Глава 11

Валерия

Его поцелуи заставляют моё сердце биться сильнее. Стучать, как сумасшедшее. Могла ли я подумать, что от страсти будет так кружится голова. Я всё готова отдать лишь бы этот миг никогда не прерывался. Но увы, всё хорошее всегда заканчивается.

— Ты очень слабая, Валерия! Нужно соблюдать постельный режим! Забирайся в кровать! — отдалился с не охотой отец.

— Мне уже лучше!

— Не послушный ребёнок, кому сказал? Почему всегда со мной пререкаешься? В столь юном возрасте заработать воспаление лёгких. Горе луковое! — поправил простынь на кровати и взбил подушку. — Ложись, а я организую нам сказочный ужин!

— Ты останешься на ночь?

— Конечно, буду здесь пока не выздоровеешь.

— Ура, папочка! — обрадовалась, как маленькая девочка. Пристально смотрю в чёрные глаза и понимаю какие они красивые.

— Рыжий котёнок, в постель живо, а не то накажу! И носки надень. Дохаешь, как ненормальная! — легонько касается губами носика, а я снова мечтаю о страстном поцелуе, от которого проснётся приятная щекотка внизу живота. — Опять не слушаешься?

Заботливо взял меня на руки и расположил на кровати, на миг засмотревшись на моё лицо. Но тут в коридоре раздался знакомый голос. Да, кто собственно впустил эту стерву.

— Сюда нельзя! Вы что себе позволяете? — волнуется медсестра, а отец лишь нервно задышал.

— Арман! Где вы его прячете? Знаете, с какой известной личностью разговариваете? — угрожала Элина,  пользуясь своей властью.

— Укройся одеялом! Я сейчас! — поспешил выйти в коридор, и едва повернул ключ в замочной скважине, увидел её.

— Дорогой, что происходит? Отключил мобильный телефон. Разве так можно со мной поступать?

— Элина, перестань разводить истерику. Ослепла? Моему ребёнку плохо. Чуть на тот свет не отправилась. Вот, когда научишься уважать Валерию, тогда и поговорим! — хотел захлопнуть перед носом дверь, так ей и надо. Всё не дождусь момента, когда он её бросит.

— Я сожалею о случившемся. Любимый! Все же в праве совершать ошибки?! — пытается его смягчить.

— Элина, убирайся отсюда. Если ещё раз твой поганый язык выдаст такое, отложу нашу свадьбу!

— Без тебя никуда не поеду!

— Смотрю с первого раза на понимаешь? Что ж объясню по-другому! — вытолкнул её в коридор, а потом закрыл за собой дверь.

Они ругались примерно полчаса, даже успела посмотреть одну передачу, а когда отец вернулся боялась обо всём спросить. Но тем не менее, рискнула:

— Вы поссорились?

— Не сошлись во мнении. Но тебя это должно волновать в последнюю очередь. Так на чём мы остановились? Точно, нужно поесть, — воспользовался городским телефоном,чтобы заказать блюда из ресторана.

А я в душе ликовала, что он послал ко всем чертям собачьим свою невесту. Такими темпами вышвырнет из дома.

— Согрелась?

— Не получается, — наврала, так комфортно ещё никогда не было.

— Может снова поднялась температура? — положил руку на мой лоб, он такой заботливый. — Ох, двигайся непослушное дитя! Сейчас согрею.

Снял обувь и залез ко мне под одеяло. Обхватывает мою талию руками, и прижимает к себе.

— Спи, котенок! Разбужу, когда привезут еду! — шепчет на ухо, словно хочет убаюкать, а я лишь поворачиваю лицо и становлюсь пленницей тёмных глаз. Секунда две, и сама потянулась к его губам, чтобы снова ощутить ту сладость.

— Валерия, так нельзя себя вести!

— Поцелуй меня!

— Ты не ведаешь, о чём просишь? — словно борется с самим собой.

— Пожалуйста, так проще согреться,- просила ещё порцию ласки и когда он обрушился с животным поцелуем, думала, что сгорю от страсти. Наши языки ласкают и друг друга и я понимаю, как далеко это всё заходит. О какой еде можно думать, ведь мечтаю о нём каждую минуту. Настойчивые пальцы снимают сорочку, и стали блуждать по моему телу.

