ГЛАВА 11(часть вторая)

Рафаэль

Никак не могу сосредоточиться на работе, эти бараны не в состоянии справиться с делами. За ними постоянно нужен глаз до глаз. Плесну в бокал виски, и приведу нервы в порядок. А собственно разве есть повод для волнения? Одно из качеств, которое удалось приобрести — спокойствие. Пусть переживает добыча, на которую планируется нападение, бедные несчастные девушки. Взгляд произвольно падает на часы, сейчас начнётся. Ты пожалеешь, что вступила со мной в бой. Воронов всегда выигрывает, ни одна хрупкая истеричка не одержала победу. Ох, уже полчаса позади, сейчас в общежитии уже во всю напились студенты. Потом начнут приставать к нашей Лизе, и ни кто не придёт на помощь. Дверь распахнулась, прислуга принесла кофе, и только поставила на стол, рявкнул:

— Разве просил тревожить меня? Вы все одноклеточные с примитивным мышлением, ежесекундно выводите меня из себя.

— А как же капучино? Обычно предпочитаете его после ужина. Простите сэр, — сжалась от страха, сам не пойму, откуда такая нервозность.

— Скройся прочь, Каталина, не стоит дёргать своего хозяина! — раскричался, и в кабинет стремительно ворвался Диего, сейчас начнёт полоскать мозги.

— Раф, держи себя в руках. У нас проблемы в бизнесе?

— С чего взял? Всё складывается слишком удачно. Новая партия сочных красавиц в подарочных упаковках доставлены нашим извращенцам клиентам. И скоро, очень скоро устроят такую оргию, что дурнушки, сразу откинутся! — запустил в стену бокал с виски, а брат поменялся в лице.

— Объясни, что происходит? Такой грустный вид, будто переживаешь за кого-то.

— Диего, — расхохотался на весь кабинет, самому настолько тошно, словно сжирает совесть. А вдруг ей причинят боль, она же, итак, настрадалась. Голодала и пыталась найти в тех мусорных баках, хоть какую-то еду.- Ублажи ка лучше Софию, а ко мне не лезь. За кого переживать? Я бесчувственный наглый самозванец, на котором клейма негде ставить.

Снова посмотрел на часы, уже прошло много времени, а вдруг приступили к насилию. Сердце защемило, настолько, словно грозит опасность близкому человеку, который потом будет плакать. Чёрт, я же не приму её слезы. Зачем придумал ту западню? Она ведь такая хрупкая и беззащитная девушка. Нет, отомщу по-другому, но ни одна сволота и пальцем к ней не притронется. Отравил племяннику сообщение, чтобы привёз Прищепкину домой, якобы выполнить очередной дурацкий тест. Как только мои студенты наткнутся на яростного парня, родственника учителя, даже не станут разбираться, отпустят бедняжку. Пью с горла обжигающий алкоголь, который показался с привкусом яда. И опять вспоминаю серо-зеленые глаза, которые таяли от наслаждения. Не думал, что с этой девчонкой будет столько проблем, она ведь как все эти розы, с колючими шипами. Так не хватает терпения, готов сам примчатся в ту общагу, и вырвать тухляшку из рук мерзавцев.

— Почему так долго не подходили к трубке? Обкурились там? — повышаю тон на одного из студентов, которые должны были провернуть то грязное дело, распирает от любопытства.

— Рафаэль Эдуардович, батарея села. Но вы не переживайте, всё путём. Долбили шавку, пять часов, там всё в крови. А криков, то сколько, мы бы ещё раз присадили. Главное плакала, и звала папу, прям детский сад, — докладывает с таким пристрастием, что в жилах станет кровь, а я побледнел.

— Что натворили??? Вонючие твари. Спиногрызы обдолбанных родителей. Я вас на лекции собственные яйца заставлю сожрать.

— Так мы изнасиловали, как просили. Что-то перепутали? Сами говорили вдесятером.

— Чёрт! А разве Антип не успел? Отвечай, дырявая башка.

— Так его машина сломалась, прям на дороге, остальных ребят попросил подтянуться. И в то время пока чинил тачку, мы трахали Прищепкину! — ошарашил настолько, какую же ошибку совершил.- Рафаэль Эдуардович, так пятёрки поставите?

— Где она?

— Вроде собралась на помойку. Говорит, выстрелю себе в мозги.

— Что???

Мобильный выпадает из рук, словно вернулся в тот день когда похоронил Сабину. Как в этом гнилом чудовище в лице меня, проснулись долгожданные эмоции. А вдруг покончит с собой. Над ней надругались десять потных кретинов, а ради чего? Забыл? Чтобы получить хорошую оценку. Сам нарушил правила, ведь знания достаются потом и трудом. Во всём виновата эта девица, она просто не хочет подчиняться, и пробудила беса, который придумал настолько низкий поступок. Минуточку, она собралась свести счёты с жизнью. Нельзя медлить, надо срочно отговорить дурнушку. Схватил ключи со стола, в таком состоянии не рекомендуется садиться за руль, и брат с непониманием остановил в саду.

-Раф, какого чёрта с тобой происходит весь вечер? А сейчас решил разбиться в хлам?

— Уйди с дороги, а то не успею спасти. Ей наверное, сейчас так больно, словно всю душу изгадили. Для женщины самое святое девственность, а когда ей так нагло пользуются, пропадает смысл жить, — завёл мотор, а он лишь опешил, от вышесказанного.

— Осмелюсь спросить. Ты влюбился?

Даже побледнел от довольно странной реплики, от чего рассмеялся.

