Глава 19

Мика

Возможно,  чуть переборщила, ведь Герман церемонится не станет. Проскользнула в библиотеку, где было просто гигантское скопление книг.

-Приключений на задницу захотелось? Сучка малолетняя.

Старалась даже не делать лишних движений, но когда перед мой появляется злой брат, и с ремнем в руках, земля ушла из-под ног.

— Блевотная стерва! Сейчас я тебя урою.

— Стой, я просто пошутила. Конечно, надела нижнее белье! — сделала шаг назад, и уткнулась в стену.

-Избить до крови? Не слышу мочалка? —  разрывает школьную форму, и с вожделением рассматривает соски, хотела прикрыть руками, но он не дал. Наклонил лицо, и провёл по колечкам  языком.

— Герман, перестань! Ты свихнулся? Сюда могут войти!

— Только рыпнись! Тварь, всю морду порежу! — опускается на колени, и с диким рвением раздвигает ноги, а затем впивается в киску. Скользит по клитору языком, задевая при этом пирсинг.

-Да-а! — расслабилась и застонала на весь кабинет. — Ещё!

Он его щекотал так умело, словно слизывая нектар, от сильнейшего кайфа, низ живота заныл от удовольствия. Перед глазами всё поплыло, и я кончаю, а он продолжает его вылизывать, при этом кинув угрозу.

— Убогая, мне ножом тебе живот в вспороть? Не ори так! — и вот его коварные ласки заставляют всё тело изнывать от блаженства. В коридоре послышались шаги, кажется они направляются сюда.

— Нас застукают! А-А-а! —  чуть не охрипла, при этом получила дозу запредельного оргазма. И контролировать крики стало невозможно.- Боже! Кайф!

Только Герман отстранился и кинул в лицо рубашку, увидели Армана, который чуть не побледнел от злости.

— Вы чем тут занимаетесь?

— Книги читали, ослеп, что ли? Свалил отсюда пока из твоих мозгов не сварили рагу! Хомячище, чтобы через пять минут твои тощие булки ждали в Ягуаре. — кидаю фразу малолетке, ещё не хватало оправдываться перед убогим кретином. Когда же мы уже избавимся от папенькиного сынка, руки прям, чешутся. Только Герман скрылся из библиотеки, и я надела рубашку, Арман посмотрел с презрением.

— Мика, ты с ним сношаешься?

— Что? Он же мой брат. А вообще это не твоё дело.

— Нет моё? Герман, уголовник, разве не в курсе, что отбывал в колонии за убийство? Они с матерью вешали лапшу! И в итоге этот преступник хочет тебя совратить! — порой своими нравоучениями начинает конкретно бесить.

— Знаешь что, я сама разберусь в отношениях с братом. А ты можешь не подвозить больно надо.

— Беги, яйца ему оближи! — обиделся и выскочил из библиотеки, не вот зачем суёт нос туда, куда не просят.

Германа срочно вызвали на работу, и пришлось ехать с водителем. Хорошо, что сегодня генеральная репетиция к Хэллоуину, и остальные уроки отменяются.

— Вечно лезет к нашим голубкам! — возмущалась Инесса преображаясь в костюм ведьмы, мы вообще втроём выбрали именно такие образы. И наша задача по спектаклю похитить принцессу и превратить её в дерево.

— Строит из себя бог знает что!-достала из косметички подводку, чтобы накрасить глаза.

— Слушай почему этот халдей крутится в вашей семье? — уточнила Рита, отрывая взгляд от строчек с ролью.

— Его отец, лучший друг мамы! Поэтому теперь, он может качать свои условия! Но я бы с удовольствием избавилась от гада, — преобразилась в длинное платье, а волосы предпочла распустить.

Вечеринка началась, сразу после грандиозного выступления, вот только если Арман от обиды предпочёл пропустить это мероприятие, то  дрянь Изабель, пришла специально испортить настроение. Перед этим я немного пригубила алкоголя, и набралась смелости в кои — то веки высказать, всё, что думаю.

