Глава 15(часть вторая)

Лиза

Берет за грудки, дав понять, что пощады не будет.

—  В защитники подался? Так вот пока один петух расправил свой хвост и считает себя слишком крутым, напомню. Молокососам слова не давали, и лаять без спроса нельзя, а то все лекции проведёшь вон под той батареей в коридоре, — отшвырнул, унижая беднягу перед всеми. Но как выяснилось, у парня присутствовал стержень. Прекрасно хоть кто-то даст отпор, откуда столько смелости.

— Тогда и мне придётся позвонить папе в министерство образования и поведать такую историю про ублюдка преподавателя, который без конца унижает студентов, и слишком зазвездился. Ваша участь нас обучать и раскрывать новые тайны великого русского языка, — возразил Рафаэлю Эдуардовичу, который закатился смехом, а потом не стесняясь никого, переспросил :

— Фамилия, ущербный?

— Соколов, глава города, — напомнил преподавателю, да они не оставят мокрого места друг от друга.

— Неправильно ляпнул. Шестёрка Тюмени, и только доберусь до старикана, манатки вмиг соберёшь, а сейчас сел за парту, и чтобы не слышал до конца лекции,- приступил к занятию, но Ян, не унимался, очевидно станет лидером среди всех.

— Сначала вы попросите прощения перед девушкой. Она не виновата, что ей позвонили на телефон. По-моему, это несказанная несправедливость. И вы как учитель, должны обладать гуманностью и терпением, а не срываться без конца, — выдвинул обвинения, и Катя тихонько прошептала на ухо:

— Вот это очаровашка. Даже Антип в тряпочку молчит, а новенький не боится играть с огнём, парень отпад. Лиза, по-моему влюбился с первого взгляда, так ругаться с преподавателем, не каждый соизволит. Вот это накал страстей.

— Это временно, спорим наш бес в обличье человека, схавает беднягу и даже не подавится? — потеряла последнюю надежду, что собственно и произошло. Рафаэль вытаскивает его из аудитории, даёт конкретный пинок под зад, и бросает обидные слова :

— Сосунок, молоко вытри, а то не обсохло. Права папочке качать станешь, а на этой территории я хозяин,-захлопнул дверь, кидая озлобленный взгляд на студентов.- Чего рты разинули? Кто следующий? Я не позволю уму разуму учить. Ещё не доросли, вот сначала пройдите ад чудовищно несправедливой жизни, тогда и поговорим.

До конца дня так и не пересекалась с парнем, который осмелился встать на защиту. И только в столовой, когда  поедала безумно вкусные оладьи, он вежливо обратился :

— Можно вас потревожить сударыня? И съесть этот невероятно вкусный стейк в компании с прелестным созданием?

Бросил красивый комплимент, очевидно наслышан, как ухаживать за девушками.Смутилась, едва знакомы, но отказаться будет неприлично.

-Конечно. Буду рада такому собеседнику, — заправила выбившуюся прядь за ухо, аппетит напрочь отшибло, а парень слишком привлекательный.

— Меня зовут Ян Соколов. Слышала о таком?

— Честно впервые. Очередная богатая шишка, раз осмелился кинуть вызов Воронову. Хотя это тщетные попытки, от сожрёт даже не подавится,- раскрыла дьявольскую натуру преподавателя, который как раз присел за стол и устремил заинтересованный взгляд на нашу пару. Неужели мы злимся Рафаэль Эдуардович.

— Беспокоишься? Мне очень приятно, что девушка, в которую влюблен без памяти переживает, — коснулся  ладони, и по всему телу прошлись мурашки, так никто не ухаживал.

— Стоп. Парень, остынь не знаю, что ты там себе напридумывал в голове, но советую придержать свой пенис.

— А ты смешная. Волнуешься за свою девственность? — прошептал на ухо, до чего странный юноша. — Она в полной безопасности.

— Брехня, жалкое вранье!

-Лиза, в невинности нет ничего плохого. Наоборот гордится должна, что не подлегла под всяких уродов, — обласкал своим взглядом, очаровывая с каждой секундой. Мельком взглянула на учителя, который сейчас воткнет вилку в несчастного юношу, и на ум пришла гениальная идея. Пора вывести наглеца на ревность, пусть понервничает.

— Откуда известно про имя?

— Так я перерыл всю информацию в интернете и специально сюда поступил. Ты засветилась личиком на фотографии, когда участвовала в олимпиаде. Увидев глаза, с таким необыкновенным оттенком понял, что втрескался по уши. Никогда не встречал таких красивых девушек, — осмелился сделать шаг первым и поцеловать в щеку. А вот это стало финальной точкой кипения дьявола, который отшвырнул тарелку в стену, и подошёл к нашему столу.

— Кто вам разрешил недоросли слюнявится и устраивать порнуху на территории учебного заведения? Я к кому обращаюсь? — сейчас разнесет университет к чёртовой матери, и его никто не остановит.

— Ошибаетесь, Рафаэль Эдуардович, если кто тут и превратил учёбу в разврат, так это  вы! Поделитесь опытом, скольких студенток оприходовали на столе? -тычу пальцем в лицо, нет ни одного дня чтобы не ругались, потому что у грубияна ужасный характер.

— Ревнуй дальше, ущербная тупица. Тебе далеко до них. Просто скройся с глаз, и не попадайся до конца дня, тошнит от уродливого личика, — оскорбил в излюбленной манере, и Ян не стал стоять в стороне.

—  У вас в голове солома? Перестаньте её обижать! Слабак, —  осмелился нанести удар Рафаэлю, и тот упал на пол. Что же сейчас случится. Разгневанный преподаватель снимает пиджак и закатывает рукава, неужели собрались драться.

