ГЛАВА 10

Лилит

Больше всего боялась изнасилования, для любой девушки это страшный удар. А когда Тай беспощадно закрыл дверцы душевой кабинки, задрожала от страха, и ведь в этот момент вряд ли прервется, от такого не откажется ни один парень.

— Ты заколебала мотать нервы. И теперь за каждую провинность будешь получать! — приближается, а я лишь соприкасаюсь спиной с холодной кафельной стеной. Его взгляд настолько животный и опасный, что вызывает неконтролируемую дрожь. Сломалась и заплакала, он ведь должен сжалиться в нём в конце концов присутствует человечность.

— Не делай этого. Я потом не смогу смотреть людям в глаза! Для одного смазливого гада данная близость обычная интрижка, а мне жить с тяжким грузом на сердце!

— Что страшно? Впредь должна шевелить своими мозгами, когда выводишь меня из себя. Лилит, чёрт  возьми не представляешь какое дерьмо ежедневно приходится терпеть. Для начала, чтобы заработать лишние гроши, а ты с жиру бесишься! Неужели просто нельзя быть послушной девицей и не лезть в мою жизнь. С кем хочу с тем и трахаюсь. Поняла? И не надо ко мне подкатывать, между нами никогда не будет отношений. Потому что я не принц на белом коне и не верю во все сопливые сказки. Немного заигралась, девочка! Путаешь обыкновенную жалость с нечто другим! — кричал, не заботясь о моих чувствах. Казалось каждое слово было больнее другого, ведь я действительно к нему приросла.

— Раз так! Почему мне не дозволено таскаться с другими парнями? И ты сразу злишься? Смысл твоих поступков?

— Я переживаю за тебя, идиотка! Не хочу, чтобы девушка которая обладает фантастической внешностью, харизмой, а также прекрасным чувством юмора тратила время на недоумков, у которых один секс на уме. Неужели не понимаешь, что ты никогда не сравнишься с теми грудастыми дурами. Для чего они нужны, чтобы присунуть им пару раз? — не сводил с меня  яростных глаз, продолжая ещё сильнее отчитывать…

— Может ещё мужа мне подберешь по своим критериям? Давай просвети насчёт списка! Какой правильный опекун достался, сама любезность, порядочность. А сам не вылезаешь из коек с другими бабами, мучаешь их и соблазняешь. Странная позиция не находишь? — едва не плачу, потому что с каждой минутой понимаю насколько он мне дорог, и я свихнусь, если Тай  вот так возьмёт и исчезнет. Раньше всё было по-другому, он вызывал лишь одни негативные эмоции, а сейчас словно всё перевернулось вверх дном. И новое чувство угнетает, оно пожирает ежеминутно и кажется без него весь мир потускнеет и мне не захочется жить.

— Вот именно, Лилит. Правильно указала на мои ошибки. Я бабник, жалкий нищеброд, который попросту не достоин прикоснуться к девушке, похожей на ангела. Тебе нужен другой серьёзный парень, который каждый божий день станет согревать поцелуями, на рассвете ласкать твои шёлковые локоны и благодарить бога, зато что вы встретились. Именно он и сделает мою девочку счастливой, в этом цель жизни. Обрести покой, и долгожданную гармонию. Сейчас сложно. Ты потеряла мать, на собственной шкуре знаю насколько это хреново! Но не сдавайся, я рядом! И чтобы не случилось в твоей голове, вытащу из любого болота и направлю на путь истины. Это мой долг чёрт возьми! — нежно обхватывает мои щеки, заставляя ещё сильнее плакать. Намекает на наше скорое расставание, а мне трудно вообразить, что когда-либо такое произойдёт. Нервно глотаю слёзы, трудно отказаться от ослепительного красавца, как Тай. Получается долгое время играла роль счастливой избалованной девочки, которая любила Рамона. Видимо не осознала до конца ценность данного чувства.

— Выйди, пожалуйста, очень хочу принять душ! Не сердись на мой поступок, это всё проявление болезни патомимии. Вот такая я психованная стерва. Додумалась принести банкноты, и выставить себя дурой! — улыбаюсь сквозь слезы, а сама мельком бросаю взгляд на лезвие, которое валялось на полу, в голове проскользнула одна мысль, как избавить всех от мучений. Тая, который горбатится зря, отца, нанимавшего бесчисленное количество нянек, всё без толку кому вообще это нужно.

— Не обижайся на меня, мелкая! Сказал всё от чистого сердца. И если иногда проявляю к тебе нежность, ещё не значит, что можно мечтать обо мне под шёлковым одеялом. Разогрею пока ужин, прихватил сюда сэндвичи. Ох, опять оторвала от репетиций! Не задерживайся, малышня. Я единственный, кто переживает за твой желудок! — оставляет нежный поцелуй на щеке и удаляется, отлично теперь наедине сама с собой и никто не отговорит от подобного поступка.

