Глава 10

От лица Камиллы.

В него будто вселился монстр, после его сильных рук, на теле точно останутся синяки, Неужели битва проиграна и это чудовище хладнокровно воспользуемся моей невинностью? Оставляет меня в какой-то комнате, а сам удаляется в неизвестном направлении. Слышу шум воды, что он задумал?

— Ванна готова, залезай.. – возвращается со своей ехидной улыбочкой

— Нет уж дядя, я лучше посижу посмотрю телевизор.

— Камилла! Я сказал немедленно пошла сюда

— Ладно, вы сами напросились. Вам, наверное сразу станет легче, как только вы хладнокровно меня изнасилуете?

— Камилла, не стоит из этого устраивать целое представление. Мы же оба знаем, что ты сама этого хочешь. И в нашей связи, нет ничего плохого. В ласке нуждается каждый.

— Кто вам сказал, это неправда.

— Мне показать?- его губы обрушиваются на мои, и он в считанные секунды избавляется от сарафана, и я опять перед ним голая и беззащитная.

— Ками, ты мне нравишься.

— Но это неправильно…- стою на холодном каменном полу, а он уже расстегивает бюстгальтер.- Но вы же сказали, что ненавидите меня

— Дурочка, я так специально сказал, для меня ты совершенство… Ещё с детства, знал, что как только ты вырастешь, станешь ещё той конфеткой

— Нет…

— Ками, я никому про это не скажу, мы просто немного поиграем…Обещаю без твоего согласия, я не лишу тебя невинности. Только чуть приласкаю — его горячие губы касаются сосков, а я чувствую, что весь страх будто улетучивается…

— Я не хочу становиться вашей игрушкой — на глазах слёзы, и тут он протягивает мне какую-то бутылку, с голубоватый жидкостью.

— Что это?

— Ками, тебе надо расслабиться.

— Мне нельзя алкоголь.

— Это успокоительное, — он уже снял мои трусики, а потом подносит бутылку ко рту, и я чувствую слабость, которая слишком сильно меня дурманит.

— Нравится?

— Господи, что это? — перед глазами все плывёт, я будто сама хочу сорвать с него одежду…Тигран обхватывает щеки руками, а я чувствую, как возбуждаюсь до предела

— Кайф, правда?

— Да.. Я хочу ласки, — как послушная девочка сажусь в ванную, а он тем временем раздевается. Мне будто хочется, чтобы он сам наказал меня в ванной. Залезает в воду, и обхватывает своими руками, а дальше кусает соски.

— О Боже!

— Я хочу тебя Ками, как мне нравится, что ты такая податливая

— Ещё — просила его о ласки, и когда он стал двигаться вниз, я будто молила его о том, чтобы он прикоснулся клитора

— Сейчас, сядь сюда и раздвинь ножки- приказывает, а я его  беспрекословно слушаю, сама не понимаю, что со мной творится. А дальше его язык впивается в клитор, и я соприкасаясь с холодной стеной.

— Это так прекрасно… А! Быстрее… Что вы мне дали?

— Одно лекарство, его специально создали для таких строптивых девочек, как ты…- он лизал его так нежно, что я моментально кончила, закрываю глаза, а он продолжает его ласкать

— Да-а! — я обезумела, скатываюсь в ванную, а потом нахожу его возбуждённый член и заглатывают в рот, у меня совсем крыша поехала.

— Умничка. Моя девочка. Да-а! — он стонет, а я будто чувствую весь кайф вместе с ним, ласкаю губами головку, а он тем временем начинает шлепает по заднице — Вот так Ты идеальная любовница.

— Вам нравится.

— Да, Ками. Пошли в постель.А! – кончает, а я, как голодная принимаю всю сперму, этот препарат явно плохо действовал на меня.

— Хочу ещё.- не могу отпустить его член, как он хватает меня за волосы, в потом приближает к себе.

— Здесь я главный? Поняла

— Я хочу вас…О боже…- совсем не отдавала отчет своим действиям, напрочь лишилась рассудка. Принимаем душ, а потом он перебрасывает меня через плечо, а потом бьёт по заднице, а я смеюсь, когда он кидает меня на кровать и ставит раком, прицепляет наручниками, и теперь, я перед ним в слишком неприличной позе.

— Ты должна была спросить у меня разрешение, за это я буду хлестать тебя Камилла — достал стек, и ударил по заднице, и я вскрикнула, это было так неповторимо.

— Вы плохой дядя, обижаете свою племянницу. Да! -возбуждаюсь от каждого удара.

— Что ты чувствуешь Ками?

— Я хочу кончить. О боже, что за препарат вы мне дали?

—  Скоро ты все узнаешь, моя ненасытная девочка…- шире раздвигает ноги и наклоняется, чтобы коснуться моего бугорка. Я перед ним в такой позе, что просто стыдно, он снова делает умопомрачительный куннилингус, а я больше не могу сдерживаться.

— Я больше не могу…

-Зря Камилла ведь это только начало наших сладких игр — от его грубого голоса я чуть не упала в обморок, отодвигает нижний ящик комода, а дальше достает вибратор.

— Не делайте, этого я девственница.

— Что ты Камилла, это лучше оральных ласк

— Мне плохо, я сейчас отключусь, — чувствую, как он уже хочет войти, но от страха я просто падаю в обморок.

Утром захожу на кухню безумно злая, а этот придурок пьет свой тёмный кофе.

— Что вы мне дали? Это препарат вообще разрешен.

— И тебе доброе утро, поешь, а то ты вчера так сильно вымоталась.

— Вы оглохли? Я совсем не отдавала отчет своим действиям.

— Да не то слово, отсосала у меня в ванной. Не могу не спросить, ты делала это так умело… Наверное, всем мальчикам делала минет в школе? — смеется, не потрудился даже надеть рубашку, долбаный сукин сын. Беру из его рук чашку, и выливаю на голову, разумеется, с его лица быстро пропала эта ухмылка. Встает из-за стола, а потом покидает место, насильно ухаживает к себе на колени, и расстегивает халат

— Не прикасайтесь. Нет.Нет

Разворачивает к себе, а потом кладет на стол и впивается в рот своим и губами и я поддаюсь. Сама до безумия хочу этого поцелуя, это сильнее меня. Его хищные глаза с вожделением рассматривают меня, я превратилась в его жертву.

— Ками, ты можешь отрицать, брыкаться, но не изменишь того, что произошло.

— Я ненавижу вас..

— Нет, Ками ты влюбилась в меня. Жаль придется рассказать об этом сестре и пожаловаться, что ты пришла ко мне голой в спальню и просила тебя отодрать

— Чушь собачья! Это вы меня соблазнили!.

— Как ты думаешь, кому она поверит? Тебе или своего старшему брату?

— Горите в аду!

— Только с тобой моя девочка, а если мама узнает, что  Ками обкурилась и отсосала дяде член, она её точно отправит в монастырь.

— Это всё вы подстроили.

— Запомни, теперь, ты в моих руках паршивка! – сжимает горло, так словно хочет задушить.