Лео

Тот самый тип, Альфред, который хотел нас замочить на курорте.
— Владимир Сергеевич, я давно хотел представить моего отца. Так вот прошу любить и жаловать. Борис, он хочет купить этот клуб и построить здесь самый настоящий ледовый комплекс! — выдавил из себя Каримов, а мы с этой бестолочью переглянулись, вот гадина за нами примчался, даже имя поменял.


— Борис, я конечно, наслышан о вас, но позволю возразить, этот клуб я построил в честь своего отца, и он не продаётся. Поэтому мы можем вложить в него деньги и хорошенькая раскрутить. Я вам уверяю, что у нас тренируется самые лучшие игроки, ваш сын тоже мог бы записаться к нам в сборную.- старался тренер был мягким, как тот гад лишь ухмыльнулся, я смотрю его морда сейчас прям треснет от важности.


— Вы про вашу команду что ли? Мой сын частенько рассказывает про так называемую «старческую школу». Я не удивляюсь, что они играют как девки.
— Слушай, гнида усатая, а твой сынок наркоман не рассказал, как мы вздрючили их команду Пингвинов нам прошла неделе? А он кстати, и обосрался, забил шайбу в собственные ворота. Я думаю это уже от наркоты мозг совсем не варит.- оскорбил я этого олуха, и тут его взгляд прошёлся по мне, они с сыном на одно лицо, только не понимаю зачем все эти маскировки, Мелисса предпочла не влезать, конечно, когда тут такой важный базар.


— Ты моего сына не трогай, лучше следи за своим языком! Ты у нас как я посмотрю самый лучший нападающий? Хорошо, через три недели приедет комиссия, она хочет вложить деньги в спортивный проект. моя коллега, вместе учились. Так вот если ваша команда просрёт, то вы все дружно соберете вещички, а если выиграет, то мы отремонтируем ваш клуб за свой счёт и построим такой же в Москве. А там уже будут проходить, самые понимаете, какие соревнования.


— Идёт. Мои ребята вас порвут в два счета, а теперь попрошу освободить мой кабинет, не стоит тратить моё время — по голосу Владимира Сергеевича было видно, как он расстроен, эти твари ушли, а эта бестолочь, обратилась к нему.
— Владимир Сергеевич, вы только не расстраивайтесь!


— Свали отсюда, мы поговорим без баб, маразота!- жутко на неё разозлился, что она подстроила свою смерть, получит потом по заднице.
— Разбежался недохер!- снова не смотрит мне в глаза, а я психую, и выталкиваю стул в коридор, а потом запираю дверь на ключ.

Мелисса

Вышвырнул снова, как шавку, да пошел к чёрту. Ладно, займусь поиском работы, мне как раз Кира подбросила несколько хороших идей. По одному номеру занято, а другой вообще недоступен, и тут подруга сама мне набирает.


— Ну, так что, тебя взяли? Слушай, а может, не будешь беситься. Лео не жадный, он не станет ничего забирать.


— Не хочу даже говорить об этом говнюке. Он просто жалкий кусок дерьма! — не успела договорить, потому что это чудовище, как раз вышло из кабинета и направилось ко мне.


— Зачем тебе нужно триста тысяч? Отвечай или матери сейчас позвоню! — прижал к стене, а его широкая ладонь впилась в шею, тварь такая сейчас придушит.
— Киллеру хочу заплатить, чтобы отстрелил тебе яйца! Не подходи ко мне даже на шаг! — кое- как удалось убрать его сильную руку, и снова этот взгляд, который готов меня разорвать на куски.


— Они стоят от двух миллионов, сам интересовался, хотел прикончить одну рыжую тварь, которая постоянно маячит перед глазами. Позволь я закончу этот маскарад, ты мне ничего не должна. А теперь отвезу тебя домой, потому что если ты не заметила тот кретин слишком похож на того самого Альфреда.- повысил он тон, и вся хоккейная команда, которая пришла, начала шептаться, снова нас обсуждают.
— И что это значит?


