Глава 22

Маша

— Tu es conne! Salope!( тю э кон, салёп)- стучал по двери Алик, а я засмеялась, из его уст это звучало так сексуально.
— Можно узнать, что это означает?
— Ха-ха, мы сейчас рванем, а ты веселишься, ну и сестра мне досталась! Это переводится ты дура и шлюха!- огрызнулся, всё обижается за то, что я в нём усомнилась.
— Ну, это не повод оскорблять стюардессу, можно заняться более приятными вещами.Что там люди делают в таких туалетах? 
— Хм, звучит как намёк, крысеныш, в таких тесных пространствах — прижимает меня к зеркалу- Люди занимаются сексом, так что раздевайся.
-Иж, губы раскатал, чтобы мой первый раз прошёл в каком-то самолёте, ни за что! — шепчу в его губы, какой он красивый, и я так счастлива, что он пришёл мне на помощь.
— Первый раз!!! Ты всё ещё девственница?
— Ори, громче.
— Ах, ты зараза!Обманула меня? Знаешь, кто ты после этого?
— Кто? Шизанутый братишка! — говорю с вызовом, а он приподнимает моё платье и находит соски, и снова разжигает желание, и тут я уже надеялась на  романтик, как он меня обломал.

— Хочешь, кончить помастурбируй сестренка, или Дена попроси.

— И попрошу, он ласкает меня гораздо лучше тебя.

— А ты наверное, ему без конца сосешь, вон губы какие  рабочие- приводит по ним пальцем, а я так ждала его поцелуя.

— Хочешь секса? Попроси, крысёныш, — его язык принялся щекотать шею, вызывая по всему телу пожар.

— Перестань…

— А так – просунул руку в трусики, и дотронулся пальцами киски. Закрываю глаза, а он  как вихрь охватил мои губы, мы стали целоваться как припадочные, с таким рвением, словно сейчас закончится кислород.

— Я люблю тебя… Дебил, как же сильно я тебя люблю, но нам нельзя быть вместе. – шепчу будто под кайфом.

— А я ненавижу, лицемерка, моя лицемерка — ласкал язык так, что я чуть не кончила, а ещё эти уверенные движения пальцами.- На этом стоп, сначала, надо спасти, этот чертов самолёт.

— Сволочь…

— А чего это мы губы надули, думала, братик сделает тебе куни?Нет, больше такого не будет, могу вибратор подарить.

— Ты мерзкий выродок! — хочу ударить его, как он разворачивает меня к зеркалу и указывает на  отражение.

— Смотрите, Машеньку не удовлетворили… Хочешь орального секса, мы поговорим с тобой, как только посадим самолёт.

— И как мы это сделаем, мистер супермен.

— Он набрал ещё не слишком большую высоту, Ден нам поможет, он в салоне?

— Какой Ден? Я лечу сама, причём тут он? — заправила своё платье, странно, что он про него спросил.

— Не может быть! Этот сосунок во все замешан. Меня сбагрил за решетку, а тебе подложил бомбу в самолёт?

— Что все это значит, он убийца?

— Боюсь, что да.. Ладно, насчёт три, вышибаем дверь – вылетаю в коридор дверь, как  на меня накидывается стюардесса

-Кто вам дал право, так себя вести?

— Рот свой прихлопни, дура силиконовая. Маш, иди за мной

— Агап, эти сумасшедшие снова направились в первый класс. Агап, да где тебя носит?- орет стюардесса, а мы с Аликом рванули к пилотам.

— Ты туда не попадешь, нужен особый код,- шепчу ему на ухо.

— Считай, что он уже есть- врывается, а те ошарашено на него смотрят.

— Кто вас сюда впустил?

— Я итак потерял время, пока разбирался с вашей стюардессой. Нужно срочно посадить самолёт, здесь бомба

— Что?Какая бомба? Заканчивай принимать наркотики, плохо кончишь парень.

— Эй, ты пузатик, если хоть кто-нибудь из пассажиров пострадает, я тебя потом на куски порежу.

— Ты мне покричи ещё тут, не боюсь таких сопляков!

— Не боишься? — и тут Алик поднимает с пола бутылку, и как она здесь оказалась, и вырубает его. Садится за управление, другой пилот спал пришлось его немного потеснить

— Чего ждёшь? Садись…

— Алик, вот дурачок, а ты уверен, что ты сможешь сделать аварийную посадку.

— Детка, не забывай, кто у нас дедушка?

— В смысле?- вся дрожу это такой адреналин.

— Летчик- испытатель, в детстве не вылезал из этих самолётов.

— Ух, ты! Скажи, а чего ты не умеешь в этой жизни? Полиглот, прекрасно готовишь, первоклассный пилот!

— Из меня получился бы плохой муж, я бы точно ходил налево.

— А как же история, про твою единственную?

— Машка, ты немного меня отвлекаешь. Придётся сажать на воду, чёрт приборы барахлят

— Мы погибнем?

— Думаю успеем, пора обратиться к пассажирам

— Дамы и господа наш самолёт совершит экстренное приземление в связи с бомбой, которая есть на борту, пожалуйста, без паники! — произнёс Алик, а мне было так хорошо рядом с ним  совсем не страшно. Постепенно приземлялись к озеру.

— Маш, помоги пассажирам, Проверь, чтобы у каждого была кислородная маска, и скажи эти бортпроводникам, чтобы приготовили аварийный трап.

Побежала в салон, где встретилась с этой сумасшедшей стюардессой.

