Нил

Гора пустых бутылок, словно забрели в логово к настоящему алкашу. Все мозги набекрень из-за чёртовой изобретательницы. Пусть уже подастся в фармацевтику и придумает лекарство от чёртовой любви, которая отравила мою душу. Глотаю ром и давлюсь, не важно, что творится с печенью, а сам не против откинуться, но Софи бедняжка не переживёт. Замучился слушать навязчивый стук в дверь, какой чёрт залез в скворечник? Имел ввиду последнее изобретение, построенное по желанию отца. Он же всю всю жизнь занимался архитектурой на деревьях. Кое-как доковылял, и чертыхнулся около порога, дружище приспичило проведать.

— Водка, ром, коньяк? Ну или на крайний случай пиво, тоже как пойло сгодится! Зачем пожаловал? — спросил у него, доставая из пачки сигарету, лишний раз затянуться всегда стоит.

— Ты во что превратился, Нил? Хорош, бухать! Родители Алес и Беатрис переживают! Осталось, чтобы ненароком окочурился в данной лачуге, а потом твой труп спускали по верёвкам! — надеялся вразумить Свен, беспокоясь за столь непрезентабельный вид.

— В вашем мнении не нуждаюсь. Хочу и лакаю алкоголь! И не надо тут заливать, что всё обойдётся. Ни хрена, не обойдётся! Она бросила меня, и даже не присылала уже целую неделю чёртову смску. Что обломилась? Я ведь её реально полюбил  Где логика? Насилуешь девиц плохо. Нет, всё равно урод. Даже пальцем не тронул, а она поиграла с моим сердцем, воткнула нож и ускакала! Зачем мне спускаться из этого могильника? Не проще окочуриться и сдохнуть! — разбил я вдребезги бутылку с вином, следом с ромом, всё равно не полегчало, лишь стало намного хуже.

— Ладно, в чём провинились твои близкие? Дурью не майся! У них завтра годовщина! Прояви уважение, эти люди тебя вырастили, уже потом спивайся, как потная скотина! — выдал он напоследок перед тем как уйти, даже удалось протрезветь.

***

Буквально собрал себя по кускам и помчался в родное поместье. Надо сыграть роль порядочного сына, ладно не привыкать. Поднимаюсь по лестнице, чтобы переодеться в комнате, где остолбенел. На моей кровати голая Джули, мастурбирует, не выпуская фотографию из рук.

— Дверью ошиблась? Я позже зайду!

— Нил, погоди! Всему есть объяснение! — вся засмущалась двоюродная сестрица, оказывается много о ней не знал.

— И какое? Ненароком обкурилась?

— Ты мне нравишься! Неужели ещё не догадался? Поэтому старалась вас всегда поссорить с куклой, той третьей! Таблетки делали своё дело, а сейчас пора признаться! — уже хотела поцеловать, как мне на телефон позвонил незнакомый номер.

— Алло! Говорите!

— Нил Трубецкой? — уточнил мужской голос, а вблизи доносилось какое-то эхо.

— Да, вы по какому вопросу?

— Вам знакома некая Дуня Пирогова? Судя по номеру в телефонной книге, вы значитесь как»любимый», — всё разъяснил мужчина, пробуждая тревогу.

— Конечно, знаю. Что случилось?

— Она разбилась на машине… Сейчас мы на месте аварии. Вы слышите?

Мы не ценим тот миг, когда наши близкие рядом. Ругаемся, тратим время в пустую, а когда судьба забирает их невинные души, бросим бога вернуть все вспять. А зачем? Если не воспользовались шансом и не признались другу другу в чувствах, не слились в жарком примирительном поцелуе. Бросил всё к чертям собачьим и стремительно поторопился вниз. Уже у самой двери всполошились родители, которые не одобряли моё поведение и критично относились к выпивке, но сейчас в голове была лишь одна мысль: Дуня умерла, и я больше никогда не увижу тех глаз ослепительного изумруда, той улыбки, освещающей всё вокруг. Мир теперь тусклое, мрачное серое пятно и больше ничего не имеет смысла.

— Нил, через полчаса прибудут гости! Прояви хоть капельку уважения, мы же не заслужили подобного обращения! — накинулись родители, они со своей звёздной болезнью забыли о других ещё более важных ценностях.

