ГЛАВА 10 часть вторая

Нил

Внезапно в сердце кольнуло, дыхание затруднилось и я подавился минеральной водой. Свен шокировано смотрит на меня не понимая, что происходит. Самому дико от всей этой ситуации. Но дальше стало лишь хуже, будто ударило  током и я  скрючился на полу как подбитая собака. Нужно срочно на воздух, такая острая боль, что невозможно дышать. Понял лишь одно пластмассе угрожает опасность.

— Нил, посмотри на меня. Давай быстрее к врачу! — волновался он за моё состояние, представляю как выглядел со стороны.

— Дуня, она скорее всего попала в беду. Надо срочно её найти. Где Джули? —  меня трясло до невозможности.

Свен молниеносно рванул из аудитории, чтобы отыскать девчонок, а я скрепя зубами, буквально на карачках поднялся на второй этаж и стал рыскать по кабинетам, но пластмассы нигде не было.

Шаги привели  в уборную, где увидел эту дуру с моим ножом в руках. Она прислонила остриё к левой груди и хотела проткнуть. Я так ещё никогда не злился. Хотелось её просто изувечить и заставить страдать. Не рассчитал и толкнул её в стену, благо нож упал на пол.

— Ущербная, у тебя совсем мозгов нет? Хотя у кого спрашиваю? Силиконовой чмырдяйки? Решила убить себя? Нет, кто разрешал?  Запомни нельзя прикасаться к острым предметам, шавка! — орал на неё, как припадочный.

От удивления забилась в угол, вот только не надо сейчас демонстрировать страх. Она виновата, жутко виновата, потому что совершенно не думала о последствиях. Всегда найдётся тот, кто сможет нанести удар, и боюсь если с ней реально произойдёт несчастный случай, точно не переживу. Хотя довольно часто в своём сознании миллионы раз мечтал раздробить ей череп и вытащить тот компьютерный чип, чтобы она навсегда замолчала и больше не соблазняла своими глазами.

— Дай мне умереть, идиот. Я устала мучиться. Зато ты будешь рад, когда найдёшь растерзанную игрушку!

— Решила всё за меня? Запомни тупая мразь, не праве диктовать. Потому что я твой хозяин! И без моего разрешения, не велено даже дышать! Так и чешутся руки, чтобы избить до крови. Уведите дрянь пока не разорвал в клочья. Чего вы стоите? Теперь за ней будете наблюдать глаз за глаз. Вам всем ясно и если она посмеет снова выдать подобную хрень этот университет для каждого станет могилой! — зарядил кулаком в стену, нервная система покатилась к чертям. Дожили, я волновался за ненужный хлам, который не имеет никакой ценности в жизни. Не зря потрёпанных кукол выбрасывают и заменяют на другие. А здесь прям присосался к ней клещами. Вот именно за эту одержимость презираю себя, ещё мысли об умершей девушки не дают покоя. Это наваждение, такими темпами мне придется добровольно записаться в психическую лечебницу.

Вмиг подсуетились и увели ущербное состояние, так ещё никогда не был зол. Скорее всего осмелилась бросить вызов, но чихал на её волю. Она моя и не посмеет больше показать гонор. Вот именно характером они отличались с настоящим человеком. Та была добрая, покладистая, а эта словно ожесточенная фурия. Выскочка переняла все злобные качества, и в определённый момент задаст ещё жару. Провел в уборной полчаса, руки не поднимались раскрыть тот самый личный дневник, который ещё утром вручил Глен. Он рад такому исходу событий, как бы не втирался в доверие, жаждет её украсть. Даже на куклу претендует, хитрожопый сукин сын, но не в моих правилах сдаваться. Несомненно нужно сражаться до конца, чтобы в конечном итоге одержать ту победу.

Взвесил все за и против, но скрепя сердцем посмел ознакомиться с содержимым тех злосчастных страниц. В рту горечь, предчувствую полнейшее разочарование. Не сдаваться, уверен тот заносчивый ублюдок просто завидовал нашим отношениям, и скорее всего планировал соблазнить. И моя девочка его отвергла, уверен на сто процентов. Ведь она бы ни за что на свете не предала нашу любовь. Мы клялись друг другу ещё на том озере, и обменялись кулонами верности. До сих пор храню его в письменном столе, мечтая закружить мою возлюбленную в диком страстном танце.

