ГЛАВА 21(часть вторая)

Рафаэль

Никогда в жизни не испытывал такую боль, только на похоронах, когда прощался с Сабиной. Именно в тот момент, сердце замерло, нет не так, стало камнем. И Бьянка правильно сказала, оно не умеет чувствовать. Но эта девушка с непробиваемым характером, железной силой волей, разрушила мой мир, жестокого, чудовища. Клянусь, сдохну, если ей будет плохо. На стене висел меч, из очень дорогой коллекции, пора устроить самосуд. Перед глазами жалкий ублюдок, который посмел тронуть моего ангела, моего, только моего. Она же девочка, которая ещё не успела распустить лепестки, роза, которой восхищался и боялся сломать. Во мне боролись две сущности, но до последнего не хотел травить душу ядом.

— Рафаэль, чего задумал? Она же шлюха! Решил заступиться? — раскрыл широко глаза, а когда я со всей силы воткнул оружие в живот, застонал.

— Как гнида подзаборная осмелился тронуть мою розу? Я же оберегал её! Дышал каждый день! Тварь, сдохни!

— Я твой приёмный брат. Совсем крыша поехала из-за проститутки?
— сплюнул сгустки крови, но не испытывал сострадания. Хотелось уничтожить подонка.

— Пасть закрой или удавлю!

— Втюрился! Конечно, мы сопельки по ней пускаем, и ночью фотографии рассматриваем. Будешь мучиться, но не получишь! — ползком добирается до ванной, где ускоренно запирается.

А я снимаю пиджак и надеваю на её голое тело, которое всё в ссадинах.

— Устроили спектакль? Ненавижу сукин сын! — стукнула кулаком в грудь, но стерплю боль вместе с ней.

— Тупица, безмозглая! Никогда бы так не поступил. Потому что дышу тобой! Дышу!!!

— Что вы имели ввиду? — произносит дрожащим и губами, она итак довольно напугана, пора покидать гребаное место. Молча взял на руки, и поторопился на улицу, где начался сильнейший снегопад. Едва пристроит на переднем сиденье, заплакала. Вот только не нужно слез, итак сердце рвётся на куски. Никогда себе не прощу, что оставил одну, она теперь будет под надзором,и шагу не ступит. Психанул и потянулся за бутылкой коньяка, которая была припрятана на всякий случай. Открыл и протянул ей, нужно избавиться от шока.

— Я не собираюсь пить!

— Прищепкина, прекрати показывать гонор! Почему села к нему в автомобиль? — зря накинулся, она итак перенесла страшный стресс, сейчас самое время проявить заботу.

— Так он насильно затащил! Думаете я по доброй воли согласилась? — сделала один глоток, срываясь на кашель, не могу на это спокойно смотреть.

— Куда торопишься, медленнее! Лиза, почему не бережешь себя? — прибавил скорости, и свернул на шоссе, самому не мешало напиться в хлам, и зависнуть на неделю. Устал, работал как ненормальный, бывало спал по два часа в день, а сейчас когда появилась она, стало гораздо хуже. До последнего сражаюсь с тёмной сущностью, которой не терпится разрушить невинную девчонку. Именно для этого обратился к Яну и Антипу, мы всегда подбирали качественный фильм, в котором участвовали игрушки. А потом они влюблялись без оглядки.

— Фух, согрелась. А если ваш брат умрёт?

— Нет, честное слово в шоке над тобой. Тот гад изнасиловал, а она вспоминает его с такой заботой. Хотя, чему удивляюсь, это же Прищепкина. Девочка с Норильской помойки, где кроме отходов жизни совсем не видела. Нельзя быть настолько наивной, тем более пряталась от убийц, расправившихся с отцом. — сделал верное замечание, но клянусь, чуть не отпустил руль от ярости.

— Кто надругался? Да вы что! Для меня честь святое, и с кем ни поподя не сплю.

— Тупица, безграмотная овца. Так ты девственница? Тогда откуда это кровяное пятно между ног? — в душе ликовал, что она по-прежнему чиста, и никто не причинил страшного вреда.

— Диего поцарапал, он хотел пристроить хозяйство, и тут как принц, пришли вы! — улыбнулась, кажется алкоголь развязал язык, вся покраснела. Ей-богу самая странная особа, с которой доводилось иметь дело. Нажал педаль тормоза, от чего чуть не влетела в лобовуху.

— А не был ли это прикол со стороны Норильской стельки? Вот точно чувствую подвох! — хватаю за воротник и тяну к себе, в голове возникли довольно пошлые мысли.

— Сдурели? Такими вещами не шутят! И да, дорогой женишок, по-моему нарушает пункты договора! Никаких оскорблений! — отвечает заплетающимся языком, пьянеет с каждым глотком, но и я не прочь расслабиться. Отбираю пойло и подношу горлышко к губам.

—  Так испугался, коза! А её не трахнули! Прищепкина, ты самое смешное, что могло произойти в моей жизни! — удивляюсь замарашкой, так легко на душе, хочется взять и открыться ей, просто поболтать.

— И мне капелюшечку! Оказывается коньяк, так бодрит! — хохочет без остановки, а потом получше закуталась в пиджак. Она вся такая чудная и не похожая на других. Клянусь, так быстро не выброшу её из памяти, буду восхищаться запахом волос, от которого схожу с ума.

