ГЛАВА 22(часть вторая)

Феликс

Вырубили меня и потащили, как подбитую собаку к выходу.

— Пустите его! Нет! Гарик, звони в полицию.- слова Констанции доносились, как тихое мрачное эхо.

Очнулся от сильнейших ударов по рёбрам. Лежу на полу, трудно пошевелиться, никак не хотят снять их поганные маски, куда же подевалась вся сила.

— Мохнатый, дай ему воды, а то губы пересохли.- обратился один из них к своим шестеркам.Они специально надели на запястья наручники, а ноги связали веревкой, даже по голосу не мог признать, что это за черти.

— А чё в масках-то? Боитесь, что признаю? — сплюнул кровь на пол, а сам осмотрел глазами комнату, такое тусклое освещение, ужасно неприятно глазам.

— Так я перед тобой отчитался! Не будешь пить, хрен с тобой!

— Ну гони свой базар, какого хрена я здесь?- осмелился ему возразить, но тот привстал со стула и ударил меня  дубинкой прям по голове, и как я только не вырубился.

— Уважай главных, педрила татуировонная! Может тебе на роже клеймо поставить? — зарядил ногой по яйцам, конечно бить лежачего по кайфу, он вряд ли даст сдачи.

— А один на один слабо разобраться? Или в штаны от страха обоссался?

— Вадим, да скажи ты ему, а то реально откинется и мы не узнаем состав! — вскрикнул кто-то из его группировки, а тот прям вскипел от ярости.

— Сколько раз лошарик говорить, что бы по кличке звал.Я «Могучий».

— Киношек боевиков обсмотрелся? Да уж детский сад, штаны на лямках.- нагрубил, не собираюсь трусить даже при таких обстоятельствах.

-Значит так доктор Феликс, вот тебе ручка, блокнотик, и даю пять минут, чтобы ты написал препараты, что с чем смешивать.

— Ты дебил? Наркоту просто прими, может судороги пройдут! — плюнул ему в рожу, а он разбил бутылку и приставил осколок к моему горлу.

— Не испытывай мое терпение, пиши рецепт того лекарства. Давай сука.

— Могучий, а может он и не знает его.

— Ага, крыса вылечилась, а потом собака! Не лезь в наш разговор! — выругался на своих корешей, и только сейчас до меня доперло, что это за тип.

— Вадик Жиров.Ну как я мог не узнать сразу. Всё в интсте бухал, как гнида последняя и тебя выперли с аспирантуры! — рассмеялся, а он соизволил снять свою маску, и мои предположения подтвердились.

— Удивлён?

— Ничуть, хотя не втыкаю зачем тебе это лекарство? Решил кошку вылечить? Или хорька? — глумлюсь над ним, сразу было понятно, что его жизнь сделает последней сволочью, но чтобы так, даже не рассчитывал.

— За лекарство от рака дают миллион долларов! Хорошая медицина нуждается в хороших докторах! И благодаря твоей наработке, я им стану.- провёл осколком по шее, только бы освободить руки и настучать ему по голове.

— Дурак ты, Жиров! На людях его опасно применять! Не проще ограбить банк? Ну или магазин, ради быстрого бабла, а там бац и полиция тебя прикроет.

— Смейся дальше, хочешь ты сейчас на луну взвоешь! Помнишь Олега, вы тогда оперировали твоего сына Эрика, так уж вышло что ему приспичило потрахаться с медсестрой! Вышел покурить, а потом когда вернулся перепутал дозу анестезии, и сердечко бедного мальчика остановилась! Как жаль, а ты ведь всё это время жил с диким угрызением совести.

— Суки! Развяжи мне руки, я отмудохаю вас всех! — заревел от приступов дикой ярости, ради своего ребенка готов объявить войну этому миру, малыш был всем для меня.

— Что больно папаша? А ведь сынишка мог выжить и стать твоей гордостью. Как ты думаешь откуда я узнал про тот трагический случай?Да потому что я сам приказал ему укокошить твоего сынка.

— Зачем? Скажи ублюдок зачем? Он был всем для меня!Убью сволочь! — не осталось сил сдерживать свою ярость.

— Напомнить про Таисию? Такую эффектную тёлочку с буферами! Ты украл её у меня! А я хотел построить с ней отношения.

— Вздор, она сама согласилась выйти за меня! Ну за смерть моего ребёнка кишки свои сожрешь! — от ярости сжимал свои руки в кулаки, а он засмеялся.

— Ох Феликс, Феликс, разве я могу остаться без главного козыря? Нет конечно! Парни, заведите Мальвину! — после его приказа отворили дверь, и появилась Констанция.

— Что вы с ним сделали? Не бейте его, пожалуйста! — расплакалась, только не она, эта девчонка слишком сильно настрадалась.

