Глава 16(часть вторая)

От лица Ады.

Не мешало бы принять душ, как представлю, что просидела в этой яме, столько часов, самой становится мерзко

— Ну, ты чего там копаешься? Давай быстрее, карлик, — не упускает возможности меня оскорбить, но это же Антон, тот ещё засранец.

— Можно не командовать? Итак, тошно.

— Всё-таки надо было закапать тебя в яме, а теперь всю ночь я буду слушать твоё писк.

— Знаешь, что! Никто не просил подрывать свою задницу и приходить мне на помощь — случайно сталкиваюсь с его спиной, потому что он так резко остановился, а когда повернулся, принялся мне угрожать.

— Если твой рот сейчас не заткнется, клянусь я свяжу тебя, а потом отправлю в свой зверинец

— Как страшно… А вот и гостиница, — поднимаю свой взгляд на трёхэтажное здание, а этот гад лишь ухмыляется и пропускает меня вперед

— Добрый вечер, я сожалею, но свободных мест нет. Вы же видели табличку на двери! — отвечает нам довольно приветливая девушка, но зря она это сказала, ведь этот козёл кого угодно достанет. Антон хватает ее за волосы и приближает к своему лицу.

— Слушай сюда, безмозглая курица, я устал, а этот заморыш позади меня не ел почти двое суток, лучше не зли меня. А то ваша гостиница так и просится её и поджечь, — он напугал девушку настолько, что она вырвалась и стала рыскать по всем ящикам, и только в третьем нашла какие-то ключи.

— Я вспомнила, у нас как раз освободился номер на втором этаже, правда с одной кроватью.

— Что? Нет, нам не подходит! — возмущаюсь до предела, по горло сыта этим Царевым, да еще, и лечь с ним в одну постель?

— Не бесись карлик! Такую вонючку, как ты, я точно не захочу трахать — кидает свой злобный комментарий, а я бы с удовольствием поколотила этого идиота.

— У нас все номера с односпальной кроватью.

— Да ладно? Значит, этот клоповник всё-таки строили для ублажения шлюшек? Похвально… — забирает у неё ключи, вот когда же он уже снимает свою корону, до чертиков бесит его высокомерие.

— Как это на тебя похоже, взял и нагрубил девушке, — кидаю ему комментарий, но он не оставит этого в покое

— Если бы я не прижал эту куклу с накаченными сиськами, ты бы сейчас спала на улице. Могла бы сказать спасибо вонючка.

— Хватит меня так называть, мы же оба знаем, что, то собачье дерьмо, мне подкинул ты паскуда! А теперь в глазах всего универа я не только наркоманка, но и вонючая девушка, которую заметь, ты постоянно целуешь, — боялась задохнуться от собственной злости, а он тем временем открывает дверь и бросает взгляд на меня.

— Я слишком устал, чтобы слушать твою тупую бабскую хрень. Заткнулась, а не то я точно за себя не ручаюсь, — берёт за шкирку и затаскивает в номер.

— Хватит со мной обращаться, как с животным, — освобождаюсь от его железной хватки.

— А как ещё ведут себя со зверушками? — садится на кровать и одаряет своей ехидной улыбкой, а я лишь делаю шаг к нему, и тычу пальцем в лицо.

— Я ей никогда не стану. Так что мечтай Антоша.. — улыбаюсь, а его руки смыкаются на моей талии.

— Посмотрите на неё, какая борзая! — приближает свои губы, а я боюсь, что чувства снова восстанут против меня — Но я всё равно обломаю твой характер,

— Отпусти меня.

— Боишься? А вдруг я сейчас разорву на тебе всю одежду и безжалостно изнасилую на этой кровати? — потянул он меня за прядь, это его уже коронная привычка, но в последнее время она мне слишком сильно нравится.

— Я сейчас кого-то ударю по яйцам! Глядишь, вся похоть из головы выветрится

— Беги в ванную, а то я сейчас задохнусь от твоей вони! Только сначала позвони родственникам. Они, вот уже два дня на успокоительных, — указывает на телефон, а я лихорадочно набираю номер дедушки. Тем временем Царёв принимается рыскать по шкафам, в одном из них находит бутылку красного вина.

— Дедушка, со мной всё в порядке… Я просто не знала, как найти дорогу из этого леса.

— Ада… Мы уже вторую ночь не спим, как так тебя угораздило уйти из дома? Пойми, ты же нам как родная внучка, последняя кровиночка, не терзай сердце старикам!

— Прости, я так соскучилась. Обещаю больше такого не повторится… Я вас очень люблю.

— Ада, знаешь, тебя Антон по всему городу искал, — кричит в трубку, а я любуюсь, как Царев снимает с себя футболку, и принимается мучить бутылку. Едва не теряю дар речи, его тело оно бесподобно, в животе проснулось странное тепло…

— Ада…Ты меня слышишь?

— Да, я с ним…То есть мы сняли гостиницу, я приеду утром дедушка — выключаю телефон, как слышу комментарий этого зазнайки.

