Глава 15

От лица Ады.

Повисло молчание, почему я хочу услышать заветное признание, спустись с небес ада, это же Царев, а не принц на белом коне

— А кто сказал, что я буду сливать душу перед изгоем?

— Ой, больно надо знать, скажи, что просто любишь себя. Точнее твою корону, которая давит тебе на мозг .

— Нет Ада, ты не права, — почти коснулся моих губ, но лишь прошептал.

— Себя, я терпеть не могу, а вот кто живёт в этом порочном и жестком сердце, ты никогда не узнаешь.

— Главное не захлебнись в своей желчи…

— Сама не подавись, ведь в кого ты втюрилась, это понятно без слов — его ладонь впивается в пряди и я снова становлюсь пленницей его сладких глаз, ну почему же они такие красивые

— И в кого же?

— В меня…Стоит мне просто поцеловать тебя, как ты вся течёшь. А знаешь почему ты не хочешь становиться зверушкой? Ведь их всех трахают мои друзья и клиенты, а Ада настолько бредит мной, что хочет стать особенной, лишь моей девочкой, — облизывает мои губы и я едва не потеряла создание, как случилось так, что я млею лишь от одного касания этого кретина.

— Сукин сын.

— Бесишься, хочешь стать моей, но этого никогда не случится потому что я презираю тебя, больше чем кого-либо. — уже хочет проникнуть в мой бюстгальтер, от чего соски твердеют до невозможности, как я закипаю от злости.

— Не прикасайся ко мне! Ты даже представить себе не можешь, как меня выворачивает.

— А я вот думаю, что распугаю весь зверинец, если приведу тебя туда. Ну ничего, можно надеть на голову пакет, и просто отодрать

— Зачем ты проявляешь ко мне заботу, если так сильно ненавидишь? — вскакиваю с парты, он в очередной раз всё испортил.

— Повтори! Заботу? Да я пожалел тебя, чтобы ты не загнулась. Не хочется потом отчитываться перед этим жирдяем ректором.

— Какой же ты козёл. Мой свой пол сам, пусть меня отчислят, может, поскорее избавлюсь от тебя! — выхожу из кабинета и иду в коридор.

—Скатерть дорога. Куда пошла? Бери тряпку и продолжай мыть. Ада! Стой мать твою! — кричит мне вслед, а я мечтаю уже прислонить голову к подушке и заснуть мирным сном.

— Надень себе ведро на голову, идеальный колпак для такой мрази, как ты!

— Что ты сказала? Я сейчас догоню тебя и умою лично в этом ведре!

 

От лица Царёва.

В этой темноте не мог понять, куда она чёрт возьми, подевалась? Этот ушлёпок ректор даже ключей нам не оставил от подсобки. Полчаса пытался найти эту дурру, и только на скамейке в раздевалке заметил свернутый калачик, хочу уже придушить эту мерзавку, как услышал ее стучащие зубы, конечно, убежала, в одной блузке. Руки ноги трясутся, вижу, как она замерзла. Шорох, и она поворачивается

— Тут так холодно… Жаль я ничего тёплого с собой не взяла. 
— Надень мою толстовку. 
— Ты же замёрзнешь! 
— Надевай говорю, а то вон какие губы синие

— Я должна аплодировать, сам царь соизволил кинуть балахон с барского плеча. 
— Клянусь, я сейчас передумаю, и сверну твою шею

 — Хочу спать, но знаю, что как только мои глаза закроются, ты сделаешь какую-то пакость.

— Я не бью лежачих, тем более баб.

— Спасибо, как мне повезло, — зевает, а я прихожу в бешенство.

— С ума сошла? Тут же жёстко.

— А что ты предлагаешь? Пойти спать в туалет?

— Нет, можно открыть кабинет ректора. Ада…Ада, — зову ее но кажется она уснула, согрелась в моём балохоне.А я воспользовался случаем и стал ее рассматривать. Подношу ладонь к ее щеке и провожу пальцами, бархатная кожа, идеальные черта лица, а глаза, хорошо, что сейчас они закрыты, а то я бы в очередной раз утонул в их невероятном блеске. Хочу согреть её в своих объятиях прижать к груди, что на меня нашло? Аромат ее духов дурманит, да что особенного в этой зверушке, она всего лишь вещь .Трогаю ее локоны, они такие шёлковые на ощупь, а губы, сейчас когда она молчит, могу слиться с ними и почувствовать языком всю эту сладость. Ложусь на холодную лавку и прижимаю ее к своей груди, а дальше мои руки смыкаются на ее талии, хочу, чтобы этой ночью она хорошенько выспалась. Казалось, в этот момент наши сердца остановились, не могу разобраться с чувствами к этой девчонке, она будто становится моим персональным наркотиком.

На утро чуть не рухнул с лавки, когда раздался рингтон на мобильном. Благо не разбудил Аду.

— Царь, какого хрена? Мы два часа ждали под дверью университета. Думали, что тебя уже убили! Неужели настолько сильно затрахал малышку?

— Чего орешь, заснул я! И не обязан, докладывать все подробности такой сволочи, как ты! Трахнул ещё как, просила о помощи, и в коленях ползала — вру, а сам смотрю на ее локоны, которые ещё минуту назад располагались на моей груди. Никто не должен узнать о моей одержимости к ней.

— А нам, почему не позвонил?

— Слушай, ты случаем, не забыл, кто здесь король? Лучше скажи, нашёл компромат на эту дрянь? Устал уже с ней возиться

— Ещё какой! Утром отдам.

— Если разочаруешь, в унитазе утоплю — угрожал ему, а сам бы с удовольствием полистал бы странички с её биографией.

— Базара нет…Само собой, но боюсь  ты меня  похвалишь, ведь там такое, от чего мы всё утро отойти не можем.

— Кто вам дал право читать её без меня? Если хоть одна тварь без моего ведома, будет что-то обсуждать за спиной Ады, я перееду вас всех своей тачкой.

— Да ты что, мы между собой Ты чего так звереешь, как тигр на всех кидаешься, авось девочка зацепила.

— За языком следи, а то в крови захлебнёшься! Я буду к обеду, чтобы папка с её секретиками была у меня. — выключаю телефон, а сам смотрю на её сонный взгляд.

— Который час?

— Шесть. Встала? А теперь прошу мою толстовку, мне надо ехать кормить Мию.

— Спасибо, никогда ещё так сладко не спала, — улыбнулась, но я вмиг испорчу ей настроение.

— Не стоит так расслабляться Ада, не забывай, что я твой самый злейший враг, который так и норовит вонзить тебе кинжал в спину…А потом ты будешь очень горько плакать, — толкаю, её и слышу, как входная дверь открывается, видимо охранник пришёл.

— Я не боюсь тебя, посмотрим, кто ещё будет плакать!

— Считай, что мой нож уже в твоей спине, ведь скоро все твои скелетики в шкафу станут известны всем!