ГЛАВА 2

Мика

Лишилась напрочь всех слов, не думала, что встречусь с ним в такой обстановке спустя три года.

— Ну, здравствуй, хомяк! — от тембра его голоса, я едва не оступилась на своих высоченных каблуках. И нет бы поздороваться с ним и сказать, как же сильно по нему скучала, рванула прочь- Мика!!!!

Растолкала танцующих парней, пришлось снять туфли, чтобы не расквасить себе нос.Главное не попасть в руки Герману, чёрт я никогда в жизни ещё так не боялась.Возвращаюсь к девочкам, которые прилично меня заждались:

— Тебя только за смертью посылать!

— Инесса, нам надо срочно делать ноги! Мой старший брат здесь! Видела бы ты его глаза! Вот кто просил переться сюда в этом вызывающем макияже? — жутко затряслась, просто некоторые не в курсе, на что способен этот садист.

— Упс, кажется, он идёт сюда! Какой секси взгляд, аж в дрожь бросает.Ну почему у меня нет таких братишек?- подмечает Рита, ей бы только глазки строить, а то что потом этот гад всё расскажет маме, плевать.

— Хватит стоять, поторопитесь! — подгоняла их, как могла, и мы стали протискиваться через танцующих людей, которые явно переборщили с алкоголем. Чтобы лишний раз не волноваться, не оборачивалась, а вдруг удастся выйти сухой из воды. Но рано я обрадовалась, ведь едва я приблизилась к сцене, где вовсю отжигали музыканты, снова услышала его недовольный голос.

— Я кому говорю, козявка малолетняя! Ты хочешь по заднице своей получить? Ну, только попадись в мои руки!

От каждого слова по коже пробегались мурашки, лучше не выводить его из себя. Но я не намерена портить свой вечер его угрозами и оскорблениями.

— Вы быстрее можете идти? Рита, да хватит пялиться на того парня с татуировками!

— Мика, черт возьми! Не хочешь по- хорошему, будет по плохому! -властная рука Германа почти схватилась моего локтя, но тут на ум пришла просто безбашенная идея. Запрыгиваю на сцену, а самый разгар концерта, чуть не оглохла, а подруги наблюдали с танцпола. Публика визжит, ещё такой адреналин от представления! Я и сама рада покрутить задницей, но есть маленькая проблема, за мной гонится слишком разгневанный брат, с которым вести всякие переговоры просто бесполезно, он всегда прав, ненавижу таких людей. Барабанщик заметил меня и подал приветственный жест, а я хотела, как мышка протиснуться через сцену и спрятаться за кулисами, но тут произошло то, чего я совсем не ожидала. Солист, который исполнял песню, подносит микрофон к губам и прижимает меня к своей груди:

— Какая очаровашка к нам забрела, спой со мной, зая!

От волнения, едва не оступилась прямо на сцене, и ещё вся это публика пристально нас рассматривает, я ужасно боюсь большого скопления народа, конечно, затюканная с детства. Но грех не воспользоваться ситуацией и не спеть с такой популярной звездой. Повторяю строчки, которые все давно выучили наизусть, еще бы мы постоянно слушаем их музыку, и не можем прожить и дня без этих шедевров.

Лунная дорога освещена твоими глазами! Это они мне путь к тебе подсказали!- пела я на весь зал и мне начали аплодировать, а потом солист продолжил:

Мы не спали ночами, лишь с тобой распевали эту оду любви.Ты в глаза мне посмотри! Ты в глаза мне посмотри.

Но веселье быстро закончилось, когда на сцене, словно свирепый волк появился Герман, ударяет барабанщика, который встал на его пути, и надвигается к солисту, и пристраивается рядом:

Всем малолеткам надо по домам! А то по заднице так дам! — слышу его учащенное дыхание, пользуюсь случаем и наступаю шпилькой на мысок, а потом убегаю прочь.

— Стоять сказал! — закричал на весь зал, а публике походу понравилось что происходит на сцене. Не знаю, как мне удалось добраться до двери, но на улице уже сигналила кричащая Инесса.

— Твой брат просто псих! Он походу хлеще мамочки.

— Мика, мать твою я тебя так охлестаю ремнем, что мало не покажется! — появился на улицу, с электрогитарой, наверное украл по дороге у артистов.

— Жми на газ! Быстрее, Инесса! — хотела я уже сама сесть за руль, кажется оторвались.

— Мне кто- нибудь объяснит, что здесь происходит? Какого лешего он так на тебя взъелся?- спрашивает с заднего сиденья Рита, отдохнули так сказать на славу.

