Глава 18(часть вторая)

Алик

Это что за дешевое представление? Крысеныш, в объятиях Дена?

— Эй, может, вы уже отлипните друг от друга?!

— Прости, не сдержался, она такая очаровашка.

— Серьезно? Меня сейчас стошнит.  Ты стал мазохистом? Ну, видимо за границей совсем одичал, что нормальных баб совсем не отличаешь. Быстро в дом,  а не то, я твоей Софии Альбертовне нажалуюсь.

— Смотри, не лопни от ревности.- дерзит сестрица, возомнила себя красавицей, но я ей быстро крылья обрежу.

— Алик, ну, чего ты в самом деле? На вид, ей уже есть восемнадцать

— Да, есть и меня слишком  пугают, когда возле неё  трутся такие озабоченные кретины

— Остынь, тайм аут. Она, кажется в монастырь, не собирается

— Просто не подкатывай к ней.  Она еще зеленая, и к тому же встречается с Глебом,  станет шлюхой, а я потом буду её  перед дедушкой отмазывать?

— Какой братец защитник! Слушай, а ты случайно с ней уроки не делаешь?

— Не зли меня, Ден, я за Машу порву.

— Что так сильно любишь?

— В смысле? Ты фильтруй базар, на что намекаешь?

— Ну, я про то, что прям, проснулись братские чувства.

— Представь себе, да. Поэтому, чтобы твои губы больше её на касались.

— Это она сама решит. Может, хоть в дом пустишь? – посмотрел своим хитрым взглядом, и как они только могли познакомиться, как вспомню, их поцелуй выворачивает наизнанку.- Ну и поведайте о вашей необычной встречи

— Я упала перед его машиной. А он, как верный рыцарь, довез меня до дома. – хвалит его эта стерва, решила поиграть на нервах.-  Слушайте, у меня тут проблема образовалась.

— Какая малышка? — берет её за руку, воркуют прям голубки

— Скоро состоится конкурс красоты, и у меня есть три купальника и я не могу из них выбрать.  А мне нужно мужское мнение.  Я как раз Глеба пригласила. Ты не против Ден?

— Конечно, прелесть- шепчет в её губы

— Зато, я против. Нечего ходить полуголой по дому, — еле сдержал свою ярость.

— Алик, а на пляже, ты тоже будешь её закрывать? Ты как-то странно себя ведешь. – кидает реплику друг, он что нарывается?

—  Заткнись, и не встревай. – прервал его пламенную речь — Мне сразу дедушке рассказать, чтобы он достал свой ремень?

— Между прочим, братишка, — подходит ко мне, я смотрю на её красную помаду, когда она облизывает губы языком, так и хочет их искусать. От этого член мгновенно затвердел, вот что делает эта самозванка. Что за странные чувства, раньше я такого не испытывал — Это затея дедушки, и если он узнает что ты мне мешаешь, то тебе не поздоровится.

— Маш, не слушай его, я бы с радостью оценил тебя в  купальнике, сгораю от нетерпения

— Отлично, тогда, я Глебу позвоню, — хочет взять мобильный, как я отвожу ее в сторону.

— Ты доиграешься стерва, хочешь вызвать мою ревность? Плевал я на твои тощие формы!

— А я на тебя, кретин. Ясно? А когда выиграю конкурс красоты, сниму на камеру, твою недовольную рожу. Убери свои руки.

— Можешь, хоть голой ходить. У них точно на тебя не встанет.

— Разрешаешь? Ну, что я пошла, начинать представление.

 

***

Прошло полчаса, ну как же без него, этот Глеб, тут как тут, и все теперь вертятся вокруг этой марозоты, вот где эта София Альбертовна, когда она так нужна. Присаживаемся на диван,  придушить бы этих козлов, еще друзья называются.

— Ну, и что за переполох? Ден, не ожидал тебя увидеть. Сколько лет сколько зим.

— Может, вы уже заглохните. Ей богу, как гомики.

— Алик, а ты чего злой, как собака? – переспрашивает Глеб, противно ему отвечать

— Да, сестричка сейчас в купальниках будет щеголять — поясняет ему Ден.

— Машка, что ли? Да ладно! — не успевает это произнести, как раздается музыка с настолько пошлыми нотами, а дальше по ступенькам  спускается  она, в белом откровенном бикини. Мать твою, через её гипюровые трусики, просвечивается киска.

— Ни хрена себе! Это мы удачно зашли. Алик, где ты её откопал? — захлебывается в собственных слюнях Ден, ей богу прям кончит, а я психую, и хочу уже встать, но они не дают этого сделать

— Сиди, пусть этот ангел не останавливается.

А эта чертовка будто специально провоцировала меня, стала ритмично двигать задницей, не могу не отметить, что её фигура идеальная. И как я раньше этого не заметил.

— Ну, как мальчики? Не слишком пошло?

— Горячо. Продолжай.

