Герман

Вы посмотрите на неё, она на всё готова, ты пожалеешь об этом детка.

— С этого момента, ты моя рабыня, если надо дерьмо будешь жрать и только рот свой открой! Удавлю шавку! — развернул насильно лицо, дико возбуждает, когда она покусывает губы, уже сейчас бы порезал их ножом и слизал кровь. Потянул за собой в кабинет, представляю, как взволнована мама.Пристроился в кресле, а эту дрянную девчонку одарил разрушающим взглядом, присела с матерью, даже на расстоянии чувствую, как трясётся.

— Сынок, я вся во внимании. Хотя тут гадать нечего! Мика выкинула очередную выходку! Я задумываюсь, отправить её в специальный пансионат, там таких недоразвитых особ, превращают в истинных леди, — фыркнула, ей доставляет удовольствие постоянно унижать Мику. Итак было всё детство, она сразу её невзлюбила. Один раз подслушал разговор, в котором речь шла о том, что сестру лучше отдать в детдом. Не понимаю мы оба подкидыша, а ко мне было особое отношение. Почему каждый раз, когда мать отсчитывает её ощущаю невыносимую боль.

— Почему недоразвитая? Да у меня одни пятёрки!

— Молчать! Мне на лбу написать, что пререкаться с матерью нельзя? Ох, Герман умоляю начни уже это совещание, видишь, как тяжело с ней! — от волнения открыла бутылку минералки и отпила. А я включил компьютер, и стрельнул глазами в сторону сестрички, ощущаю это нервное дыхание, правильно боишься хомяк. И когда на проекторе появились какие-то коттеджы, с облегчением вздохнула.

— Нам бы не мешало отдохнуть всей семьёй, чтобы наладить отношения! Как раз на зимние каникулы!

— Дорогой, но я так занята разработкой последней коллекции.

— Мам, поверь она никуда не денется, а мы покатаемся на горных лыжах и просто оторвемся, как следует! — произнёс довольно странную речь, если бы она только знала истинную цель визита, кстати довольно жаркое видео довольно часто пересматриваю.

— Ну не знаю… Езжайте без меня. Хотя на Новый год уже определила Мику в лагерь, там точно не разгуляется, и дополнительных уроков никто не отменял!

-Какая же ты жестокая! Чёрствая! Это мой самый любимый праздник, мало того, что один раз  оставила нас одних с Германом, и напрямую сказала, что Дед Мороза не существует, так ещё сейчас всё портишь! — взорвалась сестричка, а я припомнил тот праздник, где успокаивал малолетку до самого утра, и даже хлопья не помогли, слишком сильно рыдала.

— Тварь малолетняя, по твоему, я плохая мать? Телефон живо!

— Но мама!

-Быстро достала мобильный и теперь каждый звонок, каждую смску буду отслеживать! Позор нашей семьи! Ошибка! — накричала на Мику, а та расплакалась и умчалась прочь из кабинета.

-Нет, ты слышал?Её лупить надо больше! Ладно, вижу срочности здесь нет никакой! Ох, дома ей устрою! Хорошего дня, дорогой! — вышла в коридор, и почему в этот момент впервые посочувствовал хомяку, который вечно всем мешает.

***

Проворонили сделку на миллион рублей, чёрт что за день такой.Надо поехать в клуб и снять напряжение, трахнуть пару телок, а потом порезать. Вот кто придумал эти галстуки? От злости зарядил кулаком в зеркало, пусть только эта девчонка не попадается на глаза, ей богу я на грани.От всех мыслей отвлёк стук в дверь, ну всё кто бы ни был, выпотрошу, как падаль.

— Я же просил меня не беспокоить!- открываю дверь и вижу хомяка, с подносом в руках.

— Жалко отказываться от таких вкусных круасанов, пекла весь вечер! Для любимого братишки! Попробуй один!

— Ты глухомань? Вали отсюда, пока рожу не разбил!

— А давай! Мне не привыкать.Ух ты, какой классный ремонт, тебе сделали!- в наглую входит в комнату, нет она не понимает, что я сейчас её четвертую.

— Учти, сама напросилась! Что критические дни пришли раньше времени? Не боишься за свою блевотную мордашку?

— Так я же по делу! Знаешь, в последнее время часто думаю о смерти.А ну её жизнь, когда все вытирают ноги, ты бы не дал мне яду? Или прирезал бы?- произносит таким измученным голосом, что сжимается сердце.

— Мика! Что случилось? Посмотри на меня.

— Ничего, всё прекрасно.

— Дура, только попробуй совершить суицид!

— Значит не убьёшь? Я сама это сделаю, вот почему не трахнул в баре!Если бы я отдала невинность тебе, не было бы так больно! А сейчас чувствую себя мразью!- отвела в сторону взгляд, а когда повернула своё заплаканное лицо остолбенел.

