Глава 16 Правда

От лица Тиграна.

— Сестра…Не важно, я не верю в это.

— Тигран, стой куда ты? – пытается меня остановить, но всё бесполезно, я страдал целых восемнадцать лет, а сейчас какая-то сволочь нагло хочет играть на моих чувствах, только пусть попадется мне в руки. Командую Рону, пусть подгонит Джип, я поеду встречаться с призраком. Смотрел в окно, и любовался холодным Сочи, да в такую жару, он стал для меня просто морозным, потому что сердце обливалось кровью и никому не понять эту боль. Ведь я боролся с собой, пытался похоронить все чувства, но это всё бесполезно.

— Тигран, может мне вызывать охрану? Мало ли эта очередная подстава конкурентов?

— Не переживай, я уже не мальчик, сам разберусь, быстро поставлю на место этих подлецов.- никак не могу справиться с нахлынувшими эмоциями, когда машина останавливается около знакомого ресторана. Я сразу пошел за нужный столик, сегодня, несмотря на выходной день, было  мало народа. Звоню на последний номер, ответа нет… Понятно, что меня развели, сволочи, сожгу, разорву в клочья, видимо это друзья из далекого прошлого.

— Вы будете что-то заказывать?

— Виски двойной со льдом- отвечаю официанту, и выхожу на балкон, который имел прекрасный вид на морской бриз.

— И долго мы будем играть в прятки? – кричу, не могу поверить, что та смска правдивая, возможно кто-то захотел меня подставить.

— Нет никаких пряток, Тигран — выходят два человека, и впервые в жизни я перестал нормально соображать…

— Вы?- я чуть не упал с балкона, когда увидел девушку, которую восемнадцать лет назад похоронил, а рядом с ней человека, которого  презирал всем сердцем.

— Оливи-яя…- моя речь напоминала, слова умалишенного, но как я ещё мог отреагировать.

— И тебе привет Тигран — смеется эта мразь, а я всё не могу его простить за тот поступок, набрасываюсь на него с кулаками, и со всей силы ударяю в челюсть.

— Сволочь, вот скажи как ты смеешь смотреть мне в глаза?Да почему ты не сдохнул?  Ведь за всё то зло, которое ты совершил, ты обязал умереть.

— Тигран, стой… Он мой муж…- после её признания я обомлел, она не была призраком, сейчас передо мной восстала та Оливия, из моего прошлого. Поворачиваю к ней своё лицо, никак не могу наглядеться в знакомые черты, как же она прекрасна.

— Муж? Этот насильник твой муж? Что здесь происходит?

— Любимая, дай я сам всё объясню этому олуху, а то меня уже выворачивает. Да развели мы тебя, и тогда перед свадьбой, я  никого не насиловал, а просто в очередной раз решил оприходовать твою невесту… Это была не первая наша связь

— Что? Нет… Она не могла мне изменить. Оливия, этого не может быть.

— Скажи ему Ливи…

— Как ты её назвал? Только я имею право так её называть, я убью тебя…- начинаю бить его ногами, избиваю за всю ту боль, которую впитал в себя, и как я еще не умер.

— Тигран, перестань. Я умоляю тебя, он сказал правду… Я люблю его… А тогда всё никак не могла признаться в этом…

— И смерть вы тоже подстроили?

— Да.. Ты бы просто меня не отпустил, твоя одержимость настолько сильно сидела у меня в печенках, что я придумала эту болезнь с сердцем, подкупила всех врачей, а на самом деле у меня прекрасное здоровье, — от каждого ее ядовитого слова, я боялся оглохнуть, на меня вылили столько дерьма, что теперь я не отмоюсь никогда. И почему сейчас в моей руке нет пистолета, пустил бы пулю себе в висок.

— Одержим? Да я любил тебя… Всем сердцем… И мне казалось, что ты.. Оливия, какая же ты стерва… Я ведь  десять лет , каждый день ходил на твою могилу, разговаривал с тобой, в то время, как ты была в постели этого чудовища. За что?

— Ой, бедненький! Всем бабам нравятся нормальные брутальные мужики, а ты как был хлюпиком, так и остался.

— Браво! Это самая лучшая подлость из всех, которая могла случится. А теперь меня интересует самый важный вопрос. Как насчет ребенка которого ты бросила? У тебя не болело сердце всё это время, когда я и моя сестра воспитывали её, как родную.

— Тигран, я была молода. Мне хотелось пожить немного для себя, ну о каких детях ты вообще можешь говорить?

— Ладно, Оливия, не надо оправдываться перед этим насильником, он её вырастил знаешь для чего, чтобы трахать во все щели. Она у него личная проститутка.

— Что? А ну иди сюда, сука! Я  с ней даже не спал.Она невинная девочка, у вас вообще сердца нет, это же твоя родная дочь! Кретин!

— Именно поэтому, мы здесь и собрались. Давай всё обсудим  в тихой мирной обстановке.- протирает кровь со своих губ, а я смотрю на эту предательницу с отвращением, и как я мог влюбиться в эту подстилку.

— У нас не может быть общих дел. Счастливо оставаться.

— Ладно, тогда я подам в суд. Во-первых за то, что ты в порыве ревности украл нашу дочь, тайком удерживал её все эти восемнадцать лет, а потом безжалостно насиловал. Тебя посадят Тигран, такую участь ты хочешь для себя? – говорит Степан, а я не удержался и снова вмазал ему в лицо, только теперь мы разбили стекло, к нам подбежали охранники, а этот мерзавец скомандовал.

— Спокойно, мы просто разминаемся. Не переживайте, за  всё заплатим.

Нас оставили одних, но я так и не мог перевести дыхание, эти мрази сговорились против меня.

— Тигран отпусти его, нет смысла устраивать представление, мы всё равно победим, потому что мы её родные родители.

— Родители? Те, которые всё это время даже не потрудились узнать, как живёт их дочь. Отлично, и я еще ненавидел эту девочку, а она оказалась вашей куклой, которую вы , как козырь решили использовать против меня. Ну давайте, чего хотите?

— Так бы и сразу. Всего на всего отдашь свой бизнес и всё. Мне нужны все твои деньги, и тогда мы подпишем бумагу о том, что лишаемся добровольно родительских прав, и можешь играться с этой девкой сколько влезет.- этот монстр не достоин иметь такую прекрасную дочь, она никогда не узнает правду.

— Вы можете хоть завтра подать в суд, мои адвокаты вас в порошок сотрут.  Ориведерчи, — хочу покинуть ресторан, как Оливия мне кидает напоследок.

— Тигран,  ты проиграешь.

— Запомни Оливия, для меня ты умерла навсегда, и если ты хоть на шаг приблизишься к Камилле, клянусь я убью тебя.

— Ты не сделаешь этого, потому что по-прежнему любишь меня. А может, ты просто отдашь мне свои деньги, а я как раньше приласкаю моего бедного мальчика- хочет поцеловать, но я со всей силы толкаю её в стену, она не ожидала такого поворота, но на этом точно всё…