Листаю несколько страниц,  больше всего интересовал тот роковой осенний день, когда она свела счёты с жизнью. Кажется, нашёл занятную запись, которая развеет все сомнения.

Дневник

Они такие разные, но определённо дороги мне оба, словно дополняют друг друга. Я боялась предать Нила, но увы это случилось. Разгорелись чувства к Глену, и после той прогулки в лесу, позволила ему себя приласкать. Боже! Какой грех совершаю. Умом понимаю насколько низко пала. Ведь тело до безумия желает их обоих. Оно словно плавится от их поцелуев. Но определено точно Нил не одобрит эту связь, он вычеркнет из своей жизни, и нашим романтическим встречам придёт конец. Но я люблю их обоих…

Последние строки стали моим персональным ядом. До последнего верил, что Глен просто наплел с три короба, но на деле выяснилось, что Дуня запуталась сама. Вы мне объясните, как возможно любить двоих парней сразу? Это стало ударом.

***
Дуня

Вместо того, чтобы выполнять задания этого урода, порезала его  кожаную куртку, следом джинсы и кучу фотографий с любовью всей его жизни. Тошно смотреть на эту парочку, одна сплошная идиллия, а мне кукле, что делать со своими чувствами.

— Дуня, Господи ты понимаешь, что он с тобой сделает? Немедленно отдай ножницы! Нила ни в коем случае нельзя злить. Даже Глен по сравнению с ним добряк, — пришла в ужас Джули от бардака в его комнате.

— Да, не страшно пусть изобьет до смерти. Он постоянно поднимает  руку. Потому что я безделушка, которою можно пинать, насиловать и даже не извиняться. А когда закончится срок годности выбросить на помойку. Думаешь хоть кто-то вспомнит про силиконовый материал? Нет, конечно. Заколебало мучиться! Гляди, как он ей улыбается, этот искренний взгляд. А меня мутузит, заставляя отрабатывать как шлюху! Чем провинилась? То что влюбилась в него? — свернулась на холодном полу прижимая к груди клочок от его футболки, я восхищалась любой вещью, которая принадлежит ему.

— Сукин сын. Он не достоин твоих слез. Ну и пусть слюни пускает по своей Дуне. Прям недотрога, сначала переспала с ним, а потом с Гленом. Если здесь есть шлюха, так это только она. Не плачь!

— Ты что я больше не буду страдать. Если устраивать фейерверк так до конца! Где тут у нас его пойло, наклюкаюсь вдрыбаган, и заявлюсь на праздник, пусть стыдится меня и выставляет на всеобщее обозрение! — полностью сломалась изнутри, будто была на самом деле человеком. Нет же, этого никогда не случится. Мечтать не вредно.

Выпила целую бутылку рома, ещё бы не напилась, ведь данный коллекционный алкоголь принадлежал демону. В дерзком платье, в лакированных туфлях превратилась в девицу лёгкого поведения. Отлично глазки подвели, пора на сцену. Микрофон в руке, ещё никогда не была такой смелой.

— Салют, людишки! Вы не шарахайтесь,  я кукла мать его! Но во мне есть странная долбаная функция, чувствовать одного ублюдка. А знаете почему? Я люблю его! А он меня постоянно избивает, и от каждого удара, остаются синяки, один больнее другого. Дура, правда? Ух, ты какой злой демон таращится прямо на сцену. Здравствуй, Нил! Не ожидал, что игрушка вырвется из заточения? Так вот пусть потом ты свернешь меня в бараний рог, скажу всё, что думаю. У меня тоже есть душа, понятно? И вчера роясь на чердаке обнаружила коробку и теперь знаю истинное имя. Я не Дуня!!! А Дуся, идиот! 
Мы разные! Скотина, радуйся, ты сломал меня полностью. Но сегодня испытаешь боль на собственной шкуре! — спускаюсь со сцены, и на его глазах разрываю то фото с его любимой девушкой. А дальше даю смачную оплеуху. Потом другую, такую, что у него округлились глаза. 

Нил

— Дуся, говоришь?! Тебе кирдык!

— Нил! Нил! Она просто много выпила! — вмешались Глен вместе с Джули, но поздно…

Я приготовился избить эту выскочку, как внезапно она поскользнулась на чьем-то куске торта и упала. Пытается подняться и снова плюхается на пол. Нет, такое ущербное создание лишь поискать, оно явно выделяется среди других.

