Глава 16 (часть вторая)

Феликс

Пора применять все свои фишки по совращению этой козы.Она будто специально действует мне на нервы, и чаша моего терпения постепенно переполняется.Специально встал утром пораньше, чтобы приготовить завтрак, мы же теперь как бы встречаемся, и я должен проявлять заботу.Закончив с омлетом, услышал шум воды, принцесса, занималась водными процедурами.Отлично, смогу, её поразить, расставил все приборы на стол, и стал отсчитывать время чего так долго возится.Стоит проверить, странно в ванной никого нет. Вот только игр в прятки не хватало, врываюсь в комнату, где вчера она ночевала, и я обалдеваю.Констанция стоит на карачках, и что-то ищет на полу, она надела короткие шорты, которые облегали её аппетитную попку. Уже представил, как пристроился сзади, чёрт это слишком возбуждает. А когда, она заглянула под кровать и нагнулась ниже, я чуть не набросился на неё и не трахнул.

— Завтрак готов, — сказал так, словно она и есть мой кулинарный шедевр, который я всё утро готовил.

— Что? А прости, я случайно уронила кольцо, уже пятнадцать минут не могу его найти на ковре. Может под кровать закатилось, не поможешь? — не подозревает, что я могу сейчас с ней сделать.

— С удовольствием, — заглянул под кровать, и мне на глаза попалась та самая блестящая вещица. — Ах вот же оно!

— Где? А я там смотрела и не видела!

— Вот, слепыш!- специально спрятал кольцо в карман и когда она залезла ко мне, я навалился всем телом.

— Что ты делаешь?

— Собираюсь поцеловать свою невесту, — наклоняюсь к её губам, они ведь такие сладкие.

— Сначала отдай кольцо, когда оно на моём пальчике, мне так более спокойно.

— Нет хрюша, без поцелуев ты его не получишь.

— Хрюша? Что за странное прозвище? То есть я слишком толстая, точно мне не нравится своя задница! — бормочет так быстро, но это не важно ведь я готов любоваться этими чудесными глазами часами и испытывать кайф, а если бы занялись сексом, то пребывали в таком наслаждении.Чувствую насколько же горячая эта сучка.

— Нет, твоя попка, как аппетитный орешек! Если бы ты только знала, как хочется её приласкать языком! — уже почти приблизил губы, а может нам вообще не вылезать из-под кровати.

— Почему ты постоянно меня целуешь?

— Потому что …- вспомнил, что это обыкновенная роль, по соблазнению лохушки. — Люблю.

И теперь мои губы властно накрывают её, и я как наркоман пытаюсь насытиться, но увы мне всё мало. Никогда ещё так не заводился от поцелуев. Черт, плевать я возьму её прямо сейчас.Срываю майку, и мои губы переходят на соски.

— Перестань, пожалуйста.

— Констанция, неужели я их плохо ласкаю! Детка! — провел языком по ареоле соска, а пальцами проник в шорты, нужно как можно скорее трахнуть эту девицу. Губы болели от поцелуев, и я стал спускаться к животу,  хочется доставить ей наслаждение.

— О боже!- будто призывала наказать её полностью, уже приспустил трусики. Чёрт Алия звонит, представьте стал про неё забывать. С недовольной миной вылез , а потом потянулся за мобильным, уже десятый вызов отразился на дисплее.

— Ну наконец-то! Мне между прочим нельзя волноваться! Феликс, я звонила три часа назад, а ты не брал трубку.

— Так я спал! — вышел специально на балкон, чтобы Констанция не стала свидетелем нашего разговора, только этого не хватало.-  Мне что с мобильным вечно не расставаться?

— Кричи, я итак вся на нервах! Ты в курсе, что Констанция пропала? Её все обыскались.

-Как пропала? — сделал вид, что удивлен до ужаса.

— А вот так, просто взяла и исчезла. Нет ну сколько можно её искать, и дружок её испарился! Понимаешь, я тут одна.

— Алия,  ну чего ты бухтишь? Я ведь рядом, и ты знаешь об этом.

— Смеёшься? Фели, мы уже не виделись три дня, как я проживу без тебя двадцать семь?- ныла в трубку, может телефон разбить, чтобы она не смогла дозвониться?

— Киса, пойми мне так тебя не хватает, но увы нельзя приезжать раньше срока! — навешал лапшу и тут на балкон вышла Констанция, совсем обалдела в коротких шортах зимой.

— Кто звонил?

— А ну марш домой! Простудиться хочешь? — забыл, что  невеста весела на линии.

— Фели, ты это кому?

— Да в палату зашла медсестра! Всё до завтра! — специально выключил телефон, прервала нас от таких горяченьких дел. Появляюсь на кухне и подсаживаюсь к ней, чтобы вдохнуть этот аромат ландышей, которыми пропахли ее волосы.