— Как вы гармонично смотрелись на сцене, а твой Герман, кстати, завел публику! Он той ещё сладкий перчик!

— Ага прям сердцеед. Наверное, Наташа послала вот он злой и неудовлетворенный. Бог ты мой мне же так влетит от мамы ведь этот гад точно ей стуканёт! Чувствую, мы с вами ещё не скоро увидимся! — вжалась в сиденье, а так не хотелось заканчивать такой улётный вечер грустным настроением.

— А ты возьми и задобри его, ну так скажем минетом! Он тебя сразу станет прикрывать перед такой строгой мегерой! Вот только вопрос. Чего она так сильно придирается к тебе? Ты прости, но зубрила ещё та, уроки делаешь одна из наших одноклассников! И всё ей не угодишь! — предположила Рита, а я вся раскраснелась и мою реакцию заметила Инесса.

— Не пугай нашу недотрогу! Хотя было бы прикольно, если бы ты ему отсосала!

-Хватит! Пошлячки! Мы с ним едва можем общаться нормально, он всю жизнь будет называть меня хомяком и командовать! — вспомнила его злые карие глаза, и как они сияли при том неоновом свете прожекторов.

Они умолкли, а я снова вернулась на ту сцену, где мы стояли вдвоем. Тут и к гадалке не надо ходить, Герман был бы против идеи стать певицей. А если бы узнал, что я посвятила ему десять песен и тайком у бабушки, пою на своем синтезаторе на чердаке, точно бы покусал.

Переночевала у Риты, правда всю ночь была на иголках, главное только бы он не проболтался маме. Чувствую, что его приезд обязательно отразиться на моём воспитании. В половине четвертого утра, я уже переодевалась в спортивный костюм в кустах неподалеку от ворот нашего особняка. Залезла на дерево, дело обычное, приходилось так удирать, каждый раз, когда мама велела заседать с уроками. Перепрыгнула через забор, и чуть не рухнула на землю, ведь передо мной стоял брат с фонариком в руке.

-А вот и драная кошка вернулась! Теперь понятно, как ты покидаешь территорию, предложу, матери завести собаку, и если ты попробуешь сбежать она до крови искусает твой зад!

— Оригинальное приветствие после трехлетнего отсутствия! — произнесла с обидой, а он приподнял меня за капюшон, и сказал сквозь зубы.

— Доброе утро, хомяк! А ты повзрослела! Только осталась такой же — расстегнул олимпийку и посмотрел на майку, черт стало так неловко, — Плоскодонкой, они словно крохотные прыщики.

— Зато небольшие буфера, как у твоей Наташи! Смотри, а то вдруг ночью сдуется.

— Мать была права, тебе надо хорошенько вправить мозги. Стала смелая на язычок, я тебе покажу, где раки зимуют! Сегодня же за завтраком, мы обсудим твой вчерашний позор на сцене! — открыла дверь и затолкнул в прихожую, как же бесит его гнилой сарказм.

— И почему это позор?

— Потому что поешь ты так, словно медведь на ухо наступил! Готов был умереть со стыда! И ноги.

-А что ноги? — ненавидела, когда меня критикуют.

— Они такие кривые, лучше бы ты не вылезала из джинсов, или классических брюк!

— Это вздор, у меня красивые ножки! — ругалась с ним в коридоре, но всё не спускала взгляда с его лица, почему он постоянно меня унижает.

— Это заблуждение, сестричка! А теперь булки напрягла и помчалась спать! А завтра мама узнает про твои похождения!

— А я вот возьму и просплю.

— Ну когда мы точно выкинем твой мобильный в ведро, и интернет тебе будет только снится! — ушел прочь, а я села на ступеньки и горько заплакала, мы не виделись с ним три года, а он даже не сказал, как скучал, ведь для него было сложно позвонить хотя бы раз в месяц. А я как дурочка представляла, что когда-нибудь понравлюсь этому зазнавшемуся кретину.

Спустившись к завтраку в гостиную, увидела, как мама мирно беседовала с Германом, сплошная похвала из её уст.

— Рикардо так рад, что выиграл тендер благодаря твоему проекту. Ох, сынок, видишь обучение за границей не прошло даром.

— Доброе утро, — сказала довольно сухо, и присела рядом с братом, который не упустил возможности укольнуть своим взглядом:

— Ну как сказать, если танцевать всю ночь и визжать в микрофон, как дура недобитая, вряд ли оно окажется добрым.

— Герман, что ты имеешь в виду?- задала она вопрос, а я чуть не уронила чашку, неужели сдаст с потрохами.