ГЛАВА 13 (часть вторая)

Феликс

Да сколько можно возиться со мной, как с сопливой девчонкой, не собираюсь терять столько времени в больнице. Хотя дело было не в этом, за шесть дней одна хрюша с голубыми глазами не соизволила притащить свою задницу, чтобы меня навестить.Так, вот только не надо привязываться к ней, а что будет потом? Бессонные ночи в обнимку с телефоном? Хотя кого ты обманываешь, уже поцарапал дисплей от злости, ни единой смски, всё объявляю ей бойкот. Сложно набрать мой номер и узнать, как моё здоровье? Ах, что за поганые мысли, и это вечное угрызение совести, будто должен постоянно знать, чем она занимается. И едва дверь успела распахнуться, улыбка спала с моего лица. Конечно, это Алия. Своими частыми визитами, жутко достала.

— Как себя чувствует мой птенчик? Врач выписал кучу лекарств, так что теперь ты здоров, как бык! — присела рядом, и стала наглаживать мою небритую щетину, ненавижу, когда она так делает.

— Хорошо, тогда буду собираться! — отвел взгляд, от аромата её парфюма за насколько сотен евро блевать хочется, великолепные у нас отношения накануне свадьбы.

— А поцеловать свою кису? Любимый, если бы ты только знал, как я соскучилась! — мурлычет, как неудовлетворённая кошка, а я словно пропускаю ее слова мимо ушей.В мыслях Констанция, чёрт нам наверное,стоит сократить наше общение, даже все эти перепалки, они будто нас сближают, и это пугает.

— Давай лучше дома! Неужели тебе не противно лобызаться среди этих вонючих больничных стен?!- искал отговорки, лишь бы не заниматься с ней сексом. Стоп, а когда меня это останавливало?Я трахал девиц в ресторанах, на парковках, в машинах и даже на своём байке. А сейчас такое чувство, если пересплю с Алией, буду ощущать себя подлой скотиной. Чёрт, как же всё сложно.

— Как ты прав. Прости, я бы приехала раньше, но мы всё это время пытались дозвониться до Констанции, нахалка ещё та! Мы главное за неё переживаем, а ей хоть бы хны! — протараторила так быстро, но главный смысл я уловил.

— Погоди, она что пропала? — побледнел, как статуя, только этого не хватало, на шесть дней оставил без присмотра. Если попала в беду, я же не переживу, главное не паниковать.

— Ну да, потерялась в огромном Питере! Мне знаешь, тоже некогда заниматься всякими поисками.С отцом у неё что-то. Нет ну ни дура, ехать одна? — фыркнула, а я лишь натянул на себя футболку и пулей выбежал из больницы! Не попрощался даже с Алией, да хрен со всем даже если свадьба сорвется. А как же Зоя? Не будет бракосочетания, и бабки не видать. Плевать, я не могу оставить её в беде! Благо документы были со мной, не составило особого труда купить билет на ближайший рейс. Не зря приснился тот сон, она просила о помощи вся такая побитая в лесу. Едва самолет совершил посадку в аэропорту Пулково, я позвонил Гарику, он то и пробил, где мог ошиваться её папаша. Пока ехал в такси, этот прохиндей уже надыбал всю информацию, ему бы в сыщики податься.

-Алло! Ты там не замучился ждать?- прокричал он в трубку, умеет же поласкать мозг.

— Не тяни, я вообще считаю всю эту поездку грязной подставой! А не замешан её батек с криминалом?

— Да ты умный баклан! Точно в яблочко. Он весь в долгах, как в шелках, ну и сам подумай если бабосики заканчиваются чем расплачиваться? — подначивал Гарик, а ведь сволота сейчас дело говорит, но только он не знает, насколько сильно я дышу Констанцией.

— Я заставлю его харкаться кровью! Ребят собирай!

— Ладно, пока ты играешь в супермена, я могу задать вопрос? Феликс, какого хрена тебе надо влезать в это дерьмо? Нам главное деньги срубить, а если твоя невеста узнает, приревнует, и закатит целый скандал! Ты бы после свадебки, дивах своих искал! Ну не тупи!

— А теперь послушай сюда, если она пострадает, я спать спокойно не буду! А эти деньги выброшу на помойку! Она одна… Понимаешь, никому не нужна, за что ей все эти беды? Да я сам готов принять всю боль, но только бы ей было хорошо! — чуть не разрыдался прямо в такси, услышать бы её голосок. Уже согласен даже на цибарку во рту, но только бы была рядом, под боком. Чёрт, я так никогда в жизни ни за кого не переживал.