— В гробу я их всех видел! — сказал то, что исходило от сердца, а сам ускоренно сел в салон, трудно описать словами состояние, в котором пребывал. За мои грехи не должна расплачиваться бедная девушка, пусть лучше отыгрываются на мне, но ни в коем случае не на ней! На полном автомате завел двигатель, с большим трудом минуя ворота, автомобиль ещё заглох пару раз. Но если надо доползу до места аварии, чтобы во всём разобраться.

Пока куролесил по шоссе, вертел в голове разные варианты, по какой причине случилось то самое дорожно-транспортное происшествие. По рассказам полицейского, фургон Дуни столкнулся с грузовиком, она в самый нужный момент не справилась с управлением. Плевать, какая к черту разница. Факт остается фактом, она погибла. Вот как мне жить? Дурак надо было посадить дома и запереть на сто замков, но я боялся разрушить её окончательно, она всё время бегала от наших отношений. Будто перед ней монстр, чудовище. Возможно. Но он бы никогда в жизни не нанёс ей вреда, потому что бесповоротно влюбился…

Разумеется не пустили попрощаться с телом, лишь попросили пройти в кабинет, для обсуждения прочей ерунды.

— Где она мать вашу? Я хочу её увидеть хоть в последний раз! Поймите я любил эту девушку! Всем сердцем, хотя смысл что-либо объяснять ублюдкам в тёмных пиджаках,-в порывах сильнейшей ярости зарядил кулаком об стол, а следователь лишь напряжённо вымолвил.

— Юноша, держите себя в руках. Ещё выдастся случай, даже побеседовать с ней. У нас есть более важные темы для обсуждения! — словно окатил холодной водой, умеет же обескуражить.

— Так Дуня жива?

— Да, а вы что подумали? Пытаюсь перекричать вас наверное минут десять. На данный момент пострадавшую госпитализировали в больницу, чтобы оказать медицинскую помощь! — заявил он гордым тоном, словно речь шла о небольших царапинах, даже ощутил заметное облегчение.

— Сдурели? Чуть коньки не отбросил! Адрес госпиталя! Живее, не испытывайте моё терпение, — разговаривал с ним по-прежнему грубо, не привык под кого-то подстраиваться.

— То есть вы дослушать до конца не ходите? Юноша, а ведь дело крайне серьёзное, и требует немедленного вмешательства!

— О чём речь? — сухо выдавил из себя, подозревая какой-то подвох.

— Как вам стало известно ранее, в машине Пироговой сломались тормоза, девушка не справилась с управлением и въехала в грузовик. В результате происшествия, погиб её дедушка, а сама она получила сильнейшую травму позвоночника. Есть только одна хорошая новость, мальчик Денис, отделался лишь лёгкими ушибами! — заявил настолько уверенно, пробудив во мне ярость.

— Черт возьми… Как же так? Насколько серьёзная травма? — забеспокоился не на шутку, вот так жестоко над ней пошутила судьба.

— Она останется инвалидом до конца своих дней! Поэтому ребёнка придётся отправить в интернат. Фактически он сирота, надеюсь понимаете, к чему собственно клоню, — продолжал он медленно разрушать мою нервную систему.

— Вы разыгрываете меня? Да? Такая сильная духом девушка не может страдать. Я не верю, она должна выкарабкаться! Всеми силами! — чуть не охрип, от беспокойства, готов, разделить с ней всё лишь бы она была счастлива.

— Не собираюсь тешить вас надеждами. Разговаривайте с врачами сами. На данный момент беспокоит судьба выжившего ребёнка, который лишился всего одним злосчастным днём! — затронул мальчугана, которому предстоит пройти целую череду трудностей.

— Ни в какой приют он не отправиться, лично возьмусь воспитанием. Мои родители с превеликим удовольствием его усыновят и у Софи появится приёмный брат! Я не дам его в обиду, можете не раздувать из мухи слона! — полностью его успокоил, выходя из душного кабинета, подписав перед этим нужные бумаги.

***

Не рассчитывал встретиться с подобной реакцией Алеса и Беатрис, словно они растеряли всю человечность.