— Слюни подбери, небось уже кончила в трусики, — повернулся и я уставилась на его голый торс, он такой красивый, чувства намного сильнее меня.

— Да пошёл ты козёл…

— Ну не злись, попроси меня, и я удовлетворю тебя. Только сначала мы отведаем этот алкоголь. Давай выпей вина, карлик, глядишь и согреешься.

— Мы не можем с тобой пить! — смотрю на него, как то не привычно с ним вот так общаться. Подсаживается ближе, от него можно ожидать всё, что угодно.
— И почему? Какое сладкое, на попробуй.
— Вообще-то мы враги, и я не особо тебе доверяю. А вдруг там яд? — шепчу ему на ухо.
— А ты проверь, трусиха! — целует носик, а дальше принимается медленно стягивать сменяя балахон, но я не поведусь на его уловки.

—Лучше я приму душ. — отталкиваю его от себя и когда дверь ванной захлопывается, я смотрю в зеркало, щеки горят, что со мной происходит? И как я только проведу ночь в компании этого придурка. Включаю воду и нахожу цитрусовый гель для душа, стоило получше отмыться от этой грязи. Когда все водные процедуры были закончены, я спохватилась. Чёрт возьми, я забыла полотенце! Не стану же я разгуливать голой перед этим придурком. Ладно, может ваше величество не станет вредничать. Слегка приоткрываю дверь и наблюдаю картинку, Антон прикован взглядом к телевизору, и страстно поглощает вино прямо с бутылки.

— Принеси мне, пожалуйста, полотенце!!! — вся покраснела, прикрываю соски, не потрудилась даже взять махровый халат. Он поворачивает своё лицо, его кошачий взгляд не предвещает ничего хорошего.

— Ты что-то вякнула карлик? — встает с кровати, и с бутылкой в руках надвигается ко мне.

— Антон, пока ты дурачишься, я замерзну, подай полотенце. Ну, вот же на кресле.

— А что мне за это будет? — снова подносит бутылку ко рту, он что уже напился?

— Так и быть я пощажу твой пенис. Царёв дай уже полотенце, — уже вся вскипела от злости, а он совершено меня не слушает. Открывает дверь ванной, от чего я чуть не упала на пол, мои руки прикрывают соски, а этот гад с вожделением рассматривает меня.

— А зачем тебе полотенце? Там совсем ничего скрывать, первый размер груди, — раскрывает мои руки, а потом опускает взгляд на соски.

— Второй, сволочь

— Да? Точно не силикон? — щупает за соски, а другой рукой сжимает мои запястья.

— Убери руки, я буду кричать .

— Выпей Ада… Так ты станешь послушной зверушкой.

—Нет, надо — отворачиваю лицо, а он насильно подносит бутылку ко рту, и я пробую вино на вкус, оно обжигает мой язык да так, что я пьянею с каждой капелькой. Вино пачкает моё тело, а этот мерзавец принимается слизывать все эти капли

— Антон прекрати…

— Давай поиграем Ада, ты же хочешь кончить? — облизывает соски, а потом спускается к животу.

— Не надо…

— Я буду нежным, — расставляет мне ноги, а потом его дыхание обжигает киску, чувствую слабость, когда его язык касается клитора.

— О боже! А- А!

— Ты такая плохая девочка, позволяешь скотине Цареву щекотать твою киску. Ай-яй-яй

— Умоляю, прекрати, не надо! — испытываю оргазм, а Антон опять пьёт вино и снова впивается в мой бугорок.

— Хватит.

— Я сказал стоять, ты ответить за свой поганый рот, сука! —он развернул меня к зеркалу и стал бить по заднице, а потом резко наклонил к раковине и расстегнул ширинку, достаёт свой член и будто дразнит, водит им по заднице, но так и не хочет входить.

— Попроси меня тебя трахнуть.

— Никогда… Отпусти меня…

— Хорошо, тогда нашей девочке придётся сорвать голос на крик, — он уже хотел затащить меня в ванную, как я его ударяю, и выбегаю в коридор, с кресла беру полотенце, как этот монстр возвращается со своей дьявольской улыбкой.

— Царёв, это не смешно…

— Вставай раком, — срывает полотенце, он уже совсем слетел с катушек.

— Ты пьян, я не стану выполнять твою просьбу.

— Я сказал, встала раком, — толкает на кровать, наклоняет мою голову к подушке, и принимается кусать всё тело.

— Мне больно… — борюсь с ним, а он лишь бьёт меня по заднице, совсем озверел!

— Это всё алкоголь. Антон, прошу, остановись, — молю о помощи, а Царев тем временем, облизывает два пальца и нащупывает мой бутон и принимается его теребить.

— Ты ответишь за всю эту одержимость, может когда я отымею тебя во все щели, ты прекратишь мне дерзить? — пальцами ласкает бутон и я снова возбуждаюсь, а дальше он…