-Ты что реально в неё втюхался? — задал вопрос, на который я не собираюсь отвечать главное её найти, а потом весь вечер буду читать нотации, она у меня получит по заднице, чертова девчонка. Подьехал к третьему подъезду, отлично свет горит на четвертом этаже, гнида спряталась в своей норе.Поднялся пулей и теперь готов снести эту дверь с петель.

— Кто там? — вот что за противный пропитый голос, видимо бухает не переставая. Ну что войду в образ, люблю таких педиков ставить на место. 

— Санэпидемстанция. В вашей квартире, — вышибаю дверь ногой, и папаша Констанции ударяется спиной об шкаф. — Страшно развелось много тараканов, и прочих мондавошников! Чуешь как несёт? 

— Я сейчас в полицию позвоню! 

— Звони, батяня, звони, — поднял его за воротник, а он раскраснелся, как помидор, а что у нас воздуха не хватает, да пусть откинется уже, таким сволочам самое место на кладбище. 

— Телефон дать? Чем будешь номер набирать? Потому что один палец, я уже тебе отфигачил, — достал секатор и отрезал ему фалангу. 

— Ты сдурел, мой палец! 

— А теперь говнюшник пропитой, быстро выложил кому ты сдал свою дочь? Клянусь, если с её головы упадёт хотя бы одна волосинка, я тебе по кусочкам разрежу! А вот эти, страпоном в жопу отдерут! — указал я на своих друзей, которые ворвались в квартиру. Гарик быстро подтянул нашу старую команду, а это пендюх держится за палец и ноет. 

— Она у Дьяго, известный питерский бандит, я проиграл много денег , а он как бы даёт всем взаймы, а потом требует с процентами. Я не хотел, но он бы меня закапал заживо! 

-И поэтому ты продал свою дочь? Да какой ты отец! Тварь!!!! — стал избивать его ногами по роже, как будто украли моего собственного ребёнка. 

— Феликс, давай лучше мы! 

— Ты понимаешь, он её отдал, как вещь, как игрушку. Мою Констанцию! — в меня вселился бес, так и недолго его убить- Адрес, мудозвон, или сдохнешь! 

— Там на комоде. Не бейте меня.

Констанция

Уже третий день нас держат на хлебе и воде, а я ведь только вылечила свой желудок, и тут опять эти голодные боли. Ещё бы с таким правильным в кавычках питанием, у любого захворает здоровье. Нас было пятеро девчонок, и все отрабатывали долги своих родственников, до сих пор в голове не укладывается, что родной отец отдал меня этим бандитам. В тот же день они нанесли мне столько телесных повреждений, что думала окочурюсь, видите ли им не понравилось, что я отказалась сосать их вонючие члены, а того самого Дьяго, как след простыл. Распахнули ту самую скрипучую железную дверь и затолкнули Сюзанну, а вот это зрелище не для слабонервных. Забилась в угол, другие девчонки перешептываются и бояться у неё спросить. Но она сама ошарашила всех своим признанием, ну и в ад же я попала.

— Они звери! Представляете, трахнули прямо в задницу! Это подло и мерзко! За что? Я никогда это не забуду! — скрючилась на холодном полу, и стала биться в истерике, а другим смотрю плевать, зато мне не по себе.

— Удивила!  Харэ ныть.Мне вон рот порвали, пришлось вызывать хирурга, чтобы зашил! Так что заканчивай реветь и цену себе набивать!

Послышалось пререкание в коридоре, видимо спорили кого из на лучше выбрать. Повернули замок, и снова на пороге тот самый пузатый кретин, с непросыхающей мордой. Чувствую, что сейчас снова начнет издеваться, а сил бороться совсем нет, слишком ослабла за эти дни.

— Поднялась! — обратился ко мне, и ударил своей дубинкой, — Сделаешь минет нашим клиентам из Азии, они по русским телочкам тащатся! А если будешь брыкаться, я тебе по позвоночнику так седану палкой, станешь потом инвалидной тварью!

Толкал в спину, при этом не забывая про удары, от каждого стискивала зубы, и самое главное руки связаны, да и чего обманывать. Одна я точно не справлюсь. Привёл в довольно серое помещение, где в креслах сидело шесть мужчин в балахонах.

— Приступай, шлюха! — отшвырнул от себя, словно гниду, но раз умирать, то с гордо поднятой головой. Коленом зарядила в живот узкоглазому кретину, он даже выругался на своём родном языке. И хотела уже расправиться со вторым, но меня оттащили и стали пинать ногами те уроды, а главный из них прям дубинкой! Чёрт, когда всё кончится? Как я хочу на небо к маме и Эльге!