— Как трогательно! Любишь его? Ну- ка? — от злости сорвал парик, не могу сидеть сложа руки.

— Не трогай её! Мразь, хоть волосинка упадет с её головы, отпинаю как гниду.

— Не может быть, да у нас тут любовь.Как же так? И это после измены Таисии? Ничему не учит тебя жизнь! Какая аппетитная сука, парни трахните ее у нашего врача на глазах.

— Нет уроды! Не надо! — от криков Констанции, я готов был застрелить этих тварей.

— Вадик нет! Только не её! Умоляю.

— Стоп, парни! У нас тут трогательный момент!- приближает своё рыло , и продолжает донимать своими тухлыми фразами- Любишь её?

И тут глаза Констанции встречаются со мной, надо было признаться в другой остановке.

— Да…Безумно.- промолвил слова, которые стали шоком для нас обоих.

— Ух ты киса, ты слышала он тебя любит. Поздравляю, я бы сыграл вам свадебку, но увы тороплюсь.

— Пиши ингредиенты лекарства, или мы её по кругу пустим!- снова этот угрожающий тон, привык всех строить в университете.

— Сначала отпусти Констанцию!

— Нет, так дело не пойдет! Начеркаешь лекарство, а потом вуаля и невеста свободна.

— Я сказал освободи её, ты пойдешь на мои условия, потому что только мне под силу написать эту формулу! — пытался освободить руки от этих кандалов, но бесполезно.

— Ладно, но если обманешь, она станет дыркой Питера! Понял? Ты меня понял?- вцепился в её запястье и выкинул коридор, а я от злости принялся вспоминать тот день, как мне на ум пришло та самая идея. Вдохновился настолько и стал смешивать эти жидкости в колбочках в лаборатории. Справился за несколько минут, и когда ему вручил блокнот, он лишь фыркнул.

— Ты смеёшься? Неужели это способно победить рак?

— Хочешь не верь, я сразу сообщил, что оно не проверено на людях.

— Если узнаю, что это лажа, трахну твою Констанцию, а потом брошу под грузовик! А сейчас мы наденем черную повязку на глаза тебе и этой сучке, и отвезём вас в безлюдное место! Мохнатый, подгоняй грузовик, кататься поедем.- ввёл мне снотворное, и я прямо на глазах потерял сознание.

Пришли в себя с Констанцией в мусорном баке, такую вонь только поискать.

— Ты в порядке хрюша?

— Ну если не считать, что вся измазалась в майонезе, и прочей хрени, то да.Я так испугалась, что он убьет нас! — придвинулась ко мне поближе, так рад снова слышать её голос.

— Сейчас попробую развязать руки, повернись спиной!

— Что это за бандит?

— Ублюдок из прошлого, который пожалеет, что на свет родился. Этот мондавошник землю у меня будет грызть.

— Но теперь всё позади. — улыбнулась мне, так испугался, что могу её потерять, она стала моим смыслом жизни.

— Вылезай чумазая свинюшка! Надо ехать домой отмываться! — помог ей выбраться из этого вонючего бака и мы поспешили домой.

Гарик обратился за помощью к своему отцу, и мы достаточно быстро вышли на след этого негодяя Вадика, завалились со снайперами в сауну, где устроили самую настоящую макруху! Прыгает в бассейн, боится говнюк проститься со своей жизнью.

— Подохнешь от пули, а потом я лично вырежу твои кишки, как опытный хирург.

— Ну давай стреляй, кстати, заслужил! Девке твоей всё-таки засадил! Визгу то сколько было, она кстати пыталась сражаться, неплохими ударами владеет.И даже сейчас слышишь? Трахают во все щели!

— Не надо! Мне больно, пожалуйста! Черти! Феликс! Феликс, — звала она на помощь, а я со всех ног рванул к одной из душевой, и как только её открыл, чуть не подавился слюной.Её прислонили к кафельной стене, и жестоко насиловали в задницу! Другой уже приготовил свой член, но тут заметил меня.

— Как вы посмели чмощники? Я вас всех за неё порву! Умрите падлы! — пустил одному пулю в лоб, а другому насильнику попал прямо в сердце.Распластались на полу, их надо на куски порубить.

— Констанция, девочка моя!

— Где ты был? Почему так долго? Я сделала, всё как ты говорил, не вылезала из квартиры, а потом заявились они! Феликс, ты прав, я шлюха! Вадик заставил отсосать ему, все губы разорвали! Презираю себя! — зарыдала на моей груди, вместе с её слезами потихоньку умирал я.

— Я их всех удавлю за тебя! Детка, только не плачь, они конченные и не достойны твоих слёз!

