Глава 22(часть вторая)

Анжелина

Это Итан, с его хитрой мимикой лица, и таким возвышенным взглядом. Да натерпелись от него девчонки в управлении.

— Теперь понятно, десятая могила пустует. Папочке будет интересно узнать подробности, Вафир вас всех в порошок сотрет- произносит с такой угрозой, но с таким влиятельным человеком, как Стен, мне вовсе не страшно.

— Пошёл вон! Папа, почему тут на балу крысы? — повысила свой тон, ведь догадываюсь, что за всеми преступлениями стоят это гадкое существо Итан, лишенное чувств и всякой морали.

— Анжелина, ты про кого? Здесь только мои друзья, я бы не стал звать посторонних! — подходит ко мне Стен, а ублюдок  уже надел свою маску и побежал к выходу, что же они всё никак не могут успокоиться.

— Прости, видимо показалось! — натянуто улыбнулась, всегда раздражал тот хамский выродок, и если Марсель пытался хоть как-то влиться к нам в доверие, устраивал всевозможные праздники, каникулы, а  этот крендель, командовал нами словно рабынями.

— Девочка моя, как же ослепительно ты выглядишь! — поцеловал мою руку, облаченную в белую перчатку, а на пальце красовалось кольцо, его подарок за очень хорошую учебу. А дальше он ведет меня на сцену и берет в руки микрофон. Вообще здесь царила такая приятная атмосфера: музыканты играли легкую ненавязчивую мелодию, словно пытались всех очаровать магией музыки, это была словно волшебная сказка, но какую речь собирался произнести Стен.

— Дамы и господа! Все вы знаете трагическую историю моей жизни. Не секрет, что  жена Виолетта, которая подарила мне дочь была для меня всем.Я вёл долгие поиски, враги пытались запудрить  мозги, и постоянно из года в год приводили этих клонов Мадлен.Но правда в том, что мой ребёнок умер. Да со скрежетом в зубах, с пробитым сердцем, увы, я должен это признать! — поражал своими словами публику, от чего все начали шептаться, при этом не упуская возможности рассмотреть меня с головы до ног. Чего же они так прожигают своим взглядом? Будто в чём-то подозревают, — И тут в моей судьбе появилась приемная дочурка Анжелина. Вы только посмотрите, как же она похожа на Виолетту. Возможно, я ослеплён, но мое сердце ликует, когда она рядом, и с этими чувствами не в силах справиться.

— Папа, что ты задумал? Пожалуйста, не пугай меня! — обращаюсь к нему шепотом, за этот месяц он стал мне слишком дорог, я бы и подумать не могла, что за такой жестокой маской скрывался такой порядочный мужчина, ни один вечер не обходился без рассказов о его любимой. Это же насколько надо быть такой ранимой натурой, чтобы обвинить себя в её смерти. Про эту любовь можно было написать книгу и позволить читателям ощутить волшебство этого незабываемого чувства.

— Не бойся, моя принцесса, Стен позаботится о том, что больше не один бес не обидит ангела неземной красоты. Вернемся к нашему обсуждению.Поскольку в моей жизни появился ребенок, за которого я в ответе, то мной было принято решение…- он замялся на этой ноте, и все будто замерли,  боялись его решения — Я перевел все миллиарды на счет этой девушки и только она вправе распоряжаться всеми средствами! Друзья, где аплодисменты?

— Папа Стен,  зачем? Мне не нужны ваши деньги! Вы хотите меня купить? — во мне проснулся гнев, только этого не хватало, а так хорошо всё начиналось.Мы действительно сблизились с ним, а он всё испортил. От обиды покинула праздник и выбежала в крытый сад, где цвели розы всех оттенков,  тут стоял такой приятный аромат, сутками готова была проводить здесь время.

— Анжелина, постой! Я же делаю это для тебя! Почему ты обиделась?

— Для меня важна ваша любовь, а не все эти доллары! Как вы не можете это понять? — сорвалась на истерику, не хотелось портить такой вечер, но увы соглашаться с его мнением, я не намерена. Но он властный мужчина и никогда не отступиться от своих целей.

— Нет дурнушка, порой деньги помогают в жизни выстоять в этом тяжелом мире. Ты сможешь быть защищенной, и никто не посмеет тебя тронуть! Тем более, теперь ты дочка Стена, жестокой сволочи, которая не знает, что такое совесть и сострадание! — обнял так крепко и прижал к своей груди, а я как глупышка расплакалась.

— Они подумают, что мы с вами любовники!

— Пусть думают, им чертям не понять отношений между отцом и дочерью! Анжелина, я ведь действительно тебя полюбил, как своё дитя, не думал, что такое может случиться! — теперь заплакал он, такими темпами скоро потоп устроим.

— Папочка, — произнесла так нежно, как же не хотелось его отпускать, но нас прервал женский голос.

— Брат, можно с тобой поговорить? Разумеется наедине!

— Паула, у меня нет времени! — сказал не отрываясь от меня, а когда я услышала то самое знакомое имя, плюс ещё её выдал акцент, думала что провалюсь сквозь землю.

— Это вы!Та дама в Париже! — еле выдавила из себя, вот уж не думала, что они родственники.

— Найдёшь время, я буду ждать тебя в кабинете! — молча вышла коридор, сделала вид, что я  пустое место.

— Доченька, я сейчас! — ушел вслед за ней, чувствую им предстоит довольно непростой разговор, понятное дело всех шокируют миллионы, которые теперь принадлежат мне.

Стен

Только не хватало отчитываться перед ней, мало что ли денег отбашлял ей в своё время? Особенно в тот период, когда ее мужик попал в беду и пришлось его выманивать из тюряги.

— Что ты хотела обсудить, Паула?