— Ну что правда кайф? Ещё всыпать? Получай! — пинает в живот, которого я совсем уже не чувствую. Не думала, что так скоро прощусь с жизнью, лучше бы на месте Эли на тех качелях была я, а она родила бы сына или дочку. Что за мысли? В то время, когда меня колотят, я вспоминаю о нашей семье.Вот папа клянется в вечной любви маме, а мы с сестрой радуемся, и сплетничаем между собой. На тот момент она не была больна, такая веселушка и хохотушка, её смех навсегда в моих ушах. Прости сестренка, в эти последние минуты своей кончины, я думаю о нём, том мерзавце. Мне кажется, что я в него…Закрываю глаза, а дальше слышу пять выстрелов.Неужели очередные бандюги заскочили с разборками. Не могу пошевелиться, уроды отбили все конечности. Щеки горят от слез, и тут я замечаю один силуэт с теми самыми голубыми глазами. Боже, они нужны мне, как воздух. Шепчу сквозь сухие губы,  язык почти отсох.

— Фели-икс! — протянула руку с дрожащими пальцами, столько хотелось всего сказать, не могу слишком слабая, кажется это конец, и сердце замедляет свой ритм.

— Констанция! Констанция! — его голос звучит словно эхо, или может это рай и я покинула этот мир навсегда. Смерть это освобождение, тебе больше не больно и ты перестаешь страдать. Ты свободен, распахнул свои крылья и упорхнул в облака. В детстве с Эли мы любили лежать на земляничной поляне, и смотреть на чистое небо! А стоило там проплыть белым пушистым облачкам, мы сразу представляли различных персонажей. Могли любоваться часами, и всегда держались за руки, и пообещали никогда не расставаться. А сейчас она там далеко, высоко от меня.

Брызнули водой в лицо, отличное пробуждение. Минуточку, я что выжила? Стоило оглянуться по сторонам, так хорошо что это не больница. В комнату заявился Феликс с подносом в руках,и недовольной физиономией.

— Как ты узнал, что я попала в беду?

— Закрой свой рот, поняла? Я чуть богу душу не отдал! Всю ночь была лихорадка! Нам пришлось прибить тех гадов! Констанция, ты понимаешь, что я пересрал за твою жизнь! Сколько можно рушить мою нервную систему? Я ведь сдохну, если тебе будет плохо! Дура! -стал трясти, словно куклу, а потом прижал к груди, — Моя дурочка! Они ведь не изнасиловали тебя? Поплачь, не держи в себе.Теперь ни на шаг от тебя не отойду.

— Феликс, почему ты пожертвовал всем, чтобы прийти мне на помощь? — уставилась в его грустные глаза, которые заблестели от слёз, казалось он способен сейчас признаться, но нас прервали. Как же я могла забыть, у него же есть Алия, куда же без неё! Пока наш Ромео втирал очередную чушь нашей невесте по телефону,  я лихо справилась с куриным бульоном, и налила себе чай, как хорошо, что всё обошлось. Скрипнул паркет, кто-то направляется в мою комнату. И стоило повернуть лицо, увидела мужчину с пакетом в руках.Уже хотела позвать на помощь, но он пояснил:

— Я его дядя.Не причиню вам вреда! Сыграешь со мной?

— А что за игра?- привстала с кровати, а он взял стул и расположил на нём три стакана, при этом их перевернув.

— В судьбу. Следи за сердечком, — вытащил из кармана медальон, и положил в самый первый стакан. — Скажешь потом в каком, я его спрятал.

— А! Знаю такую, спешу вас обрадовать, я всегда побеждаю.

— Ты самоуверенная, это очень хорошо! — стал переставлять стаканчики, словно фокусник, но меня не проведешь, — Где он?

— По центру!

— Молодец, угадала! — похвалил и снова принялся за дело, и разумеется спросил в каком из них медальон. После  трёх удачных попыток, я захлопала в ладоши, а он лишь поник.

— Что с вами?

— Ты три раза нашла его кулон.Ох, какие же сильные чувства! Прям до мурашек! Такая любовь опасна! Ох, как опасна. Запомни, если предашь его и на этот кулон упадет его слеза, то он умрет…Одумайся! Не вмешивайся в свою судьбу…

— Вы о чём? Подождите! — позвала его, но он не послушался и скрылся за дверью.