ГЛАВА 21

Лиза

Отсчитываю последние минуты, где же ты так долго радость моя? А подруги совсем не понимают, почему я сияю, как весеннее солнышко.

— Лиза, мы сгораем от нетерпения! Всех попросила принести фотоаппараты, будто приезжает какая-то знаменитость? — не унимается Дина, и студент на задней парте поддерживает.

— Прищепкина, вскочил ни в свет ни заря! Ради чего? Очередное фуфло! Нас уже тошнит, когда уже прям при всех почпокаетесь в аудитории?Нам подавай кино пожарче! — заявляет с нотами пошлости, у всех парней вместо мозгов яйца, проверено.

— А давай тебе указку в задницу? Вот это блокбастер будет, а потом скинем в интернет, вдруг заметит какой-то режиссёр. Станешь мега популярным актёром, — нагрубила озабоченному однокурснику, и теперь в беседу вклинивается Катя.

— Уймитесь! Лизок никогда не подводила. Сказала оборжёмся, значит… — и только вымолвила, дверь в аудиторию открывается и появляется персонаж в латексном костюме.

— Мать твою! Опупеть! Что за прикид? Это новая форма что ли?

Учитель по русскому языку, идёт виляющей походкой,  и встречаясь со мной взглядом, заявляет.

— Здравствуйте, я Рафик! Вы можете… — прервался, и снова взглянул на раздражителя в лице Прищепкиной, а потом договорил. — Послать меня на фиг!

После этого все студенты заржали, как припадочные, а наш деспот продолжил спектакль.

— А теперь проверим задания, ребятки! Хотя не стоит, я вам поставлю всем пятёрку за экзамен автоматом. Потому что вы самый умный курс, который доводилось только поискать! — зачитывает с листка, и чувствую сейчас взорвётся. Но стоит аплодировать стоя, исполнил всё по списку.

Решаюсь подлить масла в огонь, пусть понервничает.

— Рафик, обещал нам всем фотки. Прошу, каждый из вас сможет поставить рожки и запечатлеть снимок на память! Вперёд, — по моей команде один за другим, подошли к столу учителя, который сжимал руки в кулаки, ему не терпится расквитаться с назойливой мозолью, которая слишком сильно надоела.

—  Довольно бездари, всем на места! Давно по шапке не давали? — Накричал на третьего студента, подошедшего с фотоаппаратом, теперь вмешалась.

— А я говорю веселье продолжается! Или Рафик будет выкручиваться сам перед Тимуром! Что сели? Теперь можно хоть на ушах стоять! Он точно поставит пятёрки. Кстати, где обещанный танец на столе? Мы просим, а то желание не зачтется! — захотелось унизить сильнее, всё обижалась на его легкомысленное поведением с женщинами. Пусть хоть один раз в жизни прочувствует каково прогибаться под другими людьми. А то понимаешь ли хозяин, и всеми руководит.

— Лиза, могилу заказать? Как удалось взять его за яйца? Кстати, он такой симпатичный. Рафаэлю Эдуардовичу все наряды к лицу, впервые вижу настолько обаятельного учителя! — похвалили девочки подлеца, которым можно любоваться часами. И пусть весь праздник исчезнет, и карета Золушки превратится в тыкву, не перестану его злить и донимать. Как говорится умирать с песней и ни о чём не жалеть.

— Самый крутой учитель! Двигается как мастер! Вы лучший, — зауважали его однокурсники, и хлопали зажигательному танцу на столе. Всех переполняли эмоции, но дальше дверь отворилась и мы увидели мужчину в сером костюме.

— Это педагогический университет? Я новый ректор, перевели из Санкт-Петербурга. Боже, что за позор и срам? — стал возмущаться, не думала, что ребята возьмут решение проблем в свои руки. Выключили музыку, и тот самый Самохвалов, лихо выгородил преподавателя.