— Боже! Ещё! — осталась лишь в одних трусиках, которые он быстро снял и я даже не стала возражать. Языком ласкает живот и двигается вниз, думала отключусь, от перевозбуждения! Обдает горячим дыханием мою киску, осталось совсем чуть — чуть, но он остановился.

— Довольно. Рано заниматься такими вещами! — оборвал весь кайф, он издевается и как теперь утихомирить свой пыл.- Не смотри так, ты ещё не доросла. Вот сначала станешь послушной девочкой, тогда я подумаю.

— Спасибо, папочка!  — вымолвила с нотами обиды, а он лишь щёлкнул по носу.

— Будешь пререкаться, ремень возьму,-дал понять, что не даст расслабляться.

Всё остальное время провели за просмотром весёлой передачи, которую отец не переставал критиковать.

— Постановочное шоу! Думают обдурят телезрителя.

— А ты откуда знаешь?

— Я лично беседовал с директором канала. Мелкая, хватит таращиться в телевизор, спи немедленно!

— Не называй меня так!

— Почему это? — повернул своё хитрое лицо.

— К твоему сведению папочка, уже есть восемнадцать лет!

— А мне 36, старше вдвое. Так что молча уткнулась в подушку и заснула, рыжий таракан!

— Ну вот опять! Всем не нравится моя внешность. Выйду отсюда и покрашусь в брюнетку, — не успела это вымолвить, он поменялся в лице.

— Не вздумай! Твой цвет волос великолепен, в сочетании с карими глазами, невозможно оторвать взгляда от такой красоты.

— Тебе правда нравится? — готова часами с ним разговаривать.

— Очень. Никогда ещё не видел настолько красивых девушек. А подрастёшь станешь ещё краше, не сформировавшийся бутон. Но к моей девочке и близко никто не подойдёт, — оголил плечо, и нежно поцеловал. Минуту назад, он сказал, что ему нравится мои волосы и глаза. Теперь ни за что в жизни не изменю имидж.

От греха подальше, отец перелёг на раскладушку, и оставил меня одну. После сытного ужина нас потянуло на разговоры. Ещё бы пытаемся наверстать упущенное время.

— А в школе был отличником?

— Без единой четвёрки! — вымолвил  сквозь сон.

— Не верю, наверняка всё списывал.

— Мелкая нахалка, сейчас вся задница будет гореть огнём! — приподнял голову с подушки.

— А как звали первую девушку, в которую влюбился?

— Валерия, вот скажи зачем тебе эти подробности?

— Ну, пап! — совсем не могла уснуть. Хотя очевидно, мама. Ты ведь любил её?

— Нет! Как бы это звучало не прискорбно, просто переспали. Были молодыми, и не ведали, что творим,- рассеял все сомнения.

— А Элину любишь?

— Так, пора одного рыжего котёнка заткнуть! Погоди, лишь ремень сниму!

— Честно, это последний вопрос! Пожалуйста, ответь.

— Валерия, любви как таковой не существует. Есть лишь сексуальная привязанность, которая перерастает в нечто большее. Люди создают семьи и проживают долгую и счастливую жизнь.

— Не правда. Я верю в любовь!

— Вырастешь, поймёшь как жизнь устроена. Нам предстоит пройти долгий путь.

— Хорошо, тогда почему женишься на Элине?

— Этот брак будет выгоден для нашей карьеры. С нами заключат контракты влиятельные спонсоры. Фанаты с трепетом наблюдают за нашими отношениями! И уже все уши прожужжали про свадьбу. Пройдёт время, ты окончишь университет, Элина родит мне сына. Вот о таком счастье не мог и раньше мечтать.

— Нет, не женись на ней! Пожалуйста! — чуть не расплакалась. Как представлю, что она будет носить под сердцем его ребёнка, наверное сброшусь с крыши.

— Лера, вы поладите друг с другом,-укрыл меня одеялом и всю ночь дежурил у кровати. А потом он соблазнился и снова меня поцеловал, за эти минуты готова продать душу дьяволу. Но на утро к сожалению, не нашла его рядом. Боже я становлюсь зависимой, он нужен мне как кислород. Надела  халат и поплелась в коридор, где столкнулась с подругами.

— Лерка, мы так испугались!  Ну ты даёшь! Зачем легла в ледяную ванную? — набросились с вопросами.

— Хотела разозлить папу. Вы его не видели? Куда исчез?