— Я мигом, а теперь номер два, — вернулась на второй этаж, моё терпение подходит к концу, ох чувствую сейчас рвану, и оттаскаю за волосы. Проходит несколько минут, как эта дрянь появляется в красном комплекте, всё сейчас начнется визг

— Мама дорогая! Я бы ее хорошенько отодрал, — сказал Глеб, а потом перевел взгляд на меня.

— Держите свои члены в штанах. – а сам пытался успокоить стучащее сердце, на миг я представил, как пристраиваюсь сзади и развязываю эти тонкие ниточки, из которых состояли её трусики, а потом ставлю раком, и снова впиваюсь в её киску. Мне нужен ледяной душ.  Когда наши глаза встретились, в них я прочитал вожделение, что за странные эмоции? Она же мне не нравится.

— А теперь третий, — хочет подняться на второй этаж, как я вскакиваю с дивана, ей-богу, она перегнула палку.

— Если ты сейчас же не напялишь на себя одежду, клянусь,  ты месяц будешь под арестом. Шлюха!

—  А что тебе не нравится? Как ты там сказал, что могу хоть голой  ходить, и у них не встанет. Может, проверим?- потянула за свои ниточки сзади, еще чуть- чуть и её бюстгальтер оголит грудь.

— Шалава…Тебя нужно привязать к кровати и драть, день и ночь, — наклоняюсь к ней и хочу  коснуться губ, как дверь открывается и  мы замечаем Софию Альбертовну, вместе с Таней.

-Мария, почему вы в таком виде? Еще перед мужчинами!

— Так я репетирую, вы же в курсе, что в самом последнем испытании,  участницы, должны продемонстрировать своё тело. Вот, я тренируюсь, — вырывает свою руку и уходит,  с каждым днем становится сложнее контролировать свое вожделение.

— Алик, да остынь ты, мы же  просто посмотрели на её прелести?

— Что понравилось? – проглатываю страшный комок обиды

— По-моему, ты ревнуешь? Смотри, аж, пена сорта —  подмечает Ден.

— Она моя сестра, олух.

— А когда тебя это останавливало? Алик, признай, что Маша лакомый кусочек.

— Что? Эта крыса не в моем вкусе. Я просто беспокоюсь за ее честь.  Ах, забыл, что она уже  вовсю трахается с тобой Глеб. Надо как-нибудь рожу тебе начистить -покинул гостиную и спустился в спорт зал, нужно выпустить весь пар.

 

Маша

Месть это блюдо, которое подают холодным. Так, что тут у нас? Ага, новые платья.  Выберем самое короткое, он еще оценит девушку, которую потерял. Хотя сердце не обманешь, и весь этот спектакль я устроила, лишь бы ему насолить.  Вот бы он взял и признался  в своих чувствах? А что будет потом Маш? Вы же брат сестрой. Во всяком случае, отомщу за все свои слезы.  И Ден вместе с Глебом пообещали жаркую вечеринку, так что скучать вечером точно не придется.

Спускаюсь вниз в безумно коротком платье, от чего братишка выплевывает пиво, а потом шипит от злости.

— Ты какого хрена, так вырядилась? В курсе, что через твой гребаный сарафан просвечиваются стринги? Быстро поднялась к себе и переоделась!

— Ага, спешу и падаю. Пей дальше алкаш, а я меня парни ждут!

— Кто? Ты никуда не пойдешь! Да знаешь, что у этих козлов на уме.

— Ты прав, я лучше сниму трусики, так проще будет насаживаться на их члены!Не скучай, братик!- хочу подойти к двери, как меня хватают за ногу.

— Стерва! Я тебе такие члены покажу.

— Руки убрал! – вырываюсь, а он  перекидывает через плечо, совсем невменяемый, и куда подевались все остальные.

— Сейчас мы быстро смоем с тебя штукатурку, — прыгаем в бассейн, вмиг мой макияж превратился, в бог знает что.

— Ты шизанутый? Через десять минут, Глеб с Деном заедут.

— Боюсь, что ты останешься, дома, потому что так быстро отсюда не вылезешь, — в воде приближается к мне, и срывает платье, накидывается на грудь и кусает её настолько страстно, что я возбуждаюсь , а потом его пальцы проникают в трусики.

— Скука, в глаза мне смотри. Если ты еще раз будешь  с ними флиртовать. Я всё-таки, проявлю свою плохую сторону, и трахну тебя, крысеныш.

—   Но во всяком случае, не будешь   первым. Ведь я отдала свою невинность Глебу, — говорю с вызовом, а он ударяет меня по лицу, а потом его властные губы накрывают мои, как же я схожу от них, с ума. Этот пожар, не остудит даже холодная вода. А дальше, он срывает трусики, и врывается языком в клитор, и я попадаю на небеса. Но он так просто меня не получит, ударю его ногой по голове, и шепчу:

— Глеб, лижет мою киску в сто раз лучше. Не думал, взять у него пару уроков? Счастливо, оставаться неудачник!