***

После той макрухи в сауне, она изменилась, перестала улыбаться, заперлась в себе.Нет той прежней улыбки, и того веселого сленга.Прежняя Констанция умерла, а вместе с ней частичка моей души.Выбросила все старые вещи, накупила черных, и отрезала свои роскошные волосы.Утро, если бы вы только знали, насколько же сильно я ненавижу его.

— Констанция, прошу, тебе нужно поесть. Приготовил твоих любимых оладьев!- поставил тарелку на туалетной столик, но она даже не отреагировала.

— Смысл есть, если очень скоро небеса примут меня…

— Не хочу об этом слушать! Ты сильная слышишь?- обнял ее, но она была словно не живая, всё смотрела в одну точку.

— Слабая, раз позволила себя изнасиловать…Почему я не умерла вместе с ними? — заплакала взахлеб, это было настолько несправедливо.Она не заслужила такой судьбы.Пригласил психолога, он лишь только разводил руками, а мое сердце разрывалось от боли, ведь теперь на неё без слез не взглянешь.Гарик не вылезал из нашей квартиры, сам буквально пас свою сестру.Да, мы проделали тот анализ ДНК, и как выяснилось они брат с сестрой.Видимо была одна мать, но только как Гарик вырос в детдоме это был большой вопрос. И даже его приемного отца не посветили в подробности.Каждый день засиживались до полуночи, всё боялись за Констанцию, стали частенько затариваться энергетиками, но тут видимо чересчур устали и вырубились под телевизор! Проснулись в половине третьего утра, и когда прошли на кухню, клянусь я чуть не оглох от своего крика.

— Нет!!!! Констанция! Зачем? Любимая! За что ты так со мной? — снял с её шеи веревку, она повесилась на люстре.- Почему не взяла с собой? Мне похрен, что тебя изнасиловали! Я люблю тебя такую, какая ты есть! Очнись мать твою! Очнись, я тебе сказал!

— Феликс, она умерла!

— Гарик, ты понимаешь, что она стала моим светом! Только она разбудила меня! Я спал, понимаешь спал, когда трахал остальных за деньги! — целовал её руки ноги, просил вернуться, но этого не произошло.

Сложно собраться духом, и как бы себя не отговаривал, нужно ехать. Вот почему я сразу не признался в своих чувствах? Во всём виновата первая неразделенная любовь, которая съела меня заживо. По дороге на кладбище попал в пробку, а может не стоит ехать? Нет, я должен, сколько событий мы прошли с ней вместе.Такое точно не забывается. Вдыхаю вечернюю прохладу, на кладбище всегда так тихо, вот оно долгожданное спокойствие. Нет боли, слёз, а только лишь свобода. Долго придётся идти, она похоронена под тем дубом, сожгли в крематории всё так, как она хотела. Склоняюсь над надгробной плитой, и вижу фото с самыми красивыми глазами на свете, а это имя теперь мне приходит во снах.

— Привет, хрюша. Прости меня сволочь, что не успел тебя спасти. Знаю, как было тебе больно. Ты ушла говнюшка и не узнала главного. Я люблю тебя…Да, люблю. Испугался дурак и не сказал, теперь до конца жизни буду себя винить. Потому что ты особенная, вся такая взрывная, но лучшая, и поверь, видишь вон ту могилу рядом, сразу после 15 ноября, присоединюсь к тебе. И пусть даже на том свете мы будем ругаться, но зато наши сердца соединяться. Если бы ты только знала насколько сильно я брежу тобой. Знаешь, такое впечатление, что ты сейчас стоишь рядом и называешь меня «Слюнявый». Любимая моя девочка! — заплакал над её могилой, в этой жизни любящим сердцам не суждено быть вместе. — Да и я хочу, чтобы ты знала. Гарик, твой родной брат.

Наше время.

— Может оставим его дрыхнуть здесь? — слышу знакомый голос, и не могу поверить своему счастью.

— Жива! Хрюшка жива! — поднял её на руки и закружил, как принцессу.

— Гарик, он что-то нюхнул? А ну поставь меня на место! Я кажется сказала, что меня прёт сосед! Лично познакомлю! Ребят снимайте маски Джейсона! Шутка не удалась, упорхнула от меня, а я спросил у Гарика.

— Что это было?

— Так Констанция их по приколу пригласила! Они кстати детям мармелад принесли!

— А дальше? — все не могу прийти в себя.

— Ты хотел с ними подраться, потом случайно поскользнулся, задел этажерку с твоими колбами, в одной из них был препарат вызывающий галлюцинации, в результате ты потерял сознание.А что увидел какое-то видение?

— Лучше тебе, не знать главное, чтобы оно ни при каких обстоятельствах не сбылось.