Нервно поднимаю острое лезвие от бритвы, не совладея с эмоциями. Тай испытывает ко мне жалость. Они все вертятся вокруг проблемной девочки, лишь бы ей угодить. А там наверху хорошо, там мама с которой так и не удалось проститься. В тот вечер она хотела объявить отцу о беременности, о скорейшем рождении сестры, а он изменил, потому что на свете нет любви, есть лишь похоть и грязный секс. Больше всего обидели слова Тая, он не рассматривает меня, как серьёзную девушку. А ведь с ним так хорошо, нет я ведь его ненавижу, ненавижу или…. Страшно сделать порез, но должна ради освобождения, устала рисоваться каждый день, что счастлива. Мне безумно не хватает мамы, она всё для меня в этой жизни. Успела чуть-чуть поранить кожу, как в дверях оказался свирепый Тай. Молниеносно подбежал и влепил пощечину, от чего я поскользнулась и упала на пол.

— Тебя в психушку отправить? Слабачка! Прежде, чем совершать данный шаг обо мне подумала? Что же ты такая эгоистка? Я для неё стараюсь, а она кидается из крайности в крайности! Дура, если совершишь ещё раз подобную хрень! Мало не покажется! Встать когда разговариваю с тобой! Чего хотела добиться? В жизни нужно бороться! Не сдаваться, между прочим тоже похоронил мать, но я не сломался, Лилит. Научись быть сильной, ради меня! — трясёт за плечи, словно пытается достучаться, неужели его слова имеют весомую значимость. Раньше относилась к подобную мнению с насмешкой, видимо совершенно запуталась в чувствах. Тай включает кран с водой и заботливо помогает  подняться. Он обнимает за талию и согревает всем своим теплом, обещая очень жаркое продолжение. Его губы в страшном желании накрывают мои, унося от далёких проблем. Говорю же с ним я другая, с ним ничего не страшно. Поцелуи становятся более настойчивыми, они искушают нас сильнее, подталкивая к жаркому сексу, и в данный момент настолько расслабилась, что готова была переступить этот серьёзный шаг.

— Приласкай меня, пожалуйста! — шепчу словно в бреду, сгорая от страсти, в то время как ледяные капли, продолжают охлаждать наши разгоряченные тела. Неужели между людьми способна образоваться такая сильная химия, от которой кружится голова и непременно хочется утонуть в бездне.

— Обойдёшься, дрянная девчонка, слишком плохо себя вела! Куни надо заслужить, знала бы насколько он фантастический, когда на языке у парня серёжка! Кончать будешь, как сучка и просить ещё и ещё. Но мы же должны как-то убаюкать невинного ребёнка?

— Почему постоянно называешь меня маленькой?

— Старше одной дохлячки на девять лет! Раздвинь ножки, Лил! Сейчас водичка поиграет с твоим клитором и вся хандра вмиг испарится. Доверяешь мне? — властно шепчет на ухо, боже лишь от одного тембра завожусь, едва справляясь с учащенным пульсом. Тай садится на пол и притягивает к себе, так что моя спина соприкасается с его грудью. Дальше делает напор воды посильнее, и направляет в мою киску.

— Господи!

— Не двигайся!  Тебе же нравится, Лилит? Моя сладкая девочка! — в то время как я моментально кончила, от столь яркого оргазма, он начинает властно целовать мою шею, заставляя ловить кайф одним за другим. Чувствую стыд, за оглушительные стоны, и то с каким превеликим удовольствием он наслаждался процессом.

— Вот так и нужно наказывать порочных малышек! Громче, детка! — сам возбуждается и теребит мои соски, заманивая в омут распутства. Ведь другой оргазм последовал незамедлительно, и у меня задрожали губы.

— Хватит, пожалуйста! Убери её, Тай! — обмякла в его объятиях, теряя сознание, никогда ещё не было так чертовски хорошо.

Проснулась на надувной кровати, в то время как опекун уже приготовил завтрак.

— Который час?

— Полдень, хватит дрыхнуть, мелочь пузатая! Пока спала случилось нечто важное. У одного богатого пижона сломалась тачка, а я  её починил и за это мужик щедро отблагодарил. Короче  вечером у нас рейс на Кипр! Подарил четыре путёвки, поэтому напяливай мою футболку, и поехали скорее собираться! — признаюсь удивил данной новостью.

***

Складываю свои вещи в чемодан, надо не забыть самое необходимое, хотя в такой спешке не исключено.

— Не бери много одежды, парни разозлятся! Как же нам свезло, четыре путёвки на море, оторвемся как следует! — не скрывает своего счастья Ася, зато у меня всё кипит внутри от злости.

