Глава 22(часть вторая)

От лица Ады.

 

Ведут в неизвестном направлении, в голову полезли самые страшные мысли, а вдруг это головорезы его папочки? Неожиданно для себя кусаю мужскую руку, и хочу уже посмотреть на гада, как вырубили свет. Главное шею себе не свернуть в этой темноте.

— Антон, ты на смотрелся ужастиков?Если ты сейчас же не выйдешь, то я покину дом и пойду по снегу прямо босиком.- шантажирую его, мне кажется, что это его жутко разозлит. Но нет тут, то было, снова молчание, и это дико раздражает

— Царёв, хватит со мной играть? Какого черта ты выключил свет? — слышу смех, он, что затеял игры кошки в мышки?

— Царев.. — повторяю свой вопрос, а потом подумала про себя, а вдруг это во все не он, и на самом деле пока я спала, на Антона и Мию напали?Иду сквозь тёмный коридор, снова этот смех, ей-богу ему бы снимать ужастики с главным участием.

— Ладно, Царь, как хочешь, меня до трясучки достали твои приколы.- во мне просыпается гнев, стоит всё-таки проверить Мию, это последняя комната рядом с ванной. Достаю мобильный телефон, и довольно быстро освещаю себе дорогу, не успеваю сделать и пару шагов, как меня снова хватает мужская рука, только теперь за ногу. Брыкаюсь, но бесполезно, меня перекидывают через плечо. Вырываюсь, не люблю эти дурацкие шутки. Поднимаемся на чердак, кретин опускает меня на пол, а потом пропускает вперёд. Чердак полностью пустой, и лишь  на полу расположились несколько зажженных свечей, это было так трогательно, что не описать словами, а в центре на полу, меховой плед. Дрожу, ощущаю его аромат. Никто другой не вызывает во мне такую бурю эмоций. Это гад медленно убирает прядь, и принимается целовать затылок, а я таю  в его объятиях.

— Что скажешь Вонючка? — голос Антона успокоил меня, а точнее взволновал, ведь дальше его ладони медленно стягивают свитер, и я остаюсь в одном бюстгальтере. Мне не холодно ведь рядом человек, который поселил в моей душе такой вулкан чувств, сначала ненависть, а потом страстную любовь. Как же сильно я его ненавидела, а потом страшно втрескалась, да так, что невозможно дышать.

— Это так красиво… Для чего ты всё это придумал?

— Кажется, кто-то боится. У тебя мурашки по коже, на самом деле за нашей Адой скрывается хрупкая девочка, которая боится расстаться со своей невинностью,- он целует плечи, и медленно опускает джинсы, я даже не собиралась его останавливать, что сейчас со мной происходит. Он разворачивает меня к себе, а потом медленно расстегивает бюстгальтер,  хочу уже скрыть свою грудь, как он перехватывает запястья.

— Ты великолепна…- он наклоняется к правому соску и принимается его ласкать, а потом стягивает трусики

— Антон, нам надо остановиться, я не хочу стать твоей очередной зверушкой.- от страха заплакала, я никогда ещё не занималась сексом, и сейчас боюсь совершить ошибку…Царев будто рассердился, он обхватил мою скулы своими пальцами, и буквальное прошипел в губы, а я пребывала в сладком дурмане.

— Ада, как ты могла подумать, что для меня ты зверушка. Вот дурочка, я хочу быть с тобой, хватит отказываться друг от друга.

— Но нам нельзя быть вместе. О боже, перестань- хочу вырваться, а он кусает мои щеки, и а потом хватает за волосы, причиняет боль, но я будто этого сама желаю, не думала, что этот вечер так закончится.

— Ты ведь хочешь меня… Я это чувствую, мы просто будем любить друг друга- он опускает свой взгляд на губы, а я любуюсь его глазами, именно в них я влюбилась при той встречи, он забрал мой кислород, сколько можно страдать в подушку, он здесь сейчас рядом, а я боюсь, что все наше счастье рассыпается, как карточный домик.

— А если это всего лишь игра? Антон скольким девушкам ты этот говорил? Я не переживу если ты так жестоко меня обманешь- плачу, а он собирает губами каждую мою слезинку, а потом шепчет долгожданные слова, они как наркотик, лучшая доза, чтобы успокоить сердце.

— Я люблю тебя, ты же мне веришь? Малыш, я слишком сильно хочу тебя, очень, — он стал кусать мои плечи, а потом рукой впивается в пряди, и со страшной силой врывается в рот, находит мой язык и начинает его страшно терзать. Мне не хватает дыхания, боюсь задохнуться, он сейчас меня съест, снимает джинсы, потом боксёры, и ни на миг не отрывается от моих губ. Он идеальный, теперь понятно, почему девушки млеют от него, боже мой, что я наделала?Я страшно влюбилась в своего врага, с первой встречи мечтала, чтобы он испарился, а сейчас позволяю ему ласкать своё тело.

— Антон, это ведь не очередной трюк, чтобы сделать меня игрушкой? На самом деле, я так сильно люблю тебя, что…

— Глупышка, я жить без тебя не могу, не бойся малыш, это не больно.

— Я девственница, я не спала с Вадимом, потому что люблю тебя — слеза, одна за другой скатывается по щекам, от волнения точно потеряю сознание, но эту ночь я постоянно представляла в своей голове, и  вот настал этот момент. И тут он кладёт мою ладонь в область его сердца. Глаза в глаза, мы слишком сильно возбуждены.

