ГЛАВА 23

Феликс

Одного не могу понять, откуда то самое видение? И главное всё случилось, как наяву, и это меня страшно терзает. Знаю, что потом буду угорать над своим поступком, но решил встретиться с дядей, который любил периодически заниматься фокусами.Люблю это тихое деревенское место, где можно до рассвета сидеть на террасе и рассматривать небо, в котором проплывают облака.Сразу окунаюсь в те детские годы, когда отец часто задерживался на работе, а в один из таких вызовов просто не вернулся домой.Так и не удалось разминировать бомбу, для меня он всегда останется героем, который спас детишек в том автобусе.Именно он и вселил в меня надежду, что я также смогу помогать людям и спасать их жизни.Сначала была специализация хирургия, затем онкология, и что самое странное, так и не смог насытиться медициной. В этом смысл жизни, победить как можно больше серьезных болезней, дать людям шанс на выздоровление.

Сидели с тётей на террасе и ужинали, весна в этом году одарила нас теплыми деньками, обожаю этот неповторимый сезон года.

— Батюшки, Феликс! Не зря я лазанью испекла! Чего стоишь? Давай к нам за стол.

— Я всего на полчаса.  Вань, уделишь мне время?

— Так по взгляду вижу, что случилось нечто ужасное. Но сначала ты попробуешь бесподобное блюдо моей жены, а затем мы поговорим, — по суровому взгляду, он понял, что вопрос требует немедленного вмешательства.

И после вечерних душещипательных бесед, мы прошли к нему в подвал.От количества книг по черной магии, раскрыл рот.

— Дядь, только не говори, что ты в колдуны подался.

— Да куда уж мне, просто нахожу там различные ответы! Вот смотри,- достал он сверху красную книгу, где было написано «Сны наша реальность».

— Что за странная книженция?

— Сонник, Феликс. Здесь толкования всех сновидений, и как ни странно они все сбываются.

— Короче, не хочу во всё это вникать, потому что я суеверный, и не поведусь на всю эту фигню.- ответил ему довольно серьезно, но его это не остановило.

— Совсем, как мой младший брат. А ведь мне приснился сон предупреждение, и я наяву видел тот автобус, который взорвался.

— Хватит.Не напоминай, мне было десять, забыл как я убивался на его могиле?

— Тогда зачем пришел? Раз моя литература тебя не интересует, не вижу смысла здесь находиться.- повернул к лестнице, и тут из моих уст вылетели слова:

— К чему приходят видения? День назад, я будто оказался в аду,  погибла девушка, которая мне небезразлична!

— А вот это уже интересно, идем сюда.Только возьму бумагу и тарелку, будем сжигать два раза.

— Вот только избавь меня от этой клоунады, я тридцатилетний мужик в гадания никогда не поверю.

— Феликс, ты хочешь узнать ответ? Это всего лишь бумага, а не странные заклинания.Расскажи два больших ужаса из твоего видения .

— Изнасилование, и смерть.- до сих пор перед моими глазами, могила Констанции, никогда прежде так не расстраивался.

— Сейчас огонь нам всё расскажет! — скомкал бумагу, а потом зажёг спичку. Пламя вмиг охватило листок, превращая его в какую-то необычную фигурку.Сложно разобрать, может он подскажет.

— Ну что там?

— Погоди, догорает. Присмотрись внимательно, видишь словно женщина лежит на земле…

— Да, будто с протянутой рукой..- сам не поверил своим глазам, а может это очередные глюки?

— Это болезнь, Феликс…Если случится обман, то та девушка пострадает!

— Обман? Какой ещё обман.

— Не имею понятия. Повторюсь я не маг, а просто вычитал это в одной книге, и как бы это не звучало нелепо, верю во все эти штуковины.

— Ну ты даёшь, тётя про это знает?

— Конечно, вот только смеётся. Впрочем, как и все остальные. Давай дальше, снова скомкаем листок и сожжем.Наберись терпения! — не стал терять время и поднёс спичку, и с каждой секундой пламя становилось всё сильнее и сильней.

— Что за чёрт? — не понимал я, что творится.

— Жизнь борется со смертью…

— Поясни.

— Ты врач, неужели не догадался?

— Операция…Чёрт не говори, что…

— Да Феликс, если так случится и эта девушка заболеет, то только ты сможешь её вылечить. Или она умрёт.

— Бред это всё, харэ довольно.Не верю.

— Дело твое, я сказал то что увидел, в этом сожженном клочке бумаги, —  нашел в кармане в ключ и уже хотел открыть дверь, но я плюнул на своё суеверие и спросил.

— Ладно.Можно  это как-то предотвратить?

— Думаю, если не будет обмана, то твоё видение не сбудется!

— Умный разумный, как ты понял что речь идёт о лжи?

— Пепел, который слетел с тарелки, испачкал твою футболку. Это к большой лжи! Разумеется от тебя. Феликс, просто будь с ней искренней! Поверь, мы сами строим свою судьбу, а эти знаки, видения лишь подсказывают как поступать.- внушил  надежду на её спасение, теперь точно нужно действовать.

***

Думал, что Гарик поднимет меня на смех, но когда я произнёс имя девушки, которая пострадала в видении, уронил бокал.

— Хорош, до инфаркта доводить! Феликс, я отношусь к ней, как к сестре.

— Мать твою, правду сказал.В своих галлюцинациях я увидел изнасилование Констанции, а потом суицид! Думаешь мне весело? Да что же всё не так с этой девчонкой? Вечные проблемы, мало того, что мне детей нужно лечить, так тут ещё эта хрень привиделась.

— Ну так поступи, как сказал твой дядька. Хватит уже лгать.

— Ты о чём?

— Дурака из себя не строй, вы с ума друг по другу сходите! Не глупый, догадаешься! И раз в твою башку пришло видение, ты должен бить тревогу, чтобы её не потерять! — оставил в гордом одиночестве, мы оба поняли, что он имел ввиду.

Констанция

Нет, главное приехал вечером и повёз к высокой многоэтажке. Пади и разбери, что вертится у него в башке. Спрятал мои глаза под непроницаемой тканью, и завёл в лифт. Ненавижу, когда водят за нос.

— Долго мне ещё ждать? Да что сегодня с тобой? Совсем не узнаю. Точно Гарик сказал, что у тебя крыша потекла. Кстати хорошее выражение, нужно запомнить, — хочу стянуть с глаз черную