— Точно подметила. А ещё самый лучший способ избавиться от опекуна извращенца, который частенько распускает руки. Козёл, как же его ненавижу, особенно глаза, которые уже приходят во сне! Вот бы он испарился раз и навсегда! — зла не хватает, когда о нем упоминаю, готова расцарапать лицо.

— Погоди, вы опять поругались? Не обращай внимание на самодовольного Тая! Это тактика его игры, соблазнить и бросить. Лилит, ни в коем случае не попадись на его крючок, потом же умирать будешь от неразделённой любви, — будто предостерегала от страшной опасности, да чего они заладили без конца лезть в мою жизнь.

— Влюбиться в него? Никогда. Мы просто не сошлись характерами. Ты путаешь ненависть с таким великим чувством! Ведь каждый раз, когда этот гад меня целует…

И тут она словно превратилась в бледную статую, неужели ляпнула нечто сверхъестественное.

— Вы уже целовались?  Не подпускай его близко. Хотя видимо уже опоздала, ты втрескалась в него по уши. И поэтому ревнуешь.

— Ася, нет, наоборот он мне не нравится. Подумаешь обычные ласки языками. Вся молодёжь этим занимается! Вообще-то в монашки на записывалась! — не успела вымолвить, в комнату заявился похабный мерзавец в обтягивающей футболке и джинсах, принарядился бабник.

— Болтушки, долго вас ждать? Лично ваши чемоданы обследую, и если лишнего барахла взяли дома останетесь! Надо же какой милый белый сарафанчик, а трусики к нему какие подобрала? Надо проверить! — не стесняясь Аси задирает его и дерзко ударяет по моей заднице.

— Ублюдок, давно по яйцам не получал? Не тискай меня!

— Снова дерзишь, мелкая? Видимо мало кончала в подвале?! Напомнить как текла словно сучка? Переодень другие, эти неинтересно разрывать! — оставляет властный засос на шее, он совсем ошалел, — кстати, заметил, что тощая попка превратилась в сочный орешек. Засадить бы туда. Спорим, сдрейфишь?

— Гадкая морда, не распускай руки! А не то к окулисту придётся записываться, — с трудом успокаиваюсь, когда он забирает наши чемоданы, с Максом.

И вот расселись по местам в машине, я предпочла устроиться на задних с Асей, подальше от озабоченного кретина, который пялился в зеркало, и намерено посылал воздушные поцелуи. Почему я постоянно смотрела в отражение, и строила ему глазки. Да, что творится в конце концов, не совладаю с эмоциями. Но вдруг его внимание украла блондинка, которая переходила дорогу. Идёт такая виляет бёдрами, соблазняя всех мужчин. Конечно, краля с третьим размером груди вряд ли останется незамеченной.

— О какая! Макс, я бы ей вдул! Может с собой на море позовём? Детка самый сок! — просигналил ей Тай, зато я нашла оригинальный способ вразумить подонка. Вылила вишнёвый сок на футболку, надо же мы перестали пялиться на накаченных ботоксом шлюх.

— Ты охренела? Сама напросилась! Макс, с сестрой прогуляйся! Я сейчас одной малолетке утрою! — попросил их, и как ни странно послушались.

И он не церемонясь властно усадил к себе на колени.

-Ревнуешь, стерва? Чего хочешь? Жесткого секса? Давай, Лилит, попроси! Ведь сто процентов ты уже влажная!

— Хоть со всем городом переспи! Мне параллельно!

— Начну с тебя! Хочешь попрыгать на члене? Будь послушной девочкой. Специально ведь носишь такие короткие сарафаны!

— Тай, вообще-то мы опаздываем! Запросто можно выяснить отношения в самолёте! — напомнил Макс и будто спас от настойчивого внимания кретина, который от злости снял испачканную футболку и в одобрении кивнул. Добрались за час, благо без пробок. Правда на паспортном контроле немного застряли, эти вечные проверки утомляют. Весь перелёт старалась не попадаться ему на глаза, мало ли снова начнёт распускать руки.

И вот долгожданная посадка. В аэропорту Ларнака, такое скопление пассажиров, что захватывает дух, мы с трудом протиснулись на улицу, где внезапно увидели одну девицу, она словно с цепи сорвалась.

— Тай, неужели это ты? Как я соскучилась! — подбежала к нему и повисла на шее, а он смотрю  слишком рад её видеть.

— Вот так сюрприз! Детка, ты так по-хорошела! Радуйся, что здесь полно народа, я бы тебя вздрючил! — страстно целует её в засос, а у меня от обиды  выпала из рук сумка. Какая счастливая парочка, и зачем только я поехала…