Глава 2(часть вторая)

Еще два года спустя. (девочке исполнилось 13)


Анжелина

Каждый в этот мир пришел с определенной целью, у каждого свое предназначение. Интересно, а какой дар есть у меня? Вот уже шесть лет я живу в шикарном городке , который называется «Дом проданных душ», я часто спрашивала об этом Марселя, но он уговорил, что это место всех потерянных принцесс. Интересно, а какая жизнь складывается за пределами этой клетки? Так и не могу получить ответ. Сегодняшнее утро началось с приключений, которые я никак не ожидала. В столовой нам нельзя было брать на завтрак больше одной булочки, а кто не съедал кашу, тот стоял на холодном полу в углу целый день. Представляю, как снова попадет Карине, она ведь бредит выпечкой. Стоим в очереди с подносами, как послышался знакомый стук каблуков.
— Внимание, мымра идет! Прячь эклеры! — скомандовала я подруге, но она случайно один уронила, и тот подкатился к шикарным лакированным туфлям этой стервы. Илона поднимает его с пола, а девочки начинают перешептываться, только не это, нас же потом ожидает наказание.
— Чье это? Выйти из строя! – от её прокуренного голоса, становилось не по себе, словно она надзиратель, в принципе она им и являлась. Каждый день перед тем как лечь спать, она лично с проверяла наши тумбочки, и если случайно находила сладости, то жестоко наказывала в подвале. Не зря наш город называли тюрьмой, с такой непроходимой решеткой, словно клетка. И только лучшим ученицам, по итогам недели разрешалось выезжать отсюда, словно птице вырываться на свободу. А мне не хотелось убегать из этого райского места, потому что со мной был Марсель, который научил меня писать, читать, а также выучил со мной таблицу умножения. Правда каждый раз, когда я повторяла эти числа, постоянно смотрела в его зеленые глаза, они такие красивые. Он может на меня кричать, но я не могу на него злиться, потому что сердечко хранит страшную тайну, я страшно в него влюблена. И под подушкой у меня спрятаны тетради, где я записываю качества, за которые я его люблю. Мне кажется, что она скоро закончиться, ведь с каждым годом мои чувства не поддаются контролю, и под своим теплым одеялом я думаю только о нем, боже, я ведь одержима им.
— Я кажется, задала вопрос, не вынуждайте меня применять электрошокер! Самое лучшее наказание для тех, кто так и не может избавиться от этой пагубной привычки, как сладкое. Я могу помочь, — рассмеялась она как дьяволица, да чего же она бесчувственная.

— Это моё мадам. Простите, я хотела съесть только один, это больше не повторится, — вышла вперед Карина, и за её спиной все прошептали:
— Дура, она же тебя лишит прогулки в субботу!

— Нет, это будет слишком легкое наказание. Лучше я запру её в темном подвале с крысами. Дарен, отведи пленную, — скомандовала она одному из охранников, а я не знаю, какой черт дёрнул меня за язык.

— Она не виновата, это была моя идея. Вы нам запрещаете есть сладкое, вот мы и срываемся. Во всех книгах пишут , что запретный плод сладок. — решила я поставить её на место, хотя учитывая мой возраст, это смешно, но во всяком случае помогу своей подруге.

— Это кто тут у нас вопит? Думаешь, если Марсель, часто проводит с тобой время, я испугаюсь. La maison des âmes vendus( ля мэзон дэзам вандю) корпорация проданных душ, и каждый знает эти правила поведения на этой территории. Поэтому отправишься в подвал вместе с ней! Вы обе лишены завтрака. Дарен, что ты стоишь?Отведи этих девчонок в подвал, они же жаждут познакомиться с крысами.

— Не спиши. Не переигрывай, Илон! Я тут решаю, кто достоин наказания, а кто нет, — улыбнулась, а вот и появился мой принц, как всегда идеально одет, в белой шелковой рубашке и брюках, казалось Марселю шёл любой стиль. Надо перестать так на него пялиться, а вдруг он заметит.

— Марсель, они тайком хотели съесть сладкое и это во вторник, в рабочий день! А что будет потом? Они начнут пожирать шоколадные батончики? Посидят в подвале и подумают над своим поведением. Позволь мне выполнять свою работу? – раскричалась Илона, ей не понравилось, что он меня защитил.

— Ты глухая? А быть может лишилась последних мозгов?Я сказал, что с Анжелиной сам разберусь, и если узнаю, что она провела ночь в темном подвале. – приблизился к ней близко- Ты лично познакомишься с моим пистолетом, застрелю. А потом найду другую надзирательницу, которая не будет раздувать из мухи слона.

