ГЛАВА 22(часть вторая)

Рафаэль

Обледенела душа, онемели руки и ноги, а сердце впитало столько яда, что вряд ли сможет дышать. Я мучил много женщин и все они были краше другой, но чтобы так убиваться по одной занозе, которая ещё с первой встречи выносила мне мозг, никогда. Признаться честно, даже не собирался устраивать спектакль, а просто переключиться на девушек стоящих внимания. А тут появилось белая ворона в старом потрепанном свитере, будто знающая жизнь лучше меня. Она сильный игрок, и пусть ей не удалось прожить эту долгую жизнь до конца, останется победителем. Добравшись до места происшествия, был бледный, как смерть, благо мелюзга уже спала сладким сном, ведь мы оба придумали план, как вернуть Лизу. Пусть я мразь конченная, но никогда бы не отправил бедного ребёнка в детдом, тем более к ней привязался. Да, прирос словно к родной кровинке. Они вообще обрушились с Прищепкиной, как снег на голову, который именно сейчас ненавижу. Ведь метель забрала ангела, которого никогда не выброшу из своей памяти. Полицейские ещё долго посвящали в детали несчастного случая. Единственное понял, что две иномарки взорвались. Отлично даже тело не удастся похоронить. Никогда себе в жизни этого не прощу, буду мучиться до конца дней. А может вышибить мозги и пристроиться рядом? Как забыть аромат, по которому уже скучаю, голос звонкий, словно колокольчик, моя персональная колыбельная. Вернувшись с рассветом, заметил в гостиное маленькое серое недоразумение в пуховом платке, и вязаных носках.

— Папа Рафаэль, а где Лиза? — задаёт вопрос, который острее любой иглы. Ещё дедушка Тимур встал ни в свет ни заря.

— Раф, мы места не находим. Единственное, что знаю, вы поругались. Объясни, ведь тоже переживаем, — поинтересовался у внука, который являлся самой настоящей гнидой, готов лично себя поджечь.

— Её больше нет… — заперся в кабинете, и в темноте нащупал любимое кожаное кресло, здесь обливаясь горькими слезами, просил прощения у Сабины, она ведь до последнего умоляла не становиться вылитым, как Алехандро,сволочи, погубившей мою мать. Казалось, в бездушном теле Воронова жили демон и дьявол, которые изо дня в день противостояли друг другу в неравной схватке. За окном снегопад окутал всю улицу белоснежным кружевом, а я так надеялся, что это мёртвое сердце не доживёт до утра. Странное сравнение мёртвое, а каким ещё являлось, ведь я погубил бесчисленное количество женщин, и каждая растерзанная душа моё бремя, которое должен нести.

Не брился уже целую неделю, и разит, как от вонючего козла. В руке недопитая бутылка джина, а что уже приехали? Роюсь в кармане, и нахожу пятитысячную купюру.

— И ни в чём себе не отказывай! Ворон угощает. Сволочь, которая ничего не добилась. Полный ноль. Упустил ангела. Он ведь был в моих ладонях, а потом взмахнул крыльями и упорхнул.

— Сэр, поезжайте домой! Вам нельзя являться перед студентами в таком виде.

— Хрен туда вернусь, везде мерещится её образ. Хулиганка вырвала сердце с корнями, ей там хорошо на небесах, а я сучонок никогда туда не попаду, никогда. Лиза! Лизонька, все богатства мира готов положить к ногам,- завыл, как подбитая собака, не доводилось так страдать. Пробираюсь через толпы студентов. Все шепчутся, когда пьяная учительская морда заявляется в аудиторию.

— Рафаэль Эдуардович, что случилось? — не спускают своего взгляда, плевать на них хотел.

— Я подох… Нет, оболочка осталась, а вот душа трындец сгорела. Уж простите, не слишком выражаюсь по-учительски, но дышать не могу. Принесите яда! — смахнул учебники на стол, перед глазами всё плыло, главное не отключиться.

— Лиза Прищепкина умерла.Разбилась на машине, — донесся голос со второй парты, лишь от одного имени трясёт, как наркомана.

— Задушу гадину! — подлетаю к ней и смыкаю руки на шее, нужно выплеснуть адреналин.

— Ребята скорее, он убьёт её! — послышался голос Самохвалова, хороший парень, есть большой стержень.

— Моя роза жива, любого удавлю за ангела. Приведите её! Мне нужны её глаза, хоть один раз посмотреть! — вырвался из хватки двух парней, а из открытого окна раздался задорный смех. Не может быть. Уже которую ночь, она приходит во снах и смеётся, бросает в лицо горсть лепестков, и скрывается в лес. Но тут ледяное сердце почувствовало то самое присутствие, те же самые эмоции,когда наглая девушка ворвалась в кабинет и разбила ноутбук.

— Вы слышите? Это её голос! Прищепкина! — рванул из аудитории, расталкивая двух разговаривающих учителей. Плевать сейчас расцелую и скажу, что готов измениться. Оступился на ступеньках, так и недолго шею свернуть. Перед глазами был лишь тот образ, с голубыми глазами. Стоит разговаривает с подругами, и смущается.

— Я надену фиолетовое платье на Новый год, и он подавится в собственных слюнях, — заливалась соловьём, но когда обхватил талию руками, и прижал к груди, испугалась.