— Он его брат- близнец, бестолочь. Владимир сказал, что за границей у него есть властный родственник, который может купить весь наш город с потрохами и взорвать. Поэтому твоя шкура в опасности, мы же свидетели по убийству!- говорил он такие ужасные вещи, но я всё равно на него обижалась.


— Что сердечко переживает? Так вот если что, меня Максим, защитит, как ты там сказал, что я страшная, ну так вот Ориведерчи! Беги к своей Нике или Анжеле! — ответила ему ехидным голосом, а сама помчалась к тому, про кого говорила — Максим, привет! А я уже освободилась.


***
Устроилась на работу, хрен ему! Думает, что сломаюсь, я заработала уже сто тысяч, осталось двести, соберу и брошу деньги в лицо. Так, у нас остался последний адрес, кого там надо выгулять, а собачку Люси. Ну, есть же у богачей вкус, понастроили себе особняков. Звоню в дверь, черт, тут что никто не собирается меня встречать? И вдруг отодвигаются ворота, и я вижу, человека, которого терпеть не могу.


— А так вот какого кабеля надо выгуливать! Сам полезешь в ошейник? Или как? А хотя, что с тобой разговаривать чурбан неотесанный, — делаю пару шагов и случайно поскальзываюсь в какой-то луже, сижу, там как свинья в грязи, а потом перевожу взгляд на него, секунда две и мы оба заржали. Я никогда прежде не видела как, Лео смеется, боже его улыбка бесподобна. Он подходит ко мне и подаёт руку.


— Ты реально маразота… С такими грязными щечками! — коснулся он пальцами моих губ, и снова все чувства восстали против меня, надо поскорее убираться отсюда.
— Ладно, спектакль закончен. Мне пора. Я сыта по горло твоими оскорблениями. Мне осталось всего двести тысяч, и после этого мы уедем из города. — оттолкнула его от себя, а он сделал следующее, протягивает букет орхидей, а потом произносит:


— Поужинаешь со мной? Я заказал из ресторана все сорта сыра, которые только могут существовать.


— Это что опять очередной розыгрыш? Или ты уже вырыл могилку на заднем дворе? Кстати, этот дом ты тоже купил? — стараюсь сохранить с ним дистанцию, ему невозможно доверять.


— Хозяин того самого…Спит в гараже, пришлось вырубить его лопатой. А тебя я приглашаю напиться со мной маразота! Или ты боишься? — его улыбка такая искренняя, и тут я решаюсь спросить:

— Это что свидание?

И тут он убирает мой локон и шепчет:
— Нет, это типо извинение… Прошу Мили, жаркое стынет! — проводит языком по шее, а дальше хочет поцеловать, как я отстраняюсь.


— Разбежался, не стану я тут с тобой трапезничать. Мы вообще-то враги.- надула я свои губы, и он закрыл ворота и насильно потащил меня в дом. Раздел до гола, совсем слетел с катушек, а потом затолкнул в ванную и включил холодную воду.


— Ты что делаешь? Руки прочь! — брыкаюсь, а он лишь берёт мочалку и принимается меня отмывать. Молчит и даже не поднимает своих злых глаз, закутывает в полотенце и заносит в гостиную, где был накрыт шикарный стол.

— Лео, я не буду, с тобой есть. Только переоденусь во что-нибудь и поеду отсюда. Хватит мы и минуты не можем проводить вместе- посмотрела на него, а он будто совсем не слышит, усадил меня на стул и открыл бутылку виски. Поднимает бокал и говорит:
— За рыжую страшную ублюдину, которая окончательно вынесла мне мозг!
Ставлю стакан, и мне не хочется пить за такой рост.


— Открой дверь, я уйду. Снова оскорбляешь? Какая же ты бессердечная сволочь!
— Села за стол! Пока я кости тебе не переломал. Мелисса! — повысил свой тон, но я назло подошла к двери и стала дергать за ручку, как он поднялся со своего места и схватил за волосы. Чёрт именно в этот момент полотенце соскользнуло на пол, хочу прикрыться, а он не дал этого сделать, лишь припечатал к стене и стал рассматривать.

