Глава 19(часть вторая)

Анжелина

Сбылась мечта маленькой чудачки и вот сейчас я в Диснейленде, в стране необычных мультяшек. Помню, как в детстве обожала этих героев, они ведь такие веселые, всегда поднимают настроение, отдаляя нас от этой черной реальности в жизни. Паула купила билеты на аттракционы, а я решила подойти сфотографироваться с огромным Мики Маусом, который привлекал много внимания.

— Bounjour, la belle veux-tu prendre une photo avec moi? ( Здравствуй красотка, хочешь сделать фотографию)- спросил он так приветливо, мне не описать эмоции, которые я испытывала, позабыв при этом про все свои проблемы.

— Oui, c’est mon grand souhait ( да,это мое большое желание)- захлопала в ладоши и направилась к персонажу. Но как только к нему подошла, ощутила знакомый парфюм, встречаюсь с ним взглядом, только не это те самые зеленые дьявольские глаза. Хочу вырвать руку, но он сильнее, приближает к себе и дико угрожает:

— Вот мы и встретились Криспи! Моя дрянная девочка, ты очень плохо себя вела. А я не люблю, когда меня не слушаются.

— Помогите! — крикнула на весь парк, а он закрыл мне рот рукой, а потом пригрозил:

— Ты же не хочешь, чтобы все эти дети пострадали, а также их родители? Не заставляй дьявола устраивать бунт.Ты просто сейчас молча пойдешь со мной. Моя малышка, — оставляет засос на шее, он совсем лишился рассудка.

— Нет, я не вернусь к тебе…

— Криспи, я ведь могу взять пистолет и убить ту семейную пару, не заставляй меня! Я соскучился! Ты нужна мне, как наркотик, — шепчет на ухо свои сладкие угрозы, а затем хочет увести с собой, но я противлюсь.

— Ты не сделаешь этою Марсель, всё кончено, нас больше нет! И мы оба знаем, что ты не способен пойти на преступление!! — оттолкнула его от себя и рванула к аттракционам, пусть не угрожает своими липовыми словами, никак не могу простить его за тот самый поцелуй с Патрицией. Но больше всего я скучала по Шону, который ни в чем не виноват, порой мне кажется, что он просто пешка своего брата. Думаю, он не станет так долго на меня обижаться. Но раз жизнь предоставила шанс улизнуть, я не стану его терять. Провели время от души, а по дороге домой накупили целый пакет круассанов. Вообще Париж, это город чувств и эмоций, и здесь совсем забываешь о всех своих трудностях. Паула приготовила луковый суп, и предложила поесть на балконе за стеклянным столиком и полюбоваться вершиной Монтмарт. Столько впечатлений, не могу никак нарадоваться.

— Вот такая у нас жизнь в Париже. Хотела бы ты остаться здесь? — задает она вопрос, а я мечтательно рассматриваю прохожих, до безумия нравится их язык.

— Конечно, но кто же меня спросит. Марсель, как гончая собака идет по моему следу, там в Диснейленде, он хотел снова меня похитить. Я никогда не вырвусь из «Клетки проданных душ»! — пожаловалась на свою жизнь и в этот момент дверь срывается с петель и врывается полиция…А дальше появляется тот человек, который пришел за своей беглянкой!

— Пуала Дюбуа, какое право вы имеете удерживать у себя несовершеннолетнюю девушку? — сказал мужчина своим грубым тоном, надо же как мы разговариваем хорошо по-русски. Это всё до чертиков надоело, сколько можно устраивать эту клоунаду.

— Во первых, она меня не похищала, это было моё желание!

— Хватит врать, Анжелина. Это случилось в аэропорту, мы с моей сестрёнкой приехали полюбоваться самым романтичный городом мира, как объявилась эта сумасшедшая и похитила моего ребенка!- врет Марсель, конечно, он же у нас профессиональный актер, может кому угодно запудрить мозги.