— Инесса,  у нее же заплетается язык!!!

— Всё путём, девоньки! Пора блистать!- растолкала танцующих одноклассников, и приблизилась к Изабель.- Салют, драная кошка. Выглядишь, как уродище полнейшее.

— Что ты сказала?- удивляется сестричка, притащилась испортить праздник.

— Мика, пошли, не связывайся с ней!- оттаскивают подруги, но у меня развязался язык.

— Хорошо быть одноразовой, подстилкой, или как его а, точно вонючей прокладкой!

— Швабра, я выцарапаю тебе глаза! — вцепилась в волосы, но сегодня получит сполна.- Бесишься, что мы трахаемся до потери пульса?Дешёвка!

Плюнула в лицо, тварь последняя и тут как раз появился виновник наших разборок.

— Герман, уйми эту психованную дуру!

— Ненавижу! Гори в аду. Он любит только меня, — едва я успела вымолвить, как брат влепил оплеуху, у всех на глазах.

— Тварина, кто пасть разрешил открыть?Со мной прошла!

— Бей сильнее! — брыкалась, но никак не могла освободиться из его железной хватки.Затащил в туалет и толкнул к кафельной стене.

— Мондавошка, давно по рылу не получала?Кровью хочешь блевать?

-Нет только спермой! — подначивала ещё больше, и он намотал волосы на кулак, казалось вырвет пряди.

— Напрашиваешься?

— Да, я же рабыня.Смелее, братишка.

— Быстро наклонилась к сортиру! И уткнулась рожей!

— Приказывай Изабель, ублюдок.

После моих возражений, он рвёт костюм, и расстегивает ширинку.

— Сейчас столько кровище будет, всю целку порву! Мразь!

Проводит головкой члена по киске, и случайно задевает пирсинг, от чего клитор набухает. По телу проскользнула лавина возбуждения, он знает, как это заводит.

— Проси прощения, ушербная! — за волосы развернул к себе и с вызовом смотрит в глаза, он такой красивый, с ума по нему схожу. То ли то дурацкое пойло подействовало, но я его поцеловала и  уже хотела утонуть в ласке, как он достал заточку и порезал нижнюю губу.

— Сейчас рожу твою об  сартир разобью! — облизывает языком рану, а потом властно вторгается в губы, и крадёт все остатки кислорода. Задирает платье и пальцами отодвигает трусики, где находит бугор с сережкой и начинает его теребить.

-Нравится, хомячище? Не слышу?

-Да! — издала стон, а он укусил за щеку, и хотел войти указательным пальцем в лоно.

— Встала на колени. Тварина настырная, сейчас отсосешь! — сжимает скулы, и шепчет с вызовом, и дикий гордыней.

— Попроси Изабель, шалаву свою недоделанную!

Только успела вымолвить, он углубил палец, ещё чуть-чуть лишит девственности.

— Шмара, не играй с огнём! Ротик открыла и заглотнула его.

— Катись в ад придурок! — зря возразила, ведь он сам поставил на колени, и грубо затолкнул член в рот, и приказал.

— Соси, рабыня! Быстрее, тебе сказали реще! — вцепился пальцами в затылок, чуть шею не свернул. Пришлось подчиниться и сделать минет, от которого завелась сама. Облизываю головку, и слышу его учащённое дыхание.

—  Вот так да стерва!Вшивотень! Коза драная! Ты принадлежишь мне! И должна исполнять приказы! А-а! — застонал, и закрыл глаза, а я покорно доставляла наслаждение. Извергает сперму, от чего чуть не подавилась.

— Глотай!

— Нет

— Проглоти, а то глаза вырежу! Давай ублюдская рожа! — кулаком ударил по лицу, чуть не рухнула на пол. Сделала, как он велел, и чуть не отключилась. — Готовься сучара, скоро на этом языке будет пирсинг, и тогда ротик твой закрываться точно не будет.

