Глава 2(часть вторая)

От лица Камиллы

А мне казалось, это моя мама строгая, но видимо я слишком плохо знала дядю Тиграна.

— Кто дал тебе право устраивать вечеринку? Смотрю, ты совсем от рук отбилась.

— Ну папа, неужели я не могу чуток оторваться? — оправдывалась перед ним, а его глаза поменяли оттенок, они стали чернее ночи.

— Не забывай, кто главный в этом доме…И  все твои побрякушки куплены на мои деньги. А если бы все собравшиеся уроды изнасиловали бы вас?

— Они мои друзья.

— Хороши друзья, что оставляют после себя такой хлам. Розалинда, Арно — позвал он прислугу, его голос был таким властным, что я побоялась вставить лишнее слово.

— Вы нас звали? — что там говорить, если сама прислуга от него млеет. Точно Люцифер, и теперь понятно, что будет с каждым, кто ослушается его.

— Чтобы через час дом блестел, как летнее солнце, а весь этот мусор сожгите! И если моя дочь устроит подобную вечеринку, ещё хотя бы  раз, немедленно звоните мне. Не хватало, чтобы какие-то озабоченные парни устраивали бордель из моего дома — от его крика, казалось, я оглохну, и в этот момент стала везде искать глазами свою маму, её нет? Камилла тебе несказанно повезло.

— Папа, но мы немного повеселились. Ты же не будешь наказывать меня за какую-то вечеринку.

— Кредитку…

— Но папа!

 —  Лиза за такое поведение я лишаю тебя карманных денег на целую неделю. Поживёшь семь дней, и подумаешь над своим поведением, возможно, тогда я изменю своё решение.

Моя сестра фыркнула, ей так не хотелось расставаться со своей золотой картой, и в этот момент я решила вмешаться, чтобы разжалобить дядю Тиграна.

— Не ругайте Лизу, она просто… — замешкалась я на полуслове, когда он отошёл от дочери и подошёл ко мне, глазами обласкал каждый сантиметр моего тела, а самое главное пристально посмотрел на задравшиеся платье. И как я могу его опустить, если у меня мандраж по телу, когда он рядом:

— Договаривай Камилла… — шёпот над моим ухом, вот интересно, что он со мной сделает, если так сильно накричал на свою собственную дочь.

— Хотела устроить вечеринку в честь меня, и видимо перестаралась. А в наказание мы можем сами убрать этот дом, и он будет надраен до блеска — на лице появляется улыбка, но она мгновенно сползает, когда он надевает упавшую бретельку платья на моё плечо, его пальцы они огненные, почему раньше, я не испытывала подробное? Это же всего лишь обычное касание, а я дрожу словно зайчишка, который встретился с волком.

— Это слишком большая жертва… Я не могу позволить, чтобы мои девочки испортили свою нежную кожу, когда будут отмывать весь этот алкоголь и остатки еды… А вот выбрать другое наказание, к примеру, лишить денег это в самый раз. Вот только для тебя Ками, я пока что не придумал? Может, подскажешь? — его шепот как тихая приятная колыбельная убаюкивает меня.

— Папа, не забирай у меня кредитку. Обещаю, больше такого не повторится.

— Молчи Лиза, я ещё не закончил. Вернёмся к самому главному вопросу.  — он снова обратился к своей дочери, не успокоится, пока не высосет всю душу.— Кто поцарапал мою машину?

— Пап, понимаешь… Мы просто вчера много выпили.

— Я задал вопрос, кто из вас двоих поцарапал мою машину?— Тигран был таким злым, что боюсь нам попадёт ох, как попадёт… Решаюсь выдавить из себя заветные слова…

— Я….

Не знаю, откуда у меня взялось столько смелости, ну всё Ками считай, что ты попала…

— Не ожидал…Честно, я чертовски недоволен… — принялся расхаживать он по гостиной, а я уже догадывалась, что он предпримет для меня.

— Лиза к себе в комнату…. А ты Камилла прошу в мой кабинет…

— Но папа… Она ведь не специально— пыталась меня защитить сестра, но отвечать за собственные пьяные выходки придётся мне самой.

— Я не привык повторять дважды… — после его тона, я понял, что мне действительно стоит его бояться… Следую за ним до конца коридора, до тёмной двери со странной надписью на английском языке. Надо потом обязательно её перевести. Пропускает меня вперёд, клянусь я чуть не описалась от страха, когда он её запер…

— Садись Камилла, мы будем разговаривать — отодвигает стул, а сам садится на стол и при этом снимает свой пиджак, оставаясь в тёмной рубашке, которая великолепно подчёркивала его широкие плечи. Зачем садится так близко, я же до трясучки боюсь этих глаз.

— Знаешь, моя сестра рассказывала, что ты очень примерная девочка. И всегда слушаешься старших — говорит, будто оценивает свою добычу перед нападением.

— Да всё правильно…Клянусь, я не хотела портить вашу машину… — голос так дрожал, а когда он покинул своё место и встал у меня за спиной и своей широкой ладонью впился в волосы и стал массировать мои пряди, я едва не застонала. Он так искусно их гладил, что я почувствовала странное тепло в своих трусиках, убирает прядь и шепчет на ухо

— Я терпеть не могу, когда без проса берут мои вещи, к тому же у вас ещё нет прав…Вы могли пострадать — сейчас его губы коснулись мочки моего уха. Чувствую слабость, сладкое искушение снова и снова получать эту порцию ласки… — Как бы мне не хотелось, но я обязан поведать своей сестре о твоей выходке Ками…

Его пальцы принимаются гладить плечи, он дарит такую незабываемую ласку, но его последнее слова довольно сильно напугали меня. Разворачиваюсь к нему, хотя зря я это сделала, ведь плен голубых глаз слишком опасен.

— Нет, прошу вас, она очень расстроится. Не делайте этого… —  говорила так, будто это вопрос жизни и смерти. Представляю, как мы смотрелись с ним со стороны.

—Тише Ками, ты вся дрожишь, я же не зверь… — касается пальцами моей щеки, и теперь тепло переходит в мой живот, — Ты ведь хочешь, чтобы мама не узнала о твоём поступке. Ведь тогда она соберет твой чемодан и отправит в лагерь, где ты сутками напролёт будешь сидеть с учебникам вместо того, чтобы плескаться в лазурной воде Чёрного Моря

— Да пожалуйста, не говорите ей…

— Но я ведь такой порядочный дядя, слишком сильно забочусь о своей племяннице, которая мне как дочь. А вдруг ты позволишь себе выдать подобную выходку ещё раз? — его пальцы коснулись моих губ, и я ощущала лёгкое опьянение от его голоса, не знала что такое вообще возможно.

— Нет, я больше не буду… Только не рассказывайте ей… — ещё секунда и я расплачусь. А он обхватывает мои щёки свои пальцами приближает нос к моей коже, будто вдыхает аромат .

— Ты сладкая Камилла, сочетание самых спелых персиков… Я могу промолчать, если ты кое-что сделаешь…

— И что? — задаю вопрос, а он…