— Слышишь, как оно бьётся, вот так сильно я люблю тебя, Ада…- он подносит мою руку к губам и начинает целовать каждый пальчик. На чердаке было маленькое окошко, за которым я увидела, как кружились снежинки, я запомню эту ночь, полную волшебства и пушистого снега, который обвенчал нашу любовь, и каждой клеточной себя я буду верить, что он искренен ко мне.

— Антон, ты мой единственный, ты же не причинишь мне боль? — закрываю глаза, а он берёт меня на руки,  прижимает к груди, будто боится потерять. Кромешная тьма, на полу горят только десять свечей, Антон располагает моё невинное тело на пушистом пледе, а  дальше смотрит с нескрываемым восхищением.

— Ты очень красивая Ада. Таких девушек у меня никогда не было, любимая- он раздвигает мне ноги, я вижу его возбуждённый член, уже вся сжалась, когда он кинул свой взгляд на меня, всю ночь бы ими любовалась его серыми угольками. Он целует нежно мои губы, врывается языком, будто пробуя их аромат. Проходят считанные минуты… И он входит членом, а я чувствую дикую боль, она разрезает меня изнутри..

— Мамочки… А-а! Это как кинжалы.

— Малышка, тебя больно? Прости меня…

— Нет, что ты, это великолепно. А-А!

—  Я буду двигаться медленнее, смотри мне в глаза, я попытаюсь снять всю боль. Кайф. А-а! Ты такая узкая. Да-а-а!- входит легонько, будто сдерживает себя, а я закатываю глаза, и он страшно бесится.

— Ада, мать твою не закрывай глаза!

— Быстрее. Покажи, как ты любишь меня.

— Ты сама напросилась – стал входить жёстче, и вместе с болью я почувствовала странное тепло внизу живота.

— А-а-а! О боже! Это не описать словами

— Нравится, как я трахаю тебя? С первой встречи я мечтал приструнить тебя, а твои глаза ночами не давали мне покоя- брал меня так жёстко, что мне было будто мало, и я сама подталкивала его к омуту страстей.

— Я люблю тебя, ты прекрасен, — чувствую как низ живота взрывается и я кончаю так, а он все не может насытиться и насилует меня жестче.

— Да малышка. Ада ты лучше всех, я хочу затрахать тебя до посинения, но боюсь за тебя малыш. Столько крови, ты моя любовь. Я не отдам тебя  никому. Да мать твою! — он ставит меня раком и начинает заталкивать всю свою энергию и я слабею, и ещё секунда и прогремит страшный взрыв.

— Кайф, моя девочка с самыми красивыми глазами- он сжимает мою задницу, а потом мы оба срываемся на крики. Он двигается, словно дикий зверь, и я испытываю оргазм, кричу так будто сейчас разорвусь пополам, Антон кончает, и дышит так, будто сейчас отрубится.

— Ты богиня…Какая же я сволочь, раздробил тебе всё, но я слишком долго сдерживал себя, — берет меня на руки и заносит в ванную. Принимается смывать все кровяные пятна. Я ощущаю некое опьянение, мы стоим вдвоём под душем и целуемся, как же я не хочу, чтобы эта сказка  заканчивалась.

— Тебе надо поесть, я замучил тебя вонючка.

— Антон, Перестань уже…Ты и  дальше будешь надо мной издеваться?

— Конечно, а как может вести себя король? — наливает гель на мочалку, а потом касается кожи, нет ничего прекраснее, когда это делает любимый мужчина.

— Ну тогда ищи себе королеву.- фыркаю, а он тем временем разворачивает меня к себе и пристально смотрит в глаза.

— А зачем мне её искать, я уже ее нашёл…- берет полотенце и вытирает мои пряди, а потом каждый участок моего тела, ведет себя так, будто я его маленькая девочка. Даёт мне тапочки, сам надевает махровый халат. Идём в гостиную, где располагаемся около камина.

— Ты замерзла, иди я тебя согрею — раскрывает халат, и прижимает к своей голой груди, в этот момент я услышала стук его сердца, я не верю, что произошло этой ночью.

— Ну и как зовут твою королеву? — спрашиваю у него, а он ехидно улыбается.

— Конечно, Янина…Она такая высокая, стройная…

— Ах, так! Ну тогда иди к ней- хочу вырваться из его объятий, а он лишь накрыл мой рот поцелуем, такими нежным трепетным, и от этого касания, я едва не отключилась, разве такое возможно. Я читала много романов о любви, и когда главное герои отдавались этому чувству, думала это всего лишь шутки, а сейчас сгораю дотла, неужели такое бывает?

— Я пошутил. Моя Королева здесь, сейчас смотрит на меня своими сапфировыми глазами, а я теряю рассудок от их блеска- он говорил так, словно я его единственная. Разве можно быть настолько счастливой? Достаёт из кармана коробочку, раскрывает, и я вижу два кольца, на одном его имя, а на другом моё.

— Это символ нашей любви- берёт кольцо и надевает на мой палец, а потом другое вручает мне, чтобы я сделала тоже самое.

— Я люблю тебя Ада. Ты согласна быть со мной и в радости и в горести пока смерть не разлучит нас?- он произносит это с такой любовью, а я …