— Это правда Паула? Пройдемте со мной, — ответил мужчин в в форме, а я решилась возразить.

— Нет, это он жестокой преступник, никакая я ему не сестра, он аморальный извращенец, который склоняет меня к близости с ним, — вывела Марселя из себя своим ответом, он сжимает руки в кулаки, сейчас из его уст посыпется очередная брехня.

— Месьё, у нее переходный возраст, когда наши родители умерли, я лично занимался воспитанием этого непослушного дитя. Она постоянно бегала из дома! — вводит его заблуждение Марсель, а я пытаюсь его перекричать.

— Это ложь, ты мне не родной брат! Лицемер, подлый обманщик!

— Видите, по всем документам, я являюсь ее опекуном до 18 лет. И вместо того, чтобы заниматься ее обучением в России, гоняюсь за ней по всему Парижу.

— Да эти подростки совсем не ведают, что творят. Забирайте вашу малышку! — обратился к Марселю и тот ехидно ухмыльнулся, а потом шепнул мне  свою угрозу:

— Готовься к расправе.

-Паула, мне перевести на французский? Пройдемте с нами!- снова повысил свой тон полицейский, а я уже хотела выцарапать глаза Марселю.

Спускаемся с ним по лестнице, он надел на мои запястья наручники.

-Ненавижу…Мразь! — вырываюсь, а он лишь остановился и зарядил мне пощёчину.

— Ты чем думала, когда вякала своим языком полицейскому? Мне прикончить эту шалаву? А может и тебя заодно?

— Да, избавь меня от этих глаз, которые бесит до чертиков! — возражаю ему, а он странно посмотрел на губы, а потом как хищник вторгается в мой рот, и своим языком нахально издеваются над моим.

— Сучка, ты ответишь за все те холодные ночи, Криспи, — расстегнул мое пальто и пробрался под свитер хотел уже его снять, а потом освободить грудь от бюстгальтера, его поцелуи были как пожар, такой опасный, похлеще того, который бывает в аду.

— Перестань…Спасите!

— Кричи…Тебе всё равно никто не поможет! — потащил за собой вниз и когда мы оказались на улице затолкнул в свой Мерседес, где уже заждался Шон.

— Анжелина, как я соскучился! Мы так переживали.

— Не трогай меня, грязный предатель!- воротит от его лживого голоса, и когда к нам присаживается его брат Марсель, то мне становится совсем не по себе…

— Ты чего обиделась? Поверь так будет лучше. — снова поддерживает Шон, видит насколько я подавлена.

— Не стоит с ней сюсюкать. Она наказана и сегодня вряд ли выйдет из моей спальни. Ляпнула, что я аморальный извращенец, стоит ей показать , на что я способен! — стал меня тискать Марсель словно дрянь, а потом приказал Шону:

— Поцелуй эту стерву, нужно ее охладить.

— Нет, не смейте! — но мои возражения никто не прослушал и он резко ворвался своими губами при этом дрязня мой язык, а Марсель проник в трусики, где нащупал клитор.

— Твари! А-а!- застонала от жаркого удовольствия, они как двое голодных волков терзали меня, даже не постеснявшись водителя.

-Наша девочка завелась! Хочешь я трахну тебя пальчиками? А может сразу пристроить на свой член! Иди сюда котенок! — вырвал этот дьявол из объятий Шона, и жадно поцеловал и я ответила так, что захотела еще больше. Как же я себя ненавижу за то, что люблю этого идиота до дрожи в коленях. Мы затормозили около гостиницы, где Марсель сказал своему брату, в его излюбленном властном тоне:

— Счастливо оставаться! Я позвоню утром.

— Марсух, не насилуй её, она же просто хотела немного погулять!

— Шон, я сказал скройся с глаз моих, или я ее придушу! — схватил меня за шею и повел к отелю. На рессепшене одарил администраторшу своей улыбкой и кинул свою колкую фразу:

— Avez-vous la chambre avec lе grand lit? ( у вас есть комната с большой кроватью)

— Oui, monsieur c’est votre soeur?( Да месьё, это ваша сестра? )

И тут он отвечает, при этом проводит языком по моей щеке, он уже совсем слетел с катушек, озабоченный сукин сын.