— Моя роза нашлась. Те же щёчки и губы, по которым схожу с ума. Елизавета, моё персональное искушение.

— Рафаэль Эдуардович, вы в порядке? Простите, но меня зовут Света! — словно отрезвляет своим ответом.

— Отвергаешь? Ты моя и всё равно никому не достанешься,- погладил по щеке, испытывая некое блаженство, и меня оттащили в сторону.

— Все мозги пропил? Давай в машину, алкашня! Поверить не могу! — ругался Диего, не ожидал здесь увидеть. Отъехал подальше от университета, скрыть от любопытных глаз. Зато меня ломало, как долбаного наркомана.

— Чего прискакал? Лекции будешь читать? Не дурак сам вижу как похабно выгляжу! — достаю из бардачка сигары, и рыскаю по карманам в поисках зажигалки.

— Рафаэль, выкинь вонючую куклу из головы. Или могу подумать, что ты влюбился?

— А если так и есть? Закопаете меня? Уроды жадные, всё за баблишко переживаете. Я вам не робот. Ещё не нагулялся, романтику подавай. — выдыхаю дым в приоткрытое окно, встречаясь с порывистым ветром.

— Дурак ты, Раф! Не забыл, кто нашёл голодного на пороге нашего дома и рассказал родителям? Мы братья и пусть наглые подлецы, но я не хочу терять твою поддержку! Простил за тот случай с мечом, хотя до сих пор не в силах отойти. Ради оборванки предать свои принципы? — убавил скорость, пропуская настырного пешехода.

— Устал, в мыслях лишь она. Что сделать с сердцем?

— Ясно, значит была хороша в постели. Обычная сексуальная зависимость. Потерпи недельку, предоставим первосортных шлюх, и выбросишь Лизу из головы, — продолжал трепать нервы, но когда из моих уст донеслось признание, чуть не отпустил руль.

— У нас не было секса. Побоялся причинить боль. Мне достаточно было просто любоваться совершенным личиком, и глазами ярко — синего неба. Хочу сомкнуть руки на талии и вдыхать аромат волос, которые гладкие словно шёлк.

— Что значит не спали? Совсем сбрендил? Как же эта безмозглая овца смогла так быстро тебя скрутить? — оскорбил ангела, и я достал из бардачка удавку. Накинул на шею, самое время расправится с сукиным сыном.

— Я придушу любого за свою розу!

— Отвянь придурок. Мозги в край потекли? Пора завязывать с учительской профессией! Стоит напомнить в каком жестоком мире живём? Не понимаю, на что надеялся? Встречаться с Лизой? Раф, я тебя умоляю, вы разные. Она знала про снежные злодеяния? — надавил на больную мозоль.

— Не успел посвятить в грязные делишки! Просто захлопнись, дай спокойно покурить,-любовался пейзажем, который очаровывал своей красотой.

***

На время моего отсутствия прислали Ольгу Степановну, которая скидывала все лекции на электронную почту. И только после моего одобрения, забивала мозги студентам. Пробовал раз десять проститься с жизнью, но все время останавливала мелюзга, клянчившая сладкого. И ещё сказали разучить стихотворение, и выступить на Новогоднем концерте.

— Не выходит, папа Рафаэль! Подскажи, как лучше? Только давай поедим, а потом отправимся к дедушке в больницу! — не отставала зараза, хитрая беспокоится о моем питании. Ведь кроме сигарет и жалкого пойла, совсем ничего не употреблял.

— Читай с выражением, не обделяя вниманием знаки препинания! А потом садись решать задачи,- сказал довольно сухо, и скрылся в кабинете освежиться ромом. Напрочь позабросил работу, буду дышать, пока о себе не даст знать разлагающаяся печень. Уже настроился на мирный сон, пойло очень хорошо убаюкивает, как мобильный завибрировал.

— Воронов, — ответит достаточно грубо, не желая тратить время попросту.

— У нас встреча назначена, забыл? Договор о купле — продаже нужно подписать! Жду, или найду другого партнёра! — нагрубил в трубку, а как ещё может себя вести Захаров, новый конкурент, лучик света в нашем тёмном королевстве. Он догадывался о грязных делах и хотел положить конец всему бизнесу. И страшно оберегал дочь Валентину, которая совсем недавно окончила школу. Желание общаться с напыщенным кретином напрочь отпало. Попросил Магали заняться Бьянкой на время отсутствия. Позвонил водителю, который уже дожидался в автомобиле, и стоило сесть в салон, приказал.

— К Захарову, у нас есть всего двадцать минут!

— Без проблем, сэр, — нажал педаль газа и устремился в путь, сражаясь с беспощадными хлопьями снега. Прислуга проводила в гостиную, с накрытым столом, любит вечно трапезничать.

— У меня мало времени!

— Рафаэль, что за тон? Вроде преподаватель русского языка, а проявляешь столько не уважения! Отведай с нами утку по-пекински. Сейчас Валю позову только, — напомнил про дочь, которая была неплохим лакомым кусочком, уже давно присматривали с Диего, но дальше мой мир рухнул, ведь на лестнице появился призрак, девушка из моих снов.

— Кстати, Рафаэль. Знакомься, моя вторая дочь Елизавета!