-Кто это сделал? Имя мать твою.Как он посмел? Ты моя любимая девочка! — прижал к своей груди, и она зарыдала навзрыд.

— Их было трое…Герман, я не хочу жить.

— Не реви!!!  Всех уродов завалю! Не плачь, умоляю! — усадил к себе на колени и  поцеловал в носик.

— Они сказали, что я падаль.

— Тише успокойся! Они уже покойники! Залезай ко мне под одеяло! Эту ночь проведёшь здесь.

— Нет, лучше пойду к себе!

-Мика, я кому сказал? Возражения не принимаются. — расположил на постели, и она сжалась в калачик, они все внутренности будут собирать свои. Всю ночь прижимал непослушного ребёнка к груди, и согревал всем своим теплом, ни на шаг не отходил, боялся, что совершит самоубийство. Незаметно встал с кровати и позвонил всем нашим.

— Собирай всех мясников!! Да, поедем устраивать жесть! — сбросил вызов, и вернулся к ней в кровать. Решил разбудить утренним поцелуем в щёку, так всегда делал в детстве.

— Хомячок, просыпайся! Пора лопать хлопья!

— Мне же их нельзя! А как же ударить?

— А зачем мне бить свою любимую сестрёнку? — коснулся пальцем носика, ещё бы не мешало его покусать.

-Любимую?

— Проехали. Так сегодня мы проведём день вместе! И больше никакой хандры!

— А школа? — хлопает своими ресницами, ещё не успела проснуться.

— Она отменяется мы будем веселиться и объедаться сладостями!

— Правда? Ты не разыгрываешь? Хотя это всё, чтобы успокоить меня, да?

— Так стоп. Я здесь старший, поняла? Если сказал будем веселиться, значит будем.

— А маме, что скажем?

— Без сопливых разберусь! Так козявка, в ванную пошли!

— Ты со мной?

-А то, заодно и помою крохотные прыщики! — перекинул её через плечо, и легонько стукнул по заднице.-Сейчас мы сделаем буль-буль.

— Не надо она холодная! — кричит засранка, когда я включаю душ, отлично можно подурачится с утра! Залез к ней и посмотрел на горящие от счастья глаза, а её звонкий смех, способен растопить любое сердце.

— Герман, скажи, что это не сон?Ты такой заботливый, боже я бы всё отдала, чтобы ты стал прежним!

— А ты загадай желание, вдруг оно исполнится!  — брызнул на неё гель для душа, она взяла шампунь и мы стали драться. Черт случайно поскользнулись и упали в ванную.

— Сейчас хомяку будет очень плохо…

— Задушишь?!

— Нет.

— Порежешь?

— Не угадала… — набрасываюсь своими губам, и со всей страстью целую, словно она мой сладкий нектар. Спускаюсь ниже, так и хочет попробовать её киску на вкус, но всё испортила мать, которая постучалась за дверью.

-Герман, уже девять часов Мика опоздала на первый урок! Открой!

Пришлось урегулировать конфликт, лишние проблемы не к чему.

— Мика, приболела, и сегодня останется дома.

— Что с ней?

— Насморк и кашель.

— Всего лишь! Герман, это не повод давать ей отдых.

— Мама, я сам разберусь! Она же не робот! Встанет на ноги и вызубрит всю эту хрень.

— Дорогой, не выражайся так, пожалуйста. Ладно, попрошу дать учителям ей двойное задание, особенно по физике! — спустилась вниз, а она малявка положила руки на плечи.

— Она меня не любит.

— Конечно, ведь ты страшный хомячок!-развернулся к ней и прижал к картине.

— А ты?

— По-прежнему презираю, но сегодня проявлю заботу, как старший брат! Мы же как никак родня! Так на перегонки на кухню, кто быстрее схватит пачку с хлопьями, тот будет кататься на аттракционах целый день! На старт! Марш!!!

— Так нечестно! Ты всегда выигрывал! — не успевает за мной, а когда мы оказались на кухне и стали делить ту самую пачку, прислуга чуть не сошла с ума!Маленький зубастик укусила за спину, нет вот что делает зараза мелкая.

-Не получишь их! — приподнимаю высоко над головой.

— Герман, кукурузные прошу!Не жадничай!

— Поцелуй меня!

— Ты что, а прислуга?

— А мы зайдём в гардеробную! — открыл дверь и как только закрыл дверь повалил на пол, нас как раз отвлекли от очень важных занятий. Губы взрываются в её рот, словно хотят наказать. Такого возбуждения прежде не испытывал, она вся плавится от  трепетной ласки.

