Глава 17(часть вторая)

Марсель

Рассматриваю девицу с пистолетом, и пытаюсь понять, кто она. Но для начала мы поиграем на её нервах, думает, что если незаметно пришла на территорию проданных душ, значит мы олухи, точнее сказать я?

— Что стоишь? Стреляй! Сильнее жми на курок и избавь меня от этой дрянной девчонки, уж больно достала!- подталкивал ее к преступлению, и все раскрыли рты, и больше всего удивилась моя малышка.Смотрит так, словно ее предали.

—  Марсель, то есть я тебе надоела?- едва не плачет Криспи, но с мы Шоном это давно продумали, потом всё объяснит.

— Не надо играть на моих нервах! Думаешь мне слабо? — пытается нажать на курок, но пистолет не стреляет.

— Ну же! Что вас так и не научили стрелять в тюрьме? А теперь послушай сюда, я Казановский, тебе не рассказывали на сколько я премудрая скотина? Я-лицемер, и профессиональный актер, и перед тем как твою прошмандовскую морду сюда выпустить на подиум, вытащил пули, мы могли бы и раньше прихлопнуть тебя, и скормить акулам, чтобы устроить шикарный праздник человечины, но сначала мы поболтаем и ты сдашь того, кто тебя нанял! — выплеснул всю свою ярость, они ещё не знают с кем связались. Криспи не может отойти от шока, так лучше пусть все считают, что я терпеть ее не могу, а то и так по всему заведению прошлись слухи, как она мне дорога. И конкуренты нашли слабое место, но они ошибаются, что так легко подвесят меня за яйца.

— Шон, успокой нашу девочку! — произнес так холодно, пусть обижается, потом с ней поговорю.

Мои охранники, потащили прям за волосы эту проститутку, кстати надо будет их потом порадовать, отымеют во все дырки.

— Не трогайте меня, да Генри вас всех тут положит! Он взорвет это заведение! — попыталась укусить одного за руку, но тут вмешался я, ударил ее лицом об батарею.

— Не заставляй меня хоронить тебя прямо в этом коридоре. Твой губашлёп забыл главное правило: нельзя трогать девочек, которых я люблю! Усекла? И за это ты будешь молить о пощаде, ведь из-за такой боли даже ад покажется тебе райским местом! В пыточную ее! — приказал охранником, а потом открыл другую темницу, где жили умалишённые, им внушали, что надо есть человеческое мясо. Хватаю, как собаку на цепи толстого кретина, и веду за собой. Я ему дрессировщик, он слушается меня как настоящего хозяина.

— Сидеть…Команды жрать не было! — говорю этому шизофренику, и он забился в угол и высунул язык, имитирую собаку, зрелище не для слабонервных.

— Ты аморальный кретин! Не зря Генри рассказывал про твои преступления!

— Сигару! — скомандовал одному их  охранников, и после того как затянулся, снял пиджак, а потом кулаком зарядил ей в живот, она отскочила в стену, пусть баба но мне плевать, ведь именно она подложила бомбу на территорию.

— Тварь, я буду молиться, чтобы твою голову закапали на Мортэ, а над телом хорошенько поиздевались! — шепчет сквозь окровавленные губы, не слишком она разговорчивая.

— Боюсь своими глазюками ты это не увидишь, потому что сразу после нашей увлекательной беседы ты станешь личной дыркой  охранников, а потом тобой полакомится Жорж! — указал на кретина, который посасывал свои пальцы. — С какой целью Генри стал под меня капать?

— Так я тебе и сказала Казановский, достань свой член и отсоси себе сам. Хочу тебе кое-что сказать так по секрету, твоя Анжелина всем, как кость в горле, ведь сыграть роль Мадлен и получить миллиарды Стена хотят многие, так что скоро таких сюрпризов с бомбочками будет очень много! — шипит и задыхается от злости, а меня довольно сильно заинтересовали ее слова.

— Запомни если какая-то ублюдская падаль тронет Анжелину, я взорву этот мир и он не будет существовать!

— Неужто влюбился? А как же Патриция? Да Марсель, я всё про тебя знаю, мне Генри рассказал, всегда придется выбирать, вот я ради него готова вытерпеть боль и стать жертвой!А ты слабак, — плачет и мне стало ее жаль, она очень любила этого гада,  я вспомнил, как долго он держал ее на крючке и звал Луизой.

— Я выберу Криспи, потому что она мой свет, и я вырастил эту девочку, которую…

— Давай договорю за тебя.Люблю всем сердцем. Посмотрим, как совет корпорации согласится принять твою башку вместо нее! Ты жалкий кусок дерьма Казановский, правильно сделала Патриция, что выбрала Стена!

— Врёшь тварь, он ее принудил! Заставил насильно! — схватил ее за шею, и стал давить, что едва не задушил.

— Сам у нее спроси, она никогда тебя не любила! Так что увы выродок, ты в глубоком пролете, и тебе не суждено быть с теми, кого ты так сильно обожаешь! — плюёт мне в лицо, и я подзываю к себе двух охранников, слишком много чести разговаривать с этой подстилкой, она уже испорченный материал.

— После жестокого траха отдадите ее Жоржу, если наестся, остатки принесете в тюрьму к братья умалишенным. Мой приказ ясен?

— Конечно, сэр..- обрадовались подачке, а я вызвал к себе всё начальство, нам пора пересмотреть все правила безопасности. Уверен, что среди моих людей появилась шестерка, которая под меня капает и впускает на нашу территорию противника, это мой большой минус в управлении этим гадюшником.

Засиделся до самого вечера, думал усну в кабинете, и в эту самую минуту меня пришел проведать Шон.

— Ты как? Удалось что-то выяснить?