— Чего ждёшь? Бей, как обычно! Мамочки, — это был третий раз, когда она смачно распласталась на полу, кому-то категорически запрещено пить. В голове до сих пор не укладывается, как ей удалось собственно наклюкаться. Вот сто процентов стащила моё пойло, она частенько тырила мои вещи и прятала у себя, чтобы прочувствовать всё, как человек. Хитрости ей не занимать. Безделушка, нет вот откуда такую откопали. Внезапно пробило на дикий смех, да у меня сейчас лопнет живот. Кочевряжится перед всеми, но признаю за смелость можно поставить твёрдую пятёрку.

— Дуся в угаре! Посмотрите на неё! Теперь это имя никогда не забуду. Мать твою! — угорал я над всей ситуацией, вот надо было устроить такое эффектное представление.

— Нил, ты смеёшься? Я не видела твоей улыбки, года два! — заметила Джулия, ведь на самом деле после похорон любимой замкнулся в себе и смотрел на всех с высока. Большую часть времени совершал грабежи, нападения и убийства. А здесь обыкновенная кукла подняла мне настроение, прогресс после депрессии.

— Тебе показалось, деградирующая кошелка! — нагрубил кузине, всё не мог простить за смерть детдомовского друга.

— А вот не надо ржать! Я между прочим… — вымолвила с такой гордостью и отключилась, ещё бы села зарядка. Вот скажите, что мне делать с этим убожеством? Сломать? Скинуть с горы? Или возможно бросить под машину. Придётся тащить домой. Склонился я над измученным телом куклы и бережно взял в свои объятия, почувствовав на плече чью-то мужскую руку. Видимо, это был настойчивый Глен. Пусть играет в рыцарей в другой раз.

— Я сам её отвезу! Нил, вдруг не сдержишься и изуродуешь!

— Она моя! Никому её не отдам, отойди от греха подальше. Не составит труда располосовать тебе живот,- затаил на него злобу, из-за того что всё-таки посмел совратить мою покойную девушку. Об этом свидетельствовали страницы дневника. Даже припоминать не хочется, выворачивает наизнанку.

Мы колесили с ней по городу до самого утра, она мирно посапывала на сиденье моей иномарки, очаровывая ещё сильнее. Именно в этот момент ощущал гордость за эту безделушку, что она будучи не настоящим человеком отвергла Глена, и посмела проявить стойкость характера и не повестись на его красивые слова. Когда на датчике оказалось ровно сто процентов, она распахнула глаза, и только сейчас обратил внимание, какие они красивые. И явно отличались своим изумрудным оттенком, который мне безумно нравился. Потягивается на сиденье, словно сладко спала, засранка.

— Что я здесь делаю?

— Притащил резать и крошить. Слышал испортила мою любимую куртку. Ой, пластмасса, придётся снова твои пакли поджигать! Чудачка! Моя чудачка с очень дрянным характером, — наклоняюсь к ней слишком близко и в первые не ощущаю жгучего желания избить, наоборот хочу приласкать.

—  Ладно, я готова бей! —  зажмурила глаза и стиснула зубы, боясь испытать новую порцию боли, но здесь случилась осечка. Я бережно усадил её к себе на колени, сомкнул руки на талии и нежно поцеловал в губы, не углубляя языка. Когда она снова открыла глаза, чуть не лишилась дара речи.

— Это что? Новый способ издевательств?

-Да. Особенный для таких ворчливых зараз, как Дуся. Отвечаю, замарашка, тащусь от этого имени. Прям высший класс! — одарил её улыбкой, мне было так хорошо рядом с ней, будто и не существовало того злосчастного дневника.

— Я пошутила, на коробке было написано Дуня и это означает, что я жалкий клон…

— Ошибаешься, вы отличаетесь. Такого испорченного характера не найти ни у кого. Безделушка, моя любимая безделушка, — ощутил неконтролируемое влечение её поцеловать. И далеко не как  клона умершей девушки. Что со мной?

— Нил, я боюсь… Это новая западня? — вся дрожит, когда я облизываю её губы, заставляя покрываться мурашками всё тело.

— Не угадала, злыдня… Я хочу пригласить тебя на свидание. Пойдёшь, Дуся? — касаюсь её щеки и она вся сияет от счастья.

— Обещаешь не бить?

— Да. Но вот целовать точно буду.

— А зачем целовать ту, которую ненавидишь? — немного смутилась от моего плотоядного взгляда.

— Потому что я её очень лю…