— И ты ещё спрашиваешь? Как можно оставлять все свои деньги совершенно постороннему человеку! Ты бы хоть додумался провести процедуру ДНК, я в шоке от твоих действий!

— Значит так, плевал я на все эти анализы! Их пачками подделывали, для меня важнее то, что чувствует сердце! Лишь оно мне  подсказало пойти на такой шаг!

— А если эта девчонка окажется аферисткой? Как ты не можешь понять, им всем нужен лишь твой банковский счет! Они неблагодарные твари! Брат, разве так поступают люди с богатым опытом, как у тебя? — настаивает сестра, а я не выдержал такого давления и приставил к её шее скелетон, ошибается на меня никто не сможет как-то повлиять.

— Не стоит судить всех по себе! Поняла? А теперь запомни, могу написать на лбу. Все деньги достанутся Анжелине, а если ты хочешь получить хоть маленький кусочек от этого сочного пирога, советую тебе с ней подружиться! — бросил ее с таким шокированным лицом, явно не ожидала такого поворота. Мы были сводными, пару раз хотела подлечь под меня, но я любил Виолетту, да фактически подталкивала к измене, но мужчина, который действительно влюблен никогда на это не пойдет.

Марсель

Пришлось тащиться на другой конец света, и что теперь потребовалась этому Вафиру. Надоело подчиняться всем этим законам, да кто их вообще придумал. И вот нас пятьдесят человек, пригласили в большой конференц-зал, ждем шокирующего выступления, лучше бы послал Шона вместо себя, ей-богу слушать очередную болтовню, нет уже никаких сил. 

— Дьябло! Дьябло! Дьябло! — поприветствовал нас, как всегда с такой довольной рожей. Настанет день и найдется тот, кто поставит его на место. 

— Вафир, чем вызвана такая срочная конференция? Мы вроде не нарушали никаких правил, все пленные наказаны. 

— Я вызвал вас, потому что случился форс-мажор. Дени, включи прожектор, — скомандовал он своей шестёрке и когда мы увидели на большом экране, фотографию до боли знакомого человека, стало невыносимо дышать.- Стен Ривэро, ползучий гад, он постоянно вставляет нам палки в колеса. И никто не в состоянии его укокошить! Киллеров он истребляет, всех пленниц мочет. Я так думаю, а может он бессмертный, чёрт возьми? 

И тут решил выступить представитель из Испании, он довольно неплохо излагался на русском языке, как же накалялась обстановка. 

— А зачем он нам всем сдался? Можно просто ограбить его и разделить деньги между всеми, прикажите любой девушке из моей корпорации, она мигом это сделает. 

— Умным стал? Сядь, слово не давали. Есть еще одна проблема новая личная проститутка Стена. Узнаете? — и тут Вафир демонстрирует фото, после которого моё сердце выдало бешеный ритм, это Анжелина?- Эта дрянь кувыркается с ним в постели, так умело раздвигает ножки, что он собирается переписать все миллиарды на неё! Вы понимаете, что это означает? Она станет одной из нас! То есть дьяволом проданных душ. Женщина в управлении? Я не потерплю этого. 

— Это ложь. Она не может быть его шлюхой! — не сдержался я и встал со своего места. 

— Ах, как я рад видеть тебя Марсель! Видишь, что натворила твоя девчонка? Мне стоило тебя прикончить, но не могу, с работой со своей хорошо справляешься! А теперь полюбуйся, как она тебя предала, а ты с ней сюсюкал. 

— Она не могла.. Нет! — разозлился, получается она пошла по стопам Патриции и ушла к  Стену. 

— Вот взгляни на их фотографии сделали прям из спальни, — а дальше он показывает то, от чего я перестаю дышать. Как она могла? Я же её берег, а она меня предала. Ненавижу, сучку.

Выбежал на улицу и со всей силы зарядил кулаком в лобовое стекло, которое вмиг разбилось, оставляя на руке многочисленные порезы. Шон, как ошпаренный вышел из Джипа, волнуясь за своего братишку.

— Марсух, ты чего? Нервы сдали? Чего они там наплели тебе?

— Убить, я хочу его убить, чтобы он захлебнулся в собственной лужи крови! — колотило меня до ужаса. Предательница, после того, что я сделал, она перешагнула и встала на сторону того урода.

— Ты про кого?

— Про Стена! Вот посмотри, что она сделала, а мы её еще жалели, боялись травмировать ребёнка! — отдал ему свой телефон, на который скинули те самые злополучные фотки.

— Ни фига себе! Они спят что ли? А я не удивлен. Марсух, ты её отпустил между прочим!

— Ты обдолбыш? Это монтаж!  Она бы никогда не легла в постель с этим хреном! — нашёл в бардачке бинт, чтобы перевязать рану.

— Тогда чего ты взбеленился, раз это обыкновенная подстава? Не понимаю! — вымолвил Шон, при этом мы уже сели обратно в машину, сегодня я отпустил всех водителей.

— Она доверилась ему, нашему врагу и относится к нему, как отцу! Этой гниде, из-за которого я влез в это дьявольское дерьмо! Я думал, что она построит жизнь там в Лондоне с достойным мужчиной, а она добровольно пошла в капкан Стена? Ну не дура ли, сволочь он собирается добровольно втянуть ее в корпорацию Проданных душ.

— И что ты предлагаешь?

— Шон, ей придется выбрать сторону, и если она не согласится пойти против Стена, мы станем с ней врагами, и тогда я сотру её в порошок!

— Ты обалдел? Это же Анжелина, ты не сможешь причинить ей вред.- боялся он за неё, мы слишком сильно к ней привязались.

— Если она действительно меня любит согласится, а если откажется то я её…