— Ещё! — застонала, когда я приподнял футболку, и стал играть языком с сосками, плавно двигаясь к животу.

— Хочешь куни?

— Да.. Прошу! — извивается, и просит добавки, но кажется я всё испортил :

— Кто это сделал?

-Не скажу, ты убьёшь их.

— Конечно, в мясорубку пущу! За свою сестру любого расчленю!

— Артём и его лучшие друзья Саша и Игнат. Герман, только прошу без макрухи.

— Хорошо.Руки резать не стану! А вот ноги переломаю точно, и повынимаю все косточки, а потом отдам собакам!

— Фу это же так мерзко!-поправляет свою юбку, самое главное отвлечь плохие мысли этой девчонки.

После двухчасовых криков на аттракционах, мы пришли домой, эта хохотушка на моей спине, и кусает за уши.

-Ай! Что творишь дохлячок? Что творишь хомячок?

-О! Вы говорите стихами! Так вот чем занимается братишка маньячела в перерывах между страшными издевательствами! — шепчет на ухо, а я направился на кухню, где мы стали выбирать хавчик на ужин.

-Ты весь вечер на моей спине будешь сидеть ?

-Ага, надо пользоваться моментом, вдруг ты станешь злым завтра!

— Конечно, и снова буду мучить сестрёнку — повалил на стол и в темноте стал щекотать.

-Перестань! Мама!!!

— Она на показе и не поможет!!! А я сейчас возьму холодное молоко и обрызгаю Мику!

— Ты псих!! Ну не надо, обещаю хорошо себя вести!

— Точно? А то ремень возьму!!! — одолевает дикий соблазн впиться в эти ванильные губы, мы ещё на американских горках делали селфи и целовались, до крови. Чёрт никогда ещё прежде так не отдыхал.

— Знаешь, с тобой я ничего не боюсь.

— Ещё бы с таким братом маньяком! Он любого замочит, лишь бы его Мика улыбалась, вот так заливалась громким смехом.

— Герман, я хочу признаться. Только не смейся ладно… Там на рельсах сказала неправду…

— И что же ты утаила, хомячище? Погоди, колу возьму! И много гамбургеров!

-Я…

-Минуту. Только включу сопливую мелодрама. — не выпускаю из своих объятий и возвращаюсь в гостиную. Догадываюсь, что хочет сказать, но сейчас не до этого.

-Пойми, пусть ты мой брат…-сделала глоток, потом другой, должно быстро подействовать. Отлично, глаза слипаются. — Но я лю…

Вырубилась на плече, самое время устраивать кровавую бойню. В дверь позвонили, только ему могу довериться.

— Как она?

-Весь вечер пришлось отвлекать! — объясняю Матвею,  и завожу в прихожую.

— Она была не в себе?

— О суициде думала! Только ни на шаг от неё не отходи. А я поехал отрывать бошки.

— Герман, ты там полегче!

-Не волнуйся угощу потом фаршем из мозгов, а печень вырву и заставлю сожрать бомжей!

— Фу, да ты псих!

-За Микой смотри, и да не смей распускать руки!

-Понял братишка… Главное нож свой от крови отмой! Во даёт!!

Пробили адресок со своими друзьями отморозками, и поехали в гости устраивать веселуху.

-Всем отрубить руки! А конечности сжечь!

— Ну а мозги вынуть и проткнуть мечом!

-Обожаю  устраивать жесть! Герман, ты сегодня в ударе! — вышли из машины, и направились  к дому, где вовсю шла вечеринка.
Беру из багажника громкоговоритель, а потом объявляю:

-Осторожно, двери открываются! Маньяки в доме, кто не спрятался, мы не виноваты!- вламываемся, в прихожую, где встречаемся с испуганно молодёжью. Ещё бы пять придурков в чёрных балахонах с мечами в руках.

-Всех на тот свет! — отдал команду, и после этого в доме появилось ещё двадцать человек.

— Эй вы чего пацаны? Да мы что музыку громко включили?

— Мама, это же мясники их весь город боится! — закричала одна девица, а я собрался уже отрезать Артёму кадык.

-Сука, лучше молись ты понимаешь кого тронул? Ангела!

—  Герман, ты что ли? — отползает от меня, понимает, что сдохнет.

— Сдохни мясо!!Где сообщники, которые насиловали Мику! Быстрей падла!

— Чего? Я и пальцем её не трогал!

— Сдохни, чмырдяй!

-Стойте! Артём правду говорит! В столовой слышала их разговор с Инессой и Ритой! Они хотели выставить тебя лохом! Мамой клянусь!-вопит какая-то девка, а я от злости кидаю меч.

-Что???? Она обалдела? Вот шавка малолетняя!!! Ну всё ублюдская тварь ей конец…