— Так он внизу в машине разговаривает с режиссёром! Еле прорвался через папарацци.

— Только бы не уехал, — боялась, что наше пребывание в больнице закончится.

— Да вернётся! Не раскисай. Идём в кафетерий! — потащили за собой на второй этаж. Надеюсь, мне не сильно достанется, что снова купила запрещенную еду.

— Мы вычитали в газете, что Арман остался здесь на ночь и не отходил от постели ни на шаг? Лгут?

— Почему, всё правда! Он так беспокоится за меня.

— Обалдеть, какой заботливый папочка. Тогда чего грустишь? Подумаешь воспаление, не волнуйся встанешь на ноги! Мы же рядом! — сказали в один голос Лера и Яна.

— Девочки, случилось нечто ужасное. Теперь не знаю, как быть.

— Ты про что?

— Я в него влюбилась…

— Очуметь. Хотя погоди, мы все любим родителей. Это нормальная реакция,-пыталась найти всему объяснение Яна.

— Ты дура? Она имеет ввиду другое. Желает его как мужчину. Лерка, как такое могло произойти?

— Сама не понимаю. Сначала была ненависть, хотела ему отомстить, а сейчас понимаю, что пропадаю с каждым днём. От этого можно вылечиться? Или меня закроют в сумасшедшем доме? — от волнения выпила я чаю.

— Боюсь, ещё не придумали лекарства от любви. Попробуй найти найти себе кого-то. Может  отпустит. Понимаешь, Арман не просто твой отец, он ещё к тому же секс-символ, о котором мечтают многие женщины. Возможно, это влечение улетучится.

— Думаете?

— Само собой. Ох, Лерка ну и вляпалась же ты. Втрескаться в отца, да по вашим отношениям можно смело снимать фильм.

***

Старалась болтать с ним на отвлеченные темы и не таращиться в глаза. Но стоило в них взглянуть сердце замирало, и казалось пульс сбивался. Эту ночь мы провели снова раздельно, но пару раз, я сама забиралась к нему на раскладушку и мы согревали друг друга поцелуями.

— Кх…Кх..Кх…-громко кашлянула , тем самым разбудила утром отца.

— Рыжее недоразумение, ты микстуру приняла?

— Конечно, папочка уже два раза!

— Точно? А если проверю! — смотрит с недоверием, а я разглядываю его идеальный торс, и вспоминаю, чем мы занимались ночью.- Лера, мои глаза выше. Опять думаешь о пошлых вещах?

Подкрадывается, как хищник, надо перевести тему разговора.

— А давай поедим? Картошку с курицей!

— Тише, не трясись так. Это не больно, — усадил на подоконник и стал осыпать шею поцелуями. И как успокоить свое взволнованное сердечко, оно так стучит.

— Пап, не надо!

— Что не надо? Целовать рыжего котёнка? Ты же сама просила ночью, — прижимает к стеклу и набрасывается своими губами, и забирает весь кислород. Низ живота наливается желанием, мне кажется сейчас случится взрыв. Слава богу, постучался врач.

— Валерия, вы уже проснулись? — дёрнул за ручку и отец поспешил открыть дверь.

— Да, и готова выписываться!

— Рановато ещё. Для начала посмотрим, все ли лекарства вы выпили! — берёт в руки бутылёк и возмущается. — Почти полный?!

— Так, Валерия, что всё это значит?

— Пап, понимаешь они очень горькие! — боюсь ему возразить.

— Ничего сейчас покажутся сладкими. Не волнуйтесь, этот непослушный ребёнок исправится. Поручите это мне! — стреляет своими глазами, обещая скорейшую расправу.

— Ох, эти подростки совсем не думают о последствиях! Арман, под вашу ответственность! — захлопывает за собой дверь, а отец приказывает.

— Открывай ротик!

— Пап, я сама! — сама не замечаю и захожу в ванную, а он не отступает ни на шаг.

— Почему не слушаешься? Давай, она вкусная! — подносит ложечку, и я выполняю его просьбу. — Умничка! Только испачкала губы!
Нужно это исправить…

Облизывает их, а потом снимает с себя всю одежду.

— Хочешь, помыться с папой?

— Очень! — безо всякого стыда избавилась от вещей и направилась вслед за ним в ванную. Где он тут же включил воду. Тёплые капли стекали по нашим телам, а когда его возбужденный член коснулся ягодиц, испугалась ведь он…