— Так на чём мы остановились? — снова пальцы, хотят поиграть с её киской, уж слишком разгорячила малышка.

— Мы же должны позавтракать!

— Ты ешь, а я буду терзать своими пальчиками!

— Это неправильно, разве так себя ведет влюбленная пара? — повернула своё лицо, и я заметил как её глаза горели от кайфа.

— А как она должна себя вести Констанция? Я не могу спокойно сидеть в стороне, стоит тебе облизнуть свои губы, и я …

— Вот так, — назло мне провела языком по ним, и это стало последней каплей. Столкнул еду на пол, а потом прижал её лицом к столу, и расстегнул ширинку.

— Сейчас я покажу, чем занимаются любовники!

— Феликс, прекрати!

— Больше никогда это не делай!- понимал, что могу всё испортить своей несдержанностью, но соблазн овладеть ей слишком велик.

Не знаю, как удалось выползти на улицу, за продуктами, хотя всю дорогу мои глаза любовались её задницей облаченной в такие узенькие джинсы. В супермаркете, когда она выбирала продукты, не мог оторвать взгляда, на миг представил её с большим животом, она носила бы под сердцем моего малыша. Именно сынишку, чёрт что творится.

— Так что нам осталось купить? — прервала ход моих мыслей.

— Не знаю…Какая разница.

— Ох, Феликс дай список…Ах вот мясо, — улыбнулась, так словно мы на самом деле влюбленная пара, которая делала покупки в одном из магазинов.Но на самом деле, это был хорошо устроенный маскарад, чтобы затащить её в кровать. Натрахаться вдоволь, а потом жениться на Алии, и выбросить Констанцию из жизни. Ведь у неё нет денег, а чтобы спасти Зою и тех детишек, нужны суммы с шестизначными нулями.

— Кажется всё! Так хочу вафель, но нельзя! — катит тележку, а я не спускаю взгляда с её румяных щёчек.

— Тебе всё можно. Хочешь я куплю все сладости в этом магазине? — едва не прослезился с каждым днём становилось невыносимо больно, что я её обманываю.

— Тогда я стану толстой претолстой, и ты меня бросишь! — кинула свою реплику, а я прислонил её к полке с книгами.

— Никогда…Где же мне тогда найти такие красивые глаза?

— Если мы опять поцелуемся, я обижусь.

— Неужели вам не нравится, как я вас целую принцесса? — пальцем провёл по ее розовой щеке, уже жду не дождусь, когда мы будем вместе готовить еду

Прошло ещё два дня, замучился спать на диване, мне словно хищнику, не терпелось кровожадно растерзать свою жертву. Один раз заглянул к ней в комнату, и она легла спать голой, совсем обнаглела,  пришлось дрочить лишь бы снять то самое долбанное напряжение.И вот сегодня  понедельник,  решил конкретно её оприходовать в кровати.Приготовил всё для нашего незабываемого траха, от одного слова мой член невыносимо твердеет.

Открываю дверь в ванную комнату, и вижу её ошарашенное лицо, еще бы весь пол усыпан лепестками роз, добавим немного романтики в наши отношения. Всё равно это всё дешевый спектакль. 

— Как это чудесно! И даже белые, — поднимает их с пола, а я приглашаю её в душевую кабинку, включаю воду, и медленно распахиваю халат, она там была совсем голая. 

— Пошли, я слишком сильно соскучился!- чувствую, что мой член сейчас оттарабанит эту дрянь во все щели, слишком долго терпел. 

— Прости, я пока не готова к сексу. 

— Что? Почему? — от злости прижал её к кафельной стене, и клянусь если она откажется, то мне придется её изнасиловать. 

— Пойми, я только потеряла память и совсем не помню тебя. А вдруг ты мошенник? 

— Ах вот как ты заговорила? Решила перечеркнуть нашу любовь? Констанция, залезай в кабинку! 

— Нет, Феликс! Лучше я пойду спать.- потянулась за ручкой, а я со всей силы схватил её за волосы, и наклонил к умывальнику. 

— Не заставляй меня делать тебе больно, как твоей сестре. Живо залезла в кабинку, — провожу возбужденным членом по ягодицам, от того, что она показывает свой гонор хочется разворовать её в клочья. 

— Дай мне время. 

— Сколько? День? Два? Я хочу тебя! — пальцами ласкаю киску, и ужасно мечтаю проникнуть, но тут нашу идиллию прерывает звонок в дверь. Вот кого принесло почти в половине двенадцатого ночи? Обернувшись в одно полотенце выхожу на лестничную площадку, и кого я вижу. Не могу поверить, её отца? 