— Плохи наши дела, какая-то мразь рассказала, про то, что Анжелина должна будет сыграть роль Мадлен, а ты ведь понимаешь, что речь идет о миллиардах! Он один из самых богатых людей мира и всем не терпится поскорее вынести его кассу. Вот теперь Криспи под ударом. Но они ошибаются, что я позволю обидеть своего ребенка, — снова закурил и поднес бутылку ко рту…

— Марсель , ты не относился так к Патриции…Походу ты реально влюбился, только сейчас по-настоящему.

— Что ты мелешь? Конечно, я люблю ее потому что воспитал, это просто привязанность, и не более! Сам виноват проводил больше времени с ней, ведь она всё время звала свою маму!Чёрт! — стукнул кулаком по стене, я не должен был так близко ее к себе подпускать.

— Ты любишь ее, как женщину, которую ты бы никогда бы не отпускал. Но не забывай, что я тоже её боготворю, и из нас двоих останется только один. Может после задания стоит подстроить ее смерть и одурачить главное начальство? А потом мы уедем с Криспи из страны, и ты останешься жив Марсель и изредка будешь нас навещать. Я даже готов это стерпеть.

— Молодец, нашел способ, как украсть ее у меня. Сам же знаешь что из этого грёбаного болота под названием «Проданные души», дьяволу как мне не сбежать, и пользуешься случаем, чтобы завладеть Криспи.

— А не забыл, что вся эта движуха была из-за Патриции, пусть правит вместе с тобой в этом аду! Вечная власть и сможет родить тебе наследника, да тебя никто пальцем не посмеет тронуть, уверен что все эти бомбы были фальшью, чтобы тебя немного встряхнуть…- ответил Шон, вообще он предложил верное решение, но только в последнее время всё поменялось, одна девушка слишком сильно проникла в мое сердце. Я пригубил ещё алкоголя, и посмотрел на вечерние звезды, они были краше одна другой, а потом выдавил из себя довольно странное признание.

— Я не уверен, что хочу быть с Патрицей. Кажется, что чувства охладели, хотя нет, не так. Мне кажется, что всё это время я испытывал к Патриции больше дружескую любовь, сам понимаешь мы почти выросли вместе . А к Анжелине я испытываю животную страсть, с нотками абсурда, и наши сексуальные игры начинают меня заводить.

-Марсель, она не игрушка…Поверь у неё тоже есть сердце…

— Которое принадлежит мне Шон. Признайся в этом и прими поражение!

— И что будет дальше? Вы станете любовниками и жить в этой клетке? Если ты ее действительно любишь, то выпустишь на свободу. А такой шанс у нее возможен только со мной, сам прекрасно знаешь.Мы можем пока поиграть втроем, как видишь ей самой сложно определиться, но итог этой истории один: ты должен ее потом отпустить, кинь на заметку себе, байку о ее липовый смерти, идеальна. Будут и волки сыты и овцы целы! — покинул мой кабинет, а я призадумался над его словами, вот умным же засранцем стал, без сомнения родители гордились бы им, значит те годы которые я потратил на воспитание прошли не зря.

***

Плескаюсь в бассейне, самый лучший отдых, после такого тяжелого дня. Да экзамены в этом году стоит снимать на камеру, а потом пересматривать, как остросюжетный боевик. Ну где эта Марта с бутылкой Шардоне. Уже хотел раскричаться на неё, как увидел одну шаловливую кошечку в гипюровой грации, наклоняется и отдает мне бутылку, в этот момент я уже рассмотрел её набухшие соски.

— Я хотела просто пожелать тебе добрый ночи, Марсель.

— Сладких снов, Криспи. И не забудь помастурбировать! — улыбаюсь, всячески стараюсь держать себя в руках, знала бы насколько мой член возбудился, при виде такого сногсшибательного появления.

— А с тобой можно поплавать? А то так скучно одной в своей комнате!

— Боюсь тогда мне придется хорошенько трахнуть тебя в этой водичке. Ты же не хочешь изменить Сабрине? Или ты уже забыла, что лесбиянка? — решил подловить своим ответом, просто тащусь от нашей игры.

— Да нет, помню. Просто сегодня моя малышка устала, а мне так тоскливо, что я хотела побыть с тобой, — её ладонь коснулась воды, будто призывая её наказать.

— Криспи, не играй с огнем! Уходи.. Лучше подготовься к завтрашнему дню. Мы будем наблюдать вашу оргию язычками в моей спальне, и если ты окажешься и вправду лесби, обещаю на целый месяц отправлю девочек в Париж частным самолетом! Но есть одна проблема, — насильно затащил её в воду и прижал к себе, чувствую насколько она трясется от страха.

— Ты испугаешься это сделать, и потом коварный братик Марсель трахнет тебя с Шоном. Так что уноси отсюда свою попку!Пока я не передумал, — облизнул ее мочку уха, будет знать, как врать старшим.


Подходит к двери и виляет бедрами, а разве стоит отпускать такую аппетитную девочку, уже мысленно сорвал ее сорочку. Потянулся за пультом и нажал одну кнопочку…Она дергает за ручку, а дверь то закрыта.

— Марсель, почему она заперта?

— Криспи, помнишь в детстве я тебе говорил, что нельзя…- вылезаю из бассейна и направляют к ней, а ее глаза опустились на мой голый член.- Приходить к мужчинам без трусиков! Это слишком опасно, и мне стоит объяснить тебе насколько это опасно для твоей задницы! Чтобы в следующий раз ты так себя не вела!

— Не надо, я просто собиралась спать и…

— Поздно Криспи, меня давно мучает это жажда, — прижимаю ее к стене, а потом…