— Ну сосунок, папенькин сынуля, который жрёт козявки и хочет показаться крутым, молись , — угрожает Рафаэль, а другие студенты, оторвались от обеда, не собираясь ни в коем случае пропускать жаркое представление.

— Вам надо научиться обращаться с женщинами. Такие недотраханные педики, без конца срываются на других,-обвинил в ориентации Ян, хотя вовсе не следовало.

— Повтори жалкая псина, которая случайно перепутала двери университета, и нагадила на крыльцо. А может мне прислать сюда настоящих геев и они трахнут тебя в зад? Как думаешь папа слишком расстроится, что сын не оправдал надежд? — зарядил ему коленом в живот и бедняга рухнул на пол, а вот это серьёзная драка, стоит вмешаться.

— Прекратите. Он гораздо слабее вас!

— Прищепкина, не надо совать тухлый нос не в свои дела. — не прекращал его бить учитель, пока не вмешались остальные профессора.

— Рафаэль, он студент, который негативно отнёсся к твоему мнению. Это не повод его избавить. Что подумают другие?

— Вот именно. Никто не смеет возражать. Сюда поглядели, одноклеточные. Кому так распирает лишиться яиц и последних мозгов, обращайтесь вмиг вправлю, а потом превращу в подбитую собаку, вроде Соколова,-психанул и выбежал из столовой, таким злым ещё никогда не доводилось лицезреть. Наклонилась, чтобы помочь Яну, хорошенько отделал, где так научился хорошо драться.

— Почему заступился? Воронов ни с кем не считается. Тебе надо в медпункт ,-поискала в сумке пластырь и заклеила ссадину на лице.

— Рано празднует победу, ещё посмотрит, кто покинет университет,-сплевывает кровь, и продолжает. — Лиза, я вытащу тебя из этого ада, а потом мы вместе переведёмся в университет Москвы.

— Смеёшься? Во-первых, едва знакомы, хоть уже с первого дня демонстрируешь рыцарские поступки, но сложно пока доверять,- направилась к выходу, опоздали на пару по математике, не хватало получить втык. В середине лекции приспичило в туалет, но если бы знала чем обернётся, то осталась на месте. Включила воду, чтобы умыть лицо, как в отражении зеркала заметила Рафаэль Эдуардовича. Мыло выпадает из рук, а он словно хищник движется к добыче. Боже его глаза горят похотью.

— Нашла рыцаря на белом коне? Думаешь спрятаться за него и сбежать? Ты моя Прищепкина, и пока не исполнишь главную роль игрушки, даже не рыпайся. Всех твоих мальчиков буду топить в сортирах! — ухватил за волосы и наклонил к умывальнику.

—  Не прикасайтесь! — брыкаюсь, а он с вожделением задирает юбку,и разрывает колготки. И через трусики начинает ласкать киску.- Я не вещь!Мерзавец.

— Ошибаешься, тухлятина, ты кукла! — намочил два пальца, а потом приспустил трусики и стал забавляться с клитором, который набухал ещё сильнее.

— Ненавижу! — с трудом подавляю стон, а он пользуется ситуацией и собрался проникнуть внутрь. Чувствую кайф, который разливается по телу. Кончаю, в страшных муках, едва устояв на ногах. Бросает измученной в уборной, а потом скрывается за дверью.

***

Три часа адской репетиции в компании с демоном, стоящего рядом, словно коршун над кровью, вымотают кого угодно.

— Раз два! Не туда! Ослица! Ох, настолько омерзительна. Ни грациозности, ни харизмы, сплошная деревенщина,-орет на ухо теряя контроль, довольно сильно разозлила.Пыхтит от злости, весь вспотел, пусть желчью подавится.Специально наступила на ботинок, а потом зарядила коленом по яйцам.

— Упс, простите кривоножку. Вы главное в боксеры не накончайте! А если что-то не устраивает, Аллочке позвоните.

— Грубиянки, кусок. Таких бездарностей, надо не плетью хлестать, а стальной цепью, чтобы синяки оставались! Наказать вонючая обёртка? Встала в пару, и если перепутаешь хотя бы одно движение, открою окно, и выкину, как тухлый отход, чтобы не мозолила глаза, — угрожает, сейчас разорвёт в клочья, и только хотела плюнуть в лицо, в актовый зал постучались.

— Рафаэль Эдуардович, простите, что отрываю от важных дел, — закричал секретарь, теперь и бедной женщине достанется.

— Почему меня окружают стадо баранов? Войдите! Чего встала? Отрабатывай шаги, ослиная бошка, — адресовался к моей персоне, так где бутылка с водой, подсыплю слабительного и тогда точно с сортира не слезет.

— Звонит ваша дочь! И плачет!

-У меня нет дочери, что за блеф? — округляет глаза, а потом вспоминает.-Бьянка!!!

— Что с ней? — испугалась я, и хотела вырвать трубку, но она случайно упала на пол, а потом мы оба услышали:

— Воронов, если не привезешь Прищепкину, мы ребёнку уши отрежем!!!

— Они взяли её в заложники?

— Заткнись, быстро в машину. Почему все гадости прямиком связаны с тобой? Оборванка, которую лично придушу, если с ребёнком что-то случится. Живее коза дранная, — затолкнул в салон иномарки, и мы помчались в путь. Рафаэль поднял на уши своих людей. Но перед самым приездом нас ожидал сюрприз, прямо во дворе на дереве весел труп, по силуэту  напоминал детский. Не может быть…