— Тебе захотелось лишиться последних зубов? Пошел прочь, пьянь. 

— Ты тон свой убавь, я за деньгами пришел. 

— Чего? А ну-ка повтори старый козлина! — припер его к стенке, он что давно по рылу не получал. 

— Если в течение десяти минут ты не отстегнёшь мне сто тысяч рублей, я возьму вот этот телефон и позвоню твоей невесте Алии и расскажу, что пока она ждет тебя, как дура возле окошка, ты трёшь в постели мою дочурку! А завтра, будет опять сто тысяч, это теперь моя новая зарплата. И запомни, если решишь меня грохнуть, то мой друг адвокат отнесёт видео с признанием о тебе в полицию! Счастливо оставаться молокосос. За секс надо платить! Жду бабки!- убегает, как жалкая крыса, не думал, что сучонок объявится.

А вот это стало для меня определенной загадкой, какая же мразь была в курсе вещей. Друзьям этого делать точно нет никакого резона, тогда кто же тогда? Не стал поднимать панику раньше времени, а просто уложил нашу красавицу спать, секс с ней обойдется в такую кругленькую сумму.Вот почему я этому папаше не отрезал вместо пальцев язык.Воспользовался тем, что Констанция уснула, поехал к Гарику домой, он там как всегда отжигал с полуголыми девицами.

— Девахи, а вот и наш секс- символ! Он вас так отфутболит, приготовьте дырки!

— Хорош, мне рекламу делать! Побазарить надо.- вывел его на террасу, здесь был зимний сад и довольно тепло.

— Что случилось? На тебе лица нет.

— Пидрила этот, отец Констанции капает под меня, шантажирует, что Алии всё расскажет! Но вот только одного не могу понять, откуда этот пендюх узнал?

— Во дела! Феличара, сразу говорю мы с пацанами не при делах!

— Да я не это имел ввиду, пробейте информацию, кто меня сдал? А завтра жду вас на квартире! Мы вас с моей невестой угостим шикарнейшим ужином!

— Опаньки! Неужто ротик у неё рабочий? Ну мне похвастайся!

— Губы закатай, тебя вон какие тигрицы ждут!

— А ты, разве не составишь нам компанию, как в старые добрые времена?- поднес он ко рту бокал пива.

— Нет, я пас, меня дома своя кисуля ждёт!

— Смотри не влюбись! — кинул мне вслед, но я уже сел в свой старый Джип.

***

После грандиозной уборки вдвоем, мы затеяли тот самый ужин, стоит засранка нарезает картошку, а я подкрадываюсь и пристраиваюсь сзади.

— Могу я помочь своей хрюше?

— Нет, это всё закончится поцелуями и мы точно не приготовим ужин! — вся дрожит, когда я оставляю поцелуй на шее.

— Ты не так режешь картошку! — шлепаю ее по заднице.

— А как?- развернулась, и я снова стал пленником этих глаз, чёрт насколько же они прекрасны.

— Вот так! — усадил на столешницу и пристроился между ног, и ворвался в  губы, она роняет нож на пол, сковорода скворчит, а мы присосались друг к другу, что не можем оторваться.

— Феликс, надо залить масло.

— Сейчас, дай мне ещё. Я хочу твоих губ, — задрал свитер, что за странное неконтролируемое влечение, с ума сойти, что мы творим. Но в дверь позвонили, если это её отец, похороню прямо около мусоропровода. Но как ни странно это оказались мои четверо друзей.

— А мы пришли на ужин! У вас тут картошечкой пахнет!

— Здравствуйте! А вы наверное, друзья Феликса? — вышла в коридор Констанция, и решила с ними поздороваться.

— Да пупсик, мы прям не разлей вода! — ответил Гарик, но я ему подал жест, чтобы лишнего не болтал.

— В гостиную проходите, мы сейчас!- скомандовал им, а Гарик вскрикнул:

— Ты машину переставь, там осёл какой-то ругается!

Не стал даже накидывать куртку, быстро спустился вниз, тот хрен уже перешёл на мат, да сейчас отгоню, захлопнись уже. Пришлось покопаться, машина заглохла. Закрыл автомобиль и вернулся в подъезд, не стал дожидаться лифта.Открываю дверь квартиры, не подозревая о том, что сейчас там творится. Прохожу в гостиную, где вижу этих мудазвонов с голыми членами, и моя плачущая Констанция.

— А ну соси, как твоя сестра! Нам Феликс разрешил. А вот и сам он! Давай пристраивайся, будем сочную телочку драть! Прости я её уже в зад отфигачил! — произносит Гарик, а у меня словно перекрыли кислород, она вся сжалась, и боится поднять свой взгляд. Такое чувство, что мне выстрелили в грудь…