— А чего удивляетесь? Репетиция Новогоднего концерта. Забыли, кто победил в последнем танцевальном батле? Наш педагог устраивает больше практики на уроках, чем забивает головы противными учебниками! — объяснил ректору, который до конца не отошёл от представления.

— Впервые знакомлюсь с такими методами обучения! Рафаэль Эдуардович, немедленно зайдите ко мне! Обсудим ваш позор! — хлопнул дверью, до чего же противный тип.

— Прищепкина, дура набитая! А если Рафаэля уволят? Ну пришёл в смешном одеянии. Зачем просила танцевать? — заступились за него горой, когда успел завоевать столько доверия. Спрыгивает со стола, и скрывается в кабинете, чтобы избавиться от пошлого наряда. Почувствовала угрызение совести, хотя иногда стоит унижать напыщенных мерзавцев.

— Минуточку, чего налетели? А обзываться без конца можно? То есть вам по кайфу, что вы недоросли, ослы? — поднялась с места и стала доказывать правоту.

— Да, хоть дерьмом пусть считает. Рафаэль классный, порядочный мужик, он матери лечение оплатил, брату Жарову помог с квартирой. И ничего не взял взамен, разве такое можно не ценить? А ты просто влюбилась, и скорее всего не знаешь, как признаться! Идём ребята, противно сидеть с ней в одной аудитории. Если педагога уволят, заберу документы! — крикнул Самохвалов и его по очереди поддержали другие, а потом выскочили в коридор. И со мной остались лишь верные подруги, которые протянули леденцы.

—  На, полегчает! Реально перестаралась. Он очень хороший человек, переживает за ребят. С виду колючий, но сердце доброе!

— И вы туда же? Замечательно. А разбивать другим сердца можно? — едва не заплакала, и как раз из кабинета вышел прежний Рафаэль Эдуардович, который обратился к Дине, довольно холодным тоном.

— Ключ на столе, закроете аудиторию, и принесёт секретарю. До свидания!

Даже не посмотрел в мою сторону, обиделся понимаешь ли.

— Лиза, в смысле? Что имеешь ввиду? — продолжили допрос подруги.- Не верится. Ты втюрилась?

— Да, смейтесь. Я люблю этого подонка, который одним поцелуем способен вызвать по телу поток непрекращающихся мурашек. Спросите, как произошло? Тогда на репетиции, он ведь специально носил линзы, а потом показал настоящий цвет глаз, и я поплыла.С ума по нему схожу, а для него существует лишь секс, предлагает стать игрушкой! — дала волю слезам и разревелась. И они пришли в дикий шок.

— Обалдеть! Нам раньше не могла сказать? Ну подожди, ведь ты не знаешь, что творится в его сердце? Признайся, а вдруг чувство взаимное. Пусть не смущает, что  преподаватель. Всего девять лет разницы, — предложила Катя, но Дина довольно быстро её осекла.

— Шарики за ролики заехали? Лизка правильно себя ведёт, держится до конца. Мужикам в принципе нельзя говорить о чувствах, на шею садятся, падлы такие! Проверено на собственном опыте, — высказала мнение и протянула платок. Не стоило их посвящать в свои проблемы.

— Он не любит меня, а просто склоняет к сексу. Хочет поиграть и бросить, а я если соглашусь не переживу. Почему нельзя было влюбиться в Яна? Или Антипа? Они такие порядочные, а этот словно дьявол во плоти. Порой ночами просыпаюсь и чувствую его присутствие. — искала у них поддержки, и после отправились на другие лекции, на которых было довольно сложно сосредоточиться.

Рафаэль

Заигралась добыча, ничего сегодня конкретно отомщу, для начала необходимо разобраться с ректором. Откуда этот пижон нарисовался? Распахнул дверь, сидит весь такой довольный в кресле. От важности сейчас треснет морда, может убрать говнюка.