— Согрелась? Теперь ни на шаг не отпущу! Только моя и ни один подлый сукин сын не станет базариться на Лизу! Честно имя  идеальное! Обожаю его, прям возбуждаюсь. Елизавета, Лизонька! — выбросил в окно пустую бутылку, а потом вцепился рукой в затылок, так и хочется свернуть в бараний рог, испортить, сломать, и надругаться.

— А ещё что вам нравится? — хлопает ресницами, сама пьяная в стельку, переборщили с дозой, в сочетании со стрессом довольно быстро охмелели.

— В тебе?

— Да, мистер самые соблазнительные глаза, такого адского оттенка! И не смейте надевать линзы, портите красоту, — расслабилась и полностью доверилась, а мне не мешало заснуть  непробудным сном, а то ляпну лишнего.

— Тащусь от мордашки с голубыми глазами, и губ слаще мёда. Всё хочется их съесть, но нельзя лучше ласкать и наслаждаться сладостью. — опускаю взгляд на идеальный рот, который страшно соблазняет. Трудно сражаться с голодным демоном, ему подавай аппетитную добычу, этим и воспользуюсь. Усадил к себе на колени, и страстно поцеловал, искушаю  малышку ещё сильнее. Член затвердел, главное не наломать дров. Но страсть овладеть невинной пташкой была гораздо сильнее, пробуждала ненасытного демона.

— Я хочу тебя! Согласись стать моей? Нас тянет друг к другу словно магниты. Не ломайся, — на миг оторвался от захватывающих поцелуев, которые забирали весь кислород.

— Вы погубите. Наиграетесь и бросите! А сердце остановится!

— Отдай его мне! — снимаю пиджак, и языком начинаю вырисовывать узоры на её сосках, которые твердеют,  так и манят их искусать. Готов часам поедать ароматный десерт под названием Лиза. Отключить телефоны, и уехать куда-нибудь вдвоём подальше, и позабыть какая я на самом деле сволочь. Вовремя протрезвел, не хватало ещё взять её силой. — Лучше пересядь, а то это плохо обернётся для тебя. Давай, Прищепкина, я на грани, слишком желаемый кусочек.

Не стала пререкаться, а просто выполнила приказ. Знаю, что водить машину в пьяном состоянии очень плохая привычка, но ночевать в вонючем отеле не собирался. Выползаю на улицу, и тянусь к ручке задней двери. Открыл и взял спящего ангела, который смертельно устал. Буду оберегать весь сон, но не оставлю одной. Чуть не распластался на лестнице, главное не упасть, и не такую школу жизни проходили. Заношу в спальню и укрываю одеялом. Заснула крепким сном, очаровашка, с моими любимыми глазами. Она вся, словно спустившаяся с небес, прекрасная Лиза. Лёг поверх одеяла и до самого утра не сомкнул глаз, лишь любовался чертами лица, в которое наверное влю… Так пора завязывать с пьянкой, а то рассуждения напоминают умалишенного.

Лиза

Облили холодной водой, отличное пробуждение.

— Проснись и пой, овца с дешёвым шмотьем! — обращается довольно грубо, так стоит напомнить про пункты договора.

— И вам доброе утро, бабуин! Похмелитесь!

— Кто бы говорил! Значит так с этого момента ты под надзором, под страшным контролем. И я не хочу, чтобы мою невесту и пальцем тронули! Тем более всякие извращенцы! Ясно, тупица?

— Вы себя припишите к списку подлецов. Да и хватит обзываться! Между прочим, где завтрак? Кушать хочу, а он кричит злюка! — показала язык, а потом когда он занёс в комнату поднос с вкусной едой, захлопала в ладоши.

— Набирайся сил, сегодня не поедешь в университет. А за лекции не переживай!

— Конечно, чего парится, если учитель по русскому автоматом поставил пятёрку и у нас с ним Шуры-муры, ну понарошку! — откусила круассан, и испытала блаженство, моя любимая клубничная начинка. Но рано обрадовалась, ведь он присел на кровать и приподнял подбородок.

— Заблуждаешься, фантик! Теперь я лично прослежу, чтобы всё вызубрила наизусть. И каждое утро будет начинаться с диктанта. Приятного аппетита, тухляшка! — чмокнул в носик, проявляет заботу, но вот совсем не в восторге от прозвища, к которым снова вернулся.

— Перестаньте обзываться!

— Ты наказана Лиза. Вчера очень сильно испугался, поэтому буду звать так, как душе угодно. Я в университет и да… — остановился на полдороги, — Больше отдыхай.

Закрыл дверь, и ушёл, а я уставилась в окно, за котором кружились первые снежинки. Наступил самый очаровательный сезон года. И сейчас просто хочется помечтать и поваляться в кровати на дорогих простынях. Но больше всего понравилась забота, я ему не безразлична. Как же счастлива. После обеда решила почитать, но встретилась с Магали.

— Лиза, ты занята? Сходи в погреб за бутылкой вина. Коллекционное, на первой полке, а то соус пригорит!

— Конечно, готовишь очередную вкуснятину? Уже слюнки текут! — вызвалась помочь и спустилась по лестнице, где наткнулась на громадную коллекцию, а также на большую связку ключей с брелками сердечек. Любопытство охватило настолько, что  решила припрятать в карман. А дальше послышались крики, это доносилось из другой двери, которая оказалась открытой.

— Помогите! Я замерзаю! — кричала девушка, и я…