Уходит одаряя своей безупречной улыбкой, а девочки не переставил шушукаться, ещё бы такой геройский поступок с его стороны.

— Погоди пять лет, Анжелин, будешь его личной… — хотела Илона договорить, но прервалась, потому что Дарен показал ей знак, видимо что-то они скрывали.

— Что она имела ввиду?- спросила я у подружек, и мы заняли свои места за столом, а Карина не переставала меня благодарить.

— И ты еще веришь бредням этой злючки?Она наверняка разводит сплетни! – произнесла Сабрина и принялась за овсянку, мы все до трясучки её ненавидели.

— Ага, а почему нас не пускают к старшеклассницам, после десяти вечера? Вот что, он с ними делает? И говорят, что каждая ученица, которой исполняется восемнадцать лет, проходит особый обряд, это точно не для слабонервных. – присела рядом с нами Карина, так мы и держались втроем в этом огромном тюремном городке.

— Наверное, у нас нет такой информации, которой они владеют. Да и все дети, должны рано ложиться спать, — была я оптимистом, во всяком случае не хотелось думать о плохом.

— Мы вообще-то подростки. Думаю, нам надо за ними проследить. Сегодня вечером, после обхода, поднимемся наверх и узнаем, что они там от нас скрывают Анжелин, ты с нами? – спросила Сабрина, она была такая любопытная, порой ей не следовало совать свой нос, куда не следует.

— Вы с ума сошли?А если мы наткнемся на Илону? Думаете, Марсель снова меня отмажет.- повысила я тон, от чего все остальные девочки в столовой посмотрели в мою сторону.

— Ну и сиди в своей комнате трусиха, книжки читай. А мы устали жить в неведении, мне скоро четырнадцать, я между прочим взрослая и у меня уже ходят месячные, — открылась нам Карина, а я немного смутилась, потому что сама не была в курсе этих вещей. Да мы проходили на уроках половое созревание, но видимо я еще не сформировалась, как девушка.

— Хватит хвастаться, они у всех приходят в разном возрасте. Анжелин, у тебя ведь тоже есть?- теперь принялась расспрашивать Сабрина, они два сапога пара., как будто больше нечего обсудить.

— Конечно, уже как полгода, — соврала, не хочу, чтобы надо мной смеялись, скажут еще дефектная.

— Ну раз мы уже взрослые девчонки, в половине одиннадцатого встречаемся под лестницей, та которая рядом со спортзалом. Сегодня как раз дежурит, Жора, он постоянно спит на работе, поэтому никаких проблем не возникнет, — договорились мы о вечернем приключении, признаться честно, самой было любопытно, что творилось на третьем этаже огромного особняка.

После вечернего обхода, мы как три мышки, с тремя фонариками, спрятались в указанном месте, вот если Марсель узнает, что я задумала, точно обидеться, хорошо, что он меня еще ни разу не наказывал.

— Вы готовы? Почапали!

— Это что за сленг, Карин? Сказала бы ты так на уроке русского языка, Мария Степановна тебе бы влепила сразу две двойки, она же помешана на грамматике.
— Ой, не умничай. Могу я побыть нормальной девчонкой, за которой не смотрят эти черти? Вот бы выйти отсюда, и найти своих родителей, а потом вот так же их продать , — произнесла Карина, от чего вызвала во мне злость:

— Чушь не неси, наши родители просто нас потеряли, а не продали, это разные вещи.

— Анжелин, ты прикалываешься, да? Они нас сюда, как в детдом определили, только за кругленькую сумму. Лаура рассказала, а ей уже восемнадцать, так что думаю, ей можно доверять.

— А я не верю, они не могли так с нами поступить! — возразила я ей и мы как раз приблизились к двери на третьем этаже. Она, что оказалась открытой?

— А кому веришь? Марселю? Сама у него спроси, он наверняка расскажет тебе про твою маму, которой он отбашлял кучу деньжат.

— Тихо! Не ори! Можем это потом обсудить?!Что будем делать дальше? – спросила я у этих сумасшедших, сразу было понятно, что подниматься сюда оказалось плохой идеей.

— Иди первой и проверь, что там? Только аккуратно. – сказали они обе в один голос.

— А почему я?

— Ну, если на Марселя наткнешься, он не будет ругать, наплетешь ему, что заблудилась! Давай иди – толкнули меня к двери, они были гораздо сильней, вот как с ним справиться. Я включила фонарик и шла по узкому коридору, боялась встретить ужас, про который так тщательно рассказывали. Делаю пару шагов, как замираю, одной из в комнате была приоткрыта дверь, а там Марсель прижимает к стене какую-то девицу, и страстно целует её в губы, он отдает ей всю страсть, а потом задирает юбку, от шока роняю фонарик и…