— Опаздываете! Меня прислал Алехандро! Он крайне не доволен вашей работой. За три месяца ни одной девушки! Вы собрались выйти из бизнеса? Тогда мы прикроем шарагу! Или просто превратим в бордель, чтобы шлюхи устраивались на работу и ублажали клиентов! Жду объяснений! — облокотился на спинку, так и хочется кадык вырвать, трясёт от имени, которое словно яд из моего детства. Схватил за грудки, и пригрозил:

— Я не позволю всяким шестёркам качать права! Передайте Алехандро с ним работать не собираюсь, у нас нет общих дел! А ты можешь пристроить свой зад, и заниматься документацией! Но этот университет храм! И ни одна падла не будет потыкать мной. Дерьмо заставлю жрать, но память великой учительницы не трону!

— Зря, он отказов не принимает! Или работаешь с ним, или прикроет бизнес! Рафаэль, речь идёт о миллиардах.Опомнись,голубчик! Но судя, потому как тебя взяли за жабры студенты, наверное превратился в тряпку. С дисциплиной на корабле, тухляк! Ещё учитель называется, просто фуфло. Не смею задерживать, до встречи! — указал на выход, ненавижу когда диктуют свои условия. И теперь ещё столкнулся с одной заразой, которая выносит постоянно мозги. Удавить бы поскорее, достала до невозможности.

— Рафаэль Эдуардович, простите, правда не со зла! Хотите сама всё ректору объясню? — хлопает глазами, до чего же невинный ангел, не знает в какую паутина забрела. Но смею напомнить, огляделся кругом, а потом за шиворот затащил в мужской туалет. Руки сжимаются на шее, самое верное решение от всех проблем.

— Веселись Прищепкина, пока коньки не отбросила. Стоит дедушке уехать, ты на стенку полезешь. Каждый прожитый день станет напоминать ад, и я твой персональный Люцифер! Всё равно к ногам приползешь! — от сильной хватки, она побледнела, а стоило отпустить, закашляла.

— Офонарели? Чуть не задушили! — ругается, а потом с испугом убегает прочь. Умылся ледяной водой, нужно конкретно снять напряжение. До сих пор не в состоянии переварить разговор с ректором. Сгори в аду, Алехандро, ты ответишь за смерть мамы, знал бы, что твой самый опасный соперник, родной сын. Вытираю лицо полотенцем, и возвращаюсь к себе в аудиторию, где ждал ещё один сюрприз, припёрлись два оболтуса, в лице Антипа и Яна.

— Какого чёрта здесь забыли? Идиоты, а если Прищепкина, вас увидит! Бараны! Мне бабки забрать? — запер дверь на ключ, чтобы не привлекать внимание.

— Босс, так мы ждём команду. Нам продолжать фильм или нет? От вас за неделю не последовало никаких указаний!

— Отбой! Дедушка приехал, у него слишком шаткое здоровье, поэтому сейчас этой дряни всё сходит с рук. Постараюсь повлиять на ситуацию, и отправить его пораньше в кругосветку, тогда свяжусь с вами! А теперь проваливайте, олухи. Только через чёрный ход. Быстрее. Дебилы конченные! — наорал на своих подчинённых, часу от часу нелегче.

Вернулся почти в половину десятого, и заметил не спящую девочку.

— Лишить мармелада? Бьянка, почему не в кровати?

— За Лизу волнуюсь, она ещё не пришла! — сообщает о последних новостях, а у меня в горле образовался ком, только этого не хватало.

— Видимо задержалась у подруг. Марш спать. Врач сказал больше отдыхать! — пригрозил мелюзге, а у самого бешено колотилось сердце. Приказал помощникам отследить местонахождение этой замарашки, а когда узнал опешил. Как он посмел? Заглушил мотор иномарки, и в наглую врываюсь в дом.

— Прищепкина! — кричу на всю гостиную, а когда замечаю её голой около батареи, с большим кровавым пятном между ног, чуть не умер. Плачет и прижимает колени к груди. А дальше на лестнице, словно тень появляется Диего.

— Приступай, брат! Твоя очередь! Не обидишься, что был первым? Оказалась девственницей! — сделал глоток виски, а я…