— Перестань, пожалуйста! Ты ведь знаешь, что я слабее тебя!

— Конечно, вся такая безжизненная, полностью в моей власти.- коснулся своим губами шеи, и плавно спустился к груди, а потом принялся ласкать языком соски. И я понимала, к чему это ведёт, расплата за те шикарные подарки.

— Нет, не надо, пусть я уродина, но не шлюха! Клянусь, я отдам деньги, дай мне только покинуть этот дом. Не унижай ещё больше! — подняла с пола полотенце, и скрыла своё тело.

— Кто сказал, что я считаю тебя проституткой? – снова сорвался на крик.
— Ты сам говорил, что бесплатный сыр только в мышеловке, я не стану твоей сексуальной рабыней.

— Какая же ты дура! Я ведь сделал все эти подарки, потому что…- остановился он на полуслове, но мне итак была понятна концовка этой фразы.

— Хотел посмеяться, я знаю. Так вот с этого момента, я не дам больше вытирать об себя ноги.- отошла от него не шаг, и как только я хотела уйти, он развернул к себе и впился ладонью в волосы.

— Я сделал это, потому что люблю тебя сука! — от его фразы, у меня затряслись колени, это было слишком правдоподобно сказано.

— Что ты сказал? Повтори…- полностью лишилась дара речи, такое не каждый день услышишь. И тут он видимо понял, что совершил ужасную ошибку.

— Люблю тебя мучить, ломать, бить! Не хочешь по-хорошему, ну и катись отсюда! — перевернул он стол к чертовой матери, как же выбешивают его приступа гнева. Переоделась в свою одежду и покинула этот дом, пусть сам разбирается с этим хозяином, нам лучше держаться по отдельности.

В понедельник утром, Владимир Сергеевич попросил срочно приехать к нему в клуб, что за форс- мажор, не хочу лишний раз пересекаться с Авдеевым, наши отношения становятся хуже из дня в день. Собрались все на льду, как он и сказал, на часах стрелка показывала шесть утра, когда он появился на трибуне.

— Отлично. Все в сборе. Тогда, я могу начать. Как вы видите, Зенкова нет, он предал нас и уехал в другой город.

— Что? Вот он паскуда. Ничего поеду и начищу ему рыло. Вмиг одумается! — возразил Леон, как всегда злой как, чёрт.

— Авдеев, без тебя разберусь. Так вот, у нас через три недели состоится матч, я не могу найти замену, и пришёл к одному важному решению — вышел он на лёд, я вообще не понимаю зачем меня попросили приехать так рано?

— Вы нас бросаете?- спросил у него Стас, как Владимир Сергеевич ответил.
— Разбежались! Мы ещё сразимся с этими пингвинами, я не дам этим тварям победить, это уже вопрос принципа.

— Так, что же вы предлагаете? — раздался голос вратаря, нам всем были интересно, к чему он ведёт.

— Вместо Зенкова, будет играть Мелисса, я видел запись с того матча в парке и как она забила шайбу в ворота, вызывает восхищение.

— Вы сдурели? Она вообще-то баба?- не сдержался Авдеев и стал возражать, сейчас будете драка.

— Под этими хоккейным атрибутами никто не заметит, что она девушка, к тому же нам нужно продержаться всего один матч.

— Я не стану играть в одной команде с этой ублюдиной! Вы хотите, чтобы мы поубивали друг другая на льду? Можете тогда покупать ей гроб — Лео пришёл в самую настоящую ярость.

— Ещё, как будешь, и будешь лично тренировать- угрожал тренер, и все парни завизжали, вот это утро выдалось.

— Тренировать? Да, я отмудохаю её на льду!

— Лео, если не согласишься, больше не увидишь свою собаку Долли. Я ее похитил, мне помогла твоя сестра. Да и кстати, я нашёл хорошего ветеринара он согласился сделать ей операцию, она вылечиться. Ее случай не безнадёжный. Мы же оба знаем, как она тебе дорога. Что скажешь?


И тут Лео сжимает руки в кулаки, снова сверлит меня взглядом, а потом произносит: