скорости, а этот крендель закричал:

— Да, ты психованная, тебя надо на цепь посадить! Где эта чертова сигарета?

Уже успела перестроиться во второй ряд, не надо привязываться ко мне, когда я за рулем, а самое главное, когда по радио играет мой любимый кантри-рок. Только так я забываю про жестокость и боль в этом мире. А может еще поцибарить, помню, как первый раз в жизни взяла сигарету, когда меня бросил парень. Точнее не так, он сбежал после секса на выпускном. Ох, как же я наклюкалась. Строят из себя, бог знает кого, а у самих между ног пенис, который едва встает. Ну, вот заезжаю в уютный двор, мачеха испортила  ландшафтный дизайн. В последнее время денег стало катастрофически не хватать, эта мразь намекала, что слишком дорого обходиться лечение Эльги. Вечно жужжала отцу, что лучше отправить ее в психическую больницу. Не дождётся, быстрее она соберет свои вещички. Я за свою сестричку горой, а вот, кстати, и она. Сидит на качелях, любуется осенним листопадом и с кем-то болтает. Выхожу из машины, и незаметно подсаживаюсь к ней:

— Привет, а у меня есть вкусные леденцы. Хочешь попробовать?

— Я уже поела жуков, мне нравится, как они хрустят на зубах. Попробуй, Констанция, — вытащила из кармана какую-то коробочку только не это, она взялась за старую привычку, стала есть насекомых.