— Non c’est mon chaton! Donnez- moi les clés, nous sommes fatigué( дайте мне ключ, мы слишком устали)

Девушка чуть не опешила после его развратных действий, сомнений нет дьявол решил выплеснуть свою черную сущность наружу, как же я его терпеть не могу.Подвел к лифту, как шлюху, а потом нажал кнопку третьего этажа.

— Зачем мы здесь?

— Трахать тебя буду, я же братишка извращенец! — снова просунул свои нахальные руки в мои трусики, чтобы наказать бутон.

— Я не хочу…Нет, пожалуйста. Марсель, не надо! — буквально умоляла его, но он оставался непреклонным, лишь вышел со мной в коридор, а потом направился к красной двери и едва открыл её, приказал:

— Иди в душ…

-Я не стану с тобой спать.

— Мне применить силу? Нравится получать боль? — его рука схватил меня за пряди, а другая сорвала пальто, а потом следом на полу оказалась и другая одежда.

— Гори в аду, подлый выродок.

-Котенок, мы отправимся туда вместе, а теперь снимай свои трусики и направляйся плескаться под прохладной водичкой, а я скоро присоединюсь! — облизал мои губы, и при этом расстегнул бюстгальтер, а мне осталось исполнять его волю. Я зашла в ванную и посмотрела на свое отражение, через несколько минут стану шлюхой, которая создана лишь только для плотских утех. Включаю воду и чувствую внутри опустошенность. А когда дверь открылась и заявился он полностью обнаженный, я чуть не поскользнулась.

— Залезай в джакузи.

— Ты ведь не изнасилуешь меня…Марсель, ты же обещал, что не причинишь мне боль. Обманщик…

— Я сказал быстро в джакузи! Меня не растрогают твои слова…- говорил со мной настолько холодно, словно я для него падаль. Выполнила его волю и он залез ко мне, где прижал к плитке и стал кусать всё тело до крови, он никогда не вел себя настолько жестоко. А потом опустился на колени, широко расставил мне ноги и впился в клитор, где стал его вылизать словно нектар. И я сдалась, хотя победа была почти в моих руках.Он ласкал его так нежно, и взорвалась от сладкого оргазма.

— О боже!! А-а! За что ты так меня презираешь? Больше всех!

— Ты не права Криспи, я слишком сильно тебя люблю и желаю, и твою душу так просто не отдам! А дальше он дотрагивается членом моей киски, я так боялась испытать эту боль, что потеряла сознание…

Пришла в себя от телефонного звонка. Протираю глаза и оглядываюсь по сторонам, черт я голая в спальне…

— Да трахнул, так что можешь сегодня брать ее себе на ночь, — заходит в комнату Марсель, а я онемела после его колких фраз, а он не спуская своих глаз с меня ответил.- Так что наша Анжелина больше не девственница! Можешь драть её сколько угодно!

Закончил разговаривать, а меня колотило до невозможности, пора выяснить отношения.

— Что всё это значит?

— Ты о чём Криспи?- пробует на вкус свой ароматный кофе…

— Ты сказал Шону, что..

— Отпендюрил тебя, ну или трахнул. А теперь ты полностью в его распоряжении. Угощайся очень вкусные круассаны!- сказал так, будто ему всё равно.

— Какой же ты козел! Как я могла влюбиться в тебя! Ты говоришь об этом так спокойно! Это же был мой первый раз…

— Платок дать? Я с тобой сюсюкать больше не буду, а сейчас убирайся отсюда в соседний номер. В 12 часов у вас экзамен, а потом милости прошу в кровать к Шону. А с тобой у нас будут только родственные отношения, сестрёнка! — перевернул от злости стол и вышел в коридор, он просто воспользовался мной…