ГЛАВА 13

Анжелина

Разум подсказывает, что сейчас я в спальне люцифера и это слишком опасно, не стоило пить этот алкоголь. Потянулась к первой колоде, которая была ближе ко мне и достала определенное число.

— Двенадцать, — язык заплетается, с каждой секундой становится невыносимо жарко, что за гадкое пойло, это коварное вино. Смотрю на его улыбающееся лицо, снова скрывается за маской, нужно опомниться, пока не поздно. Он вытащил карту, а потом продемонстрировал мне. Перед глазами всё расплывалось, но зрение не подвело, это была цифра пять, Марсель проиграл. Стянул с себя джинсы, ох не доведет до добра эта странная игра.


— Хитрюшке, удалось победить! Продолжим, — обдает мою щеку горячим дыханием, и я чувствую прилив возбуждения, это же тот мужчина, которого я люблю до сумасшествия. Но вот только чего он добивается?

— Марсель, у меня кружится голова. Давай потом доиграем.- произнесла так, а сама по инстинкту потянулась к картам, и вытащила другое число.

— Не бойся, тебе же пока везёт, смотри 845. Сомневаюсь, что я достану число гораздо больше твоего.Котенок! — положил свою руку на мое колено и стал его подозрительно поглаживать, при этом доставляя сумасшедшее желание.

— 567, — тоскливо произнес Марсель, когда достал карту. Медленно избавляется от боксеров, и мне предстает его возбужденный член. Надо это прекратить, пока мы не сорвались.

— Стой, хватит…

— Твоя очередь Криспи, — сказал так будто желал моего промаха, а я нервно дотронулась до колоды, которая подложила свинью, потому что я вытянула цифру один, и по логике любое число, которое он достанет, будет больше моего. Ему выпало 116, это означало, что я должна избавиться от халата. Стараюсь отвести взгляд от его возбужденного пениса, который достаточно гигантских размеров и избавляюсь от одежды. Осталась в одних трусиках, и сейчас будучи в таком состоянии уже понятно, к чему это может привести.

— А что будет дальше, когда мы разденемся? Марсель, это же такая ловушка? — облокотилась на стул, в трусиках стало так тепло, до жути хотелось потеребить свою бусинку.

— Мы будем ласкать друг друга, ведь игра так гласит?И за каждый проигрыш, партнер целует другого, но нельзя повторяться!- объяснил правила и положил вытянутую карту на стол, — 253! Не тяни котёнок, смотри какое весёлое у нас развлечение.

— 23..Марсель я в одних трусиках.Если сейчас их сниму, то останусь голой! — разволновалась, когда снова проиграла.

— И что?Разве нужно скрывать свою красоту? Криспи, я думал ты доверяешь своему брату? А ты ищешь отговорки? — будто вводит меня в гипноз и заставляет подчиниться. Стягиваю остатки своего нижнего белья и всё это происходит под пристальным взглядом Марселя, который с вожделением уставился на мою киску, и мне стало стыдно. Чего он добивается, надо послать всё к чертям, не могу пойло действует.

— Я думаю, нам надо прекратить игру, — произнесла неуверенно, а Марсель не послушал и вытащил карту, ни при каких обстоятельствах больше не буду соглашаться на неё:

— 48, — с вызовом посмотрел на меня, и если сейчас моя цифра окажется больше, то он должен доставить свою ласку. Клянусь, это всё чертовски заводило, и стоило положить карту на стол, он ухмыльнулся.

— 99. Марсель, не надо. Пожалуйста, мне страшно, — чувствовала, как отключусь прямо за этим столом, а он жадно вторгается в рот, и я умолкаю. Терзает язык настолько властно, что я страшно возбудилась. Это был огненный поцелуй, после которого хотелось эротичного продолжения. Кое-как отрывается от меня и произносит:

— Теперь ты Криспи, не задерживая игру!

В результате мы по очереди сравнили наши числа, и моё оказалось меньше. Повторять ласку нельзя, нужно сделать что-то другое. Перевожу взгляд на член, и мне так хочется его попробовать. Спускаюсь на колени, и как послушная рабыня облизываю головку, а потом принимаюсь его сосать.

— Умничка, вот так…А теперь, хватит! — пытается остановить, но я не слушаюсь и стараюсь заглотнуть его пенис поглубже, — Прекрати! Анжелина!

С каждым касанием моего языка он твердел, становился больше в размере, а мне так хотелось доставить ему удовольствие. Неужели этот препарат так странно действует. Марсель застонал, его зеленые глаза налились кайфом, ему нравится, как мы веселимся.

— Чертовка..А-а! Я накажу тебя! Да-а! — кончает в рот и я пробую на вкус сперму, которую с вожделением проглатываю. А монстр будто озверел, схватил меня за волосы, и пристально установится в мои опьяневшие глаза.

— Кто тебе разрешал? Стерва! — скинул колоду на пол, а потом прижал лицом к столу. Догадываюсь к чему все это приведет, он собирается меня поиметь, как очередную шлюху, а я даже не могу ему возразить, чертова слабость.

— Изнасилуешь? — расхохоталась так громко, а он достал ремень и ударил по голой попке, от чего почувствовала дикий адреналин, хотелось еще больше. А дальше он затащил меня на стол и поставил раком. Ускоренно раздвинул пальцами половые губы и коснулся клитора.