Покинул кабинку, бросил словно дешёвую куклу. Наверное поехал к Изабель, ненавижу  мерзавца поганого.

Решила совсем перестать с ним общаться. После той вечеринки, не обмолвились даже пару словами. Вечером как-то раз смотрела сериал, и тут заявляется парочка в лице Наташи и Германа. Смеются, видимо собираются ужинать с нами.

— Уроки доделала? Физику принесла на проверку, ау страшила в свитере! — отрывается от столь любезной беседы со своей невестой, и кидает камень в мой огород. Хватит терпеть пора дать отпор, да так, чтобы глаза на лоб полезли.

— Её не задали любитель позажимать Изабель! Я всё думаю может Наташу пригласишь на вашу оргию? -произнесла с нотками ревности и обиды, пусть сам из дерьма выбирается.

-Что? О чем говорит Мика? Герман.

— Ты станешь слушать эту убогую мандавошку? — стреляет взглядом в мою сторону, не предполагал, что подставлю, но хватит втаптывать в грязь.

— Теперь всё ясно, почему она постоянно звонит? Предатель!

— Наташа, постой! — рванул в прихожую, но остановить не получилось,девушка послала его ко всем чертям. Возвращается с ремнем, и как ураган надвигается к дивану.

— Ты совсем с катушек слетела?Мне рыло твоё в серную кислоту окунуть?- обмотал ремень вокруг шеи, что собрался сделать.

— Помогите!!!

— Умри гнида! Перед тем как качать условия избавься от Армана, сучка недоделанная! — сейчас задушит, но тут в гостиную заходит мама вместе с Френком и его сыном, о котором несколько минут назад упомянул Герман. Убирает ремень, благо они не успели заметить, чем мы занимались. Почему такие расстроенные лица?

— Какого черта эти уроды в моем доме?

— Говорю же опасен для общества! — кидает реплику маме, она итак чем-то расстроена.

— Мика, прошу дочь иди к себе!

— Что случилось? — вся побледнела, только не говорите, что с бабушкой,  какие-то проблемы.

— Мама, выкинь этих клоунов, пока я пса не натравил! — брат нервничает, при этом заправляет ремень в брюки, самой стало жутко интересно, что здесь творится.

— Микаэла, сколько можно повторять? Кажется, я вежливо попросила подняться в комнату! Мне итак нелегко говорить. — повысила свой тон, лучше не стану провоцировать ссору. Направился к лестнице, а они начали беседу.

— Как ты мог? И это после того, что я сделала для вас? Герман, там были все мои эскизы, работы, над которыми я дышала. Все ваши детские фотографии! Память нашего семейного счастья! — расплакалась, так лучше мне задержаться.

— Мама, да какая муха тебя укусила? Я не имею понятия о чём ты?

— Хватит врать, преступник! Радуйся, что мы не обратились в полицию! Должен преклоняться перед этой женщиной! — вставляет слово Френк, но только брату вряд ли кто-то способен ставить условия.

— Повтори, чмырдяй! Твои кишки отдать на съедение моей собаке? Утырок!!! Забирай своего вонючего сынка и проваливай!

— Довольно, Герман! Я всё знаю… — вытерла слезы мама, в этот момент стало её по-человечки жалко, она ведь действительно лишилась всей своей коллекции свадебных платьев.

— Просвети! Чего молчишь? — не унимается брат, сам весь на нервах.

— Это ты устроил поджог, потому что страдаешь ужасной болезнью, как пиромания. Получаешь наслаждение от возгорания и причинения боли другим! — ошарашила правдой, после которой, у меня затряслись руки и ноги, да все тело чуть не парализовало.

— Что за туфта? Я не делал этого! Мама, послушай.

— Хватит! Я не желаю больше тебя видеть! Пошёл вон! Из-за того пожара могла умереть Мика! Господи! Как можно было воспитать такое отродье?

— Значит, я отродье?

-Да, и только на шаг приблизься к нашей семье обращусь в полицию! — впервые в жизни повысила на него голос, а Герман…