— Это абсурд. Сам знаешь, как отношусь к насилию. Не мешай, — рванул по газам, одна ошибка за другой. Прищепкина, словно ведьма прокралась в душу. В ней нет ничего особенного, таких страшил только поискать. Особенно улыбка, стоит рассказать, что-то смешное, она демонстрирует её и хочется вот так просто сидеть и любоваться. А глаза горят ярким блеском, если их обладательницу целовать, и дарить много ласки. Вот бы сейчас прижать к груди, и снова уткнуться носом в волосы с самым непохожим ароматом, она вся такая чудная, словно спустилась с другой планеты. Затормозил около первой помойки совсем никого, самое время отдать приказание остальным, чтобы прочесали весь город и нашли эту протухшую обёртку. Сам отправился в другое место, и так на протяжение всей ночи, искал беглянку, которая провалилась сквозь землю. Заснул прямо в автомобиле, с недопитой бутылкой рома, так и недолго превратиться в алкоголика. Но совесть грызла настолько, что хотелось разогнаться на бешеной скорости и въехать в столб, да так, чтобы с летальным исходом. По утру, в кармане пальто послышалась вибрация, не сразу достал мобильный, который плавился от звонков. Это мои личные сыщики, которые позвонили, чтобы поскорее отчитаться.

— Вы нашли её? Не молчите, всех сотру в порошок. Скажите, что Лиза жива.

— Боюсь, не смогу вас обрадовать. Час назад в одном мусорном баке обнаружили убитое тело молодой девушки, по описанию совпадает. И к тому же в её руках нашли револьвер. Она умерла, — вымолвил словно, выстрелил в сердце, и сейчас оно истекает кровью. Да плевать, что очередная снежная кукла решила сдохнуть. Но почему внутри, всё изнывает от боли, совсем не хватает дыхания. Отключил телефон и закричал на весь салон.

— Лиза, нет! Мразь, что наделал? Кровожадное чудовище, лишённое всякой морали! Прости, Прищепкина! — на глазах выступили слезы.

И в понедельник с большого бодуна появился в универе. Где каждый студент, смотрел ошарашенно на преподавателя в настолько непрезентабельном виде. Содрал с себя пальто и швырнул прямо посреди аудитории, и вымолвил пропитым охриплым голосом.

— Проваливайте, бездари! И останьтесь только те, кто веселился в общаге. Достали пенисы, лично у каждого отстрелю, — напугал всех до невозможности, девушки сразу выскочили в коридор.

— Рафаэль Эдуардович, поймите мы ведь не знали, что это просто шутка. Сказали бы, просто припугнуть, — бормочет халдей с первой парты, и когда я приставляю револьвер к ширинке, чуть не обоссался от страха, по лицу заметно, насколько испугался маменькин сынок.

— Член достал! Всех касается! В этом заведении вам больше не учиться. Сдохните, как грязные отходы, — пригрозил наглым насильникам, и как не вовремя заявился ректор.

— Рафаэль, а что собственно здесь происходит? А ну немедленно отдай оружие! — захотел отнять, но когда стрельнул в люстру, и разбил одну лампочку, застыл словно статуя.

— Скройся с глаз толстый выродок. Тут моя земля и мои правила. Я Воронов, и их всех ждёт расплата. Из-за них умер невинный ангел, с такой ранимой душой. До я до конца дней буду мучиться.

— Вы устроили драку? Отвечайте, — задал им вопрос, понимая, что со мной вести переговоры бесполезно.

— Мы изнасиловали студентку, которая покончила с собой. Но кто же знал, что так получится? Всего лишь секс. Чего коньки сразу отбрасывать? — промямлил молокосос с последней парты, вот с него как раз начну. Подлетаю и уже приготовился выстрелить в лоб, он закричал.

— Не убивайте! Мама с младшим братом на моих плечах. Она инвалид, а я в ночную смену работаю, и хоть какие-то деньги зарабатываю. Вы же разумный человек, сами попросили навредить девушке. В чём наша вина? — испугался за жизнь, которая не стоила ни гроша. Зато ректор опешил и теперь кинул взор на меня.

— О какой студентке идёт речь? Отпусти парней, сами без них разберёмся!

— Учить собрался? Замочу! Да весь город ответит за её слезы! — собрался нажать на курок, и тут раздаётся знакомый смех, такой звонкий, что пробивает насквозь. И когда в аудиторию забегает она в своих джинсах и том старом свитере, готов разреветься от счастья.

— А у нас пары по русскому не будет? — заправляет кудряшку за ухо, ей так шёл этот милый румянец на щеках. Оружие падает на пол, довольно странные эмоции ощущаю. Приближаюсь к двери, а потом беру на руки вонючую бездарность.

— Лиза, мать твою! Я же думал, что потерял тебя! Жива, прости за изнасилование. Только не губи свою жизнь, моя роза! — целую за руку, и тут она словно ошпаренная выдает.

-О каком изнасиловании идёт речь? Все выходные провела с тётей Шурой! А вы Рафаэль Эдуардович, примите таблетки от бешенства, — раскрыла правду, и тут проснулся ужасный гнев. Поставил её на пол, а потом собрался разорвать в клочья.

— Так обосранный Норильский фантик! Решила обмануть преподавателя? Смешно? Да?

— Погодите, никого не водила за нос. Зачем лишний раз дерьмо трогать.

— И кто тут дерьмо? — ругаюсь на неё, а сам в глубине души счастлив, что не погибла.

— Не догадались?

— Сыт по горло, задушу холеру ходячую, — руки смыкаются на шее, и она оправдывается:

— Я правда ничего не замышляла. Всё началось с вечера пятницы…