— Это подсудное дело.

— Это вашу компанию нужно судить, да если бы не эти двое молодых людей, то мы бы погибли. – возмущается пассажирка с детьми

— Не доказано, что на борту бомба, поверьте, мы всё проверяли перед отлетом.

— Рот свой закрой и помоги людям, тут же столько маленьких детей.

— Я же не умру? – заплакал какой-то малыш, как же он перепугался.

— Конечно, главное не отходи от мамы ни на шаг! – старалась  устранить волнение, а когда самолёт начало трясти, все так сильно завизжали, мало того все приборы барахлили, так ещё эта чертова бомба. Кстати где она могла быть? Вспоминаю, что забыла туалете свою сумку, там был мобильный телефон, нужно будет сразу позвонить дедушке. Возвращаюсь за ней, как рядом с унитазом замечаю счётчик, там осталось всего пять минут. Только не это мы сейчас взорвемся.

— Слушайте сюда, бомба, в туалете… Я видела отчёт…Спокойно, мы должны успеть! — протискиваюсь через пассажиров и забегаю к Алику.

— Я видела бомбу, там осталось так мало времени. Мы умрем.

— Нет, Маша, рано ещё сдаваться, я начинаю, посадку пусть все приготовятся.

— Алик…- произнесла так, будто сейчас могу его потерять.

— Что тебе крысёныш?

— Я люблю тебя… И пусть это наш последний миг счастья…

-Я тоже — произнёс с такой нежной улыбкой.

— Повтори…Ты меня любишь?

-Крысеныш, давай мы поговорим об этом чуть позже, у нас  времени в обрез.

— А вдруг это последний раз, когда я вот так могу любоваться твоими глазами, они у тебя такие красивые, как хрусталь.

— А твои, как яркое синее небо, в которое я влюбился с первого взгляда – произносит так нежно, как бы я хотела остаться с ним, но это невозможно. Самолёт трясёт, и ещё этот циферблат, который не даёт покоя. Секунда две, мы миновали страшную высоту, и Алик посадил самолёт на воду, теперь дело за пассажирами. Открыли дверь, подготовили трап, один за другим люди спускались вниз в жуткой панике, в салоне почти никого не осталось, только Алик. Но я  не спущусь без него, где его носит, ведь сейчас всё рванет. Подбегает ко мне и читает нотации:

— Ты почему не спустилась?

— А как же ты, я не могу без тебя, если умирать так вместе…

— Какая же ты дурочка, моя дурочка! —  целует в губы, и мы скатываемся  вниз по трапу, едва оказались в воде, и отплыли на некоторое расстояние, как прогремел взрыв, такой страшный, что захватывало дух. Алик потянул меня под воду, такую ледяную, он так боялся, что языки пламени коснутся нас. Барахтаюсь, мне не хватает кислорода.

— Я не умею плавать, — стучу зубами от холода.

— Ухватись за меня, давай за спину…

— Алик, о Господи ты всех спас, мы бы погибли без тебя…

— Знаешь, быть хорошим это такой кайф! Ещё немного, вон берег близко.

— Интересно, мы в России? — вышла на берег продрогла до нитки.

— Конечно, только в каком городе? Или деревне? Да пёс его знает. Ты замерзла, давай я куртку с себя сниму — шепчет в губы, он такой романтичный.

— Там в самолёте, ты сказал, что любишь меня.

— Когда? Не помню.

— Алик…Это правда?

— Ну, конечно, сама подумай, как я могу не любить такую сладкую козявку,- поднял меня на руки — Она же моя сестра!

— Всё, я на тебя обиделась. И больше не буду тебя целовать.

— Злой, серый крыс…

— Как ты меня назвал?

— Моя серая мышка. Нет, не так, мой любимый серый мышонок- поцеловал в носик, а я чуть не заплакала, это было настолько трогательно. Шли через тёмный лес, интересно, куда все остальные подевались, наверное,  разбрелись по деревне, не мешало бы и на здесь заночевать. Стучимся в дверь, открывает какой-то старик с ружьём.

— А ну, проваливайте, воришки!

— Мы не грабители, нам бы переночевать, наш самолёт потерпел крушение.

— Да, ну! И как вы живы остались? Заходите, а я смотрю к соседям какая-то женщина с ребёнком пришла. Давай скорее, а то у девчонки все губы синие.

— Лада, ну где ты кашолка старая? — позвал  свою жену.

— Встречай гостей, они у нас летели…- на миг прервался- А куда?

— В Париж…- тяжело вздохнула, такое путешествие точно не забудешь

— Романтику, всем подавай. Эйфелева башня. У нас тут тоже райские места. Добро пожаловать в село «Остёр».

— А интернет. Есть? — спросил Алик.

— Иж, разбежался, мы тут звонить ходим  на почту, она в 20 километрах отсюда, а он мне про интернет, мажор городской. Настойку со мной будешь?

— Нет, я завязал с алкоголем.

— Значит, всё-таки бухал. Наверное, из-за девушки своей исправился

— Мы не встречаемся.

— То есть как? Вы же пожираете друг друга глазами, я бы сказал смертельно влюблены.

— Она моя сестра —  сказал Алик, все также лаская взглядом, как бы мне хотелось слиться с ним в поцелуе, таком страстном, чтобы окончательно согреться.

— Ванная готова.

— Иди мышонок, — поцеловал меня, в затылок, я сейчас к тебе присоединюсь. Не тереби свою киску без меня…