— Нил, как себе представляешь взять чужого ребёнка в дом? Там совершенно другое воспитание. Даже не настаивай, нас не поймут в высшем обществе. Сейчас когда персону твоего отца активно обсуждают, лишние сплетни никому не нужны! — возразила, женщина, которую всё детство называл матерью.

— А я по-вашему тоже не родной? И для журналистов твердите заученную речь про любимую дочь Софи?! Да вы превратились в тех ещё зажраных сволочей! Ничего особенного в твоих скворечниках нет, отец! Подумаешь построены на деревьях. Дуня создала роботов, которые могли бы со временем уживаться с людьми! Вот она эволюция в науке, а они здесь детским садом занимаются. Все такие важные, куда деваться. Дерьмо всё это на постной палочке! — отшвырнул от себя стул, с ними разговаривать бесполезно…

— Сначала заработай сам хоть копейку! А потом уже учи нравственности! Лодырь, чего добился сам? Машина, деньги имя в обществе всё дали приёмные родители. Поэтому выбрось эту затею из головы и не дури, а лучше переведись на архитектурный факультет. Пора уже продолжить нелёгкое дело отца, в противном случае оставлю на бабах! Надоело возиться с сопляком, не оправдывающего надежды! — поставил точку в непростом разговоре, ещё раз показывая власть.

— Да, пошли вы все со своими подачками! — в расстройстве покинул гостиную, а кузина весь день ходила по пятам.

— И куда ты? Подумаешь поссорился с отцом. Нил, останься!

— Свали отсюда, шлюха подзаборная! Мы с тобой никогда не будем состоять в отношениях! Запиши себе на лбу! — сорвал на ней зло, хотя она была ни в чём не виновата.

— Ну и таскайся со своей инвалидкой! Сам с бежишь, такова натура, не надо путать влечение с жалостью! — бросила вслед, пытаясь меня задержать в поместье.

***

Мальчик сидел на холодных ступеньках, не выпуская из рук игрушечный грузовик, подарок любимой сестры. Бедный весь извелся, от него отвернулись практически все. А ведь дети, не вправе отвечать за ошибки взрослых.

— Чего хмурый такой? Нечего нюни разводить! Я между прочим сам детдомовский, — искал любой способ, чтобы его немного поддержать. Хотя он явно не из робкого десятка.

— Злорадствуешь?

— Отнюдь, за тобой приехал. С этого момента займусь воспитанием, пока сестра болеет! Так что Денис, зря лясы не точи, а лучше по-быстрому собирайся! Нам ещё в доме генеральную уборку делать. Мы же два мужика справимся? — взбодрил его добрыми словами, расстроиться всегда успеет.

— Значит скоро увижусь с Софи?

— Нет, мы будем жить на даче, и ждать возвращения Дуни! И мало ли что наплели врачи, брось принимать их чушь близко к сердцу! — помог ему встать и повёл за собой к автомобилю нам предстоял тот ещё тяжёлый путь.

Дуня

Не дают увидеться с братом, который наверняка места себе не находит. Боже, он перенёс такой шок, любимый дедушка умер у нас на глазах. Даже представить сложно, как мальчик мучается. Выдали старую инвалидную коляску, которая при движении очень скрипела. Все смотрели на меня с презрением, постоянно перешептываясь, словно им нравилось сплетничать за спиной больного человека. Медсестра ехидно выдала лекарства, одаряя злобным взглядом.

— Вот. Последняя упаковка, на остальные деньги нужны. Так что поднимай на уши родственников, или ещё кого-то. Горе изобретатель, а если их нет, то тогда подыхай от боли, клуша! — пнула ногой коляску, им не составило труда унизить бедного человека.

Смахнула слезу, ещё неизвестно какие испытания преподнесет жизнь. Но пока, брат ждёт моего возвращения должна бороться. С трудом приоткрываю дверь в палату, которая…. Боже… Вся заставлена букетами сирени, белой, лиловой. А также шикарными розами. Наслаждаюсь ароматом, который летает в воздухе, как вдруг слышу скрип… Оборачиваюсь и вижу Нила в такой же коляске как и я…

— И в радости и в горести. Жили они долго и счастливо! А потом через девять месяцев у них родился сын! Любовь моя, ты ведь станешь моей женой? — заботливо надевает обручальное кольцо на мой палец, а другое на свой, всё также дожидаясь ответа и я…