— О да-а-а! Еще…Пожалуйста, ещё…- завыла, как припадочная, из-за того что сильно завелась моментально кончила. Но он ни на миг не прервался, стал щекотать киску с ещё большим рвением, я никогда не испытывала такого сумасшедшего кайфа.- Ты нарочно меня соблазнил!

Вырубилась прямо на столе, сомнений нет он воспользуется моей беспомощностью и изнасилует.

Марсель

Холодный душ, после сумасшедший ночи, самое лучшее пробуждение. А еще если вспомнить, что творил этот невинный котенок, просыпается дикий адреналин. Уже хотел позавтракать, как снова уставился на ее лицо, заметил за собой дурацкую привычку в последнее время, часто её рассматривать. В такие минуты, хочется ей подарить всю свою нежность, прижать к своей груди и оберегать.Черт, такого не было с Патрицей, мы были наравне, а тут я хочу подчинить эту невинную дурнушку с очень острыми коготками, и сломать ее пылкий характер. Уже хотел заглянуть под одеяло и снова полюбоваться ее фигурой, как в спальню постучали… Едва успел повернуть дверной замок, как увидел Шона с довольно тревожным видом.

— Доброе утро, король нашего подземелья. Представляешь, Анжелина не пришла на завтрак, а сейчас уже половина двенадцатого!

— Ай-я-яй! Какая несносная девчонка! Обязательно ее накажу, надо только разбудить! — говорю о том, о чем он даже не догадывается.

— Так она у себя что ли? Странно стучал, не открыла…- разволновался братик, пора поставить его на место, а то разболтался.

— Нет Шон, она провела ночь со мной и заметь о тебе ни разу не вспоминала. Вот лицемерка! А ты бедняга влюбился? — захотел сделать ему больно, вечно вертится около нее и только мешает.

— Урод…Нет, я не верю тебе. Анжелина, ты здесь? — в наглую заходит в мою спальню и умолкает, потому что видит голую нимфу на шелковых простынях.

— Шон?! — протирает она глаза и оглядываться по сторонам, и когда понимает, что натворила, взрывается. — Как я здесь очутилась?

— Пришла покувыркаться с братишкой! Лживая потаскуха! Могла бы давно признаться, что ты с ним трахаешься! — от обиды покинул комнату, теперь будет соображать, как посягать на моё.

— Это ведь ты подстроил?Отвечай. — запульнула в спину подушку, а я лишь рассмеялся.- Угощайся очень вкусные булочки, с джемом.

— Марсель, ты воспользовался мной! Это низко! — обвинила во всех грехах, а то что сама вытворяла это в порядке вещей. Протираю губы салфеткой, а потом запираю дверь, теперь стоит побеседовать по-другому.

— Твое счастье, что ты пила вчера вместе со мной. И я, только из-за большой братской любви, не трахнул тебя, Криспи! — раскричался так, что она покраснела.

— Ты что-то добавил в вино, я уверена!

— Только допёрло? Сколько раз мы обсуждали, что если тебе предлагают напиток, его нельзя пить! А вдруг у этого человека плохие намерения! А именно уложить в постель! Но ты, как дура безмозглая послушно осушила всё, до последней капли.

— Так мы не переспали? — испуганно спросила она, не хотелось ей врать в лицо.

— Нет, конечно. Но если бы на моем месте оказался другой мужчина, вряд ли бы ты осталось девственницей! Криспи, считай что вчера я провёл экзамен по хитрости, и ты его благополучно завалила! А теперь завтракай и уматывай, чтобы глаза мои тебя не видели!


Анжелина

Надо было видеть потускневший взгляд Шона. Сомнений нет, он слишком сильно обиделся. Спрятался в зимней оранжерее, его самое любимое времяпровождение, в руках карандаш, что-то чиркает на холсте, видимо проект одного здания. Как-то раз он мне поведал о том, что он мечтает стать архитектором.

— Все лживым сукам, тут не место. Забирай ключ от кабинета Марселя и вали! — произнес так грубо, не соизволив повернуться.

— Шон, мы не занимались сексом, он тебя обманул. Вчера эта была своего рода проверка. Ну тебе ли не знать, какие у него в голове причуды! — после моего оправдания, он бросил карандаш и ринулся ко мне.

— Вот он сволочь, а я повёлся. Ведь знает, что я неровно дышу к одной зеленоглазой девчонке! Прости балбеса, но то что ты находилась в его кровати, всё равно вызывает отвращение. Ладно, пока рылся в кабинете братца, гляди что откопал, — протягивает фото, а я прихожу в недоумение.

— Кто эта девочка на снимке? Она же, как две капли воды похожа на меня!

— Стоп, вот ещё один, — достает снимок, после которого стало невыносимо дышать.

— На нём мама с каким-то незнакомым мужчиной, и они оба держат меня на руках! Шон, кто он?

— Это Стен. Возможно, твоя мать встречалась с ним…- удивил ещё больше, а потом протянул зелёный конверт — Там спрятано письмо, стоит его прочитать и во всём разобраться.

Уже хотела его взять, как в коридоре послышался разгневанный голос Марселя.

— Где мой запасной ключ от кабинета? Немедленно собрать всё начальство!

От испуга роняю письмо на пол, так неудачно, что оно провалилось в какую-то щель, здесь вовсю шёл ремонт, и везде были разбросаны доски.

— Шон, что делать? А вдруг там ответы на все вопросы.

— Мы достанем его…Тихо, он идет сюда! — говорил сейчас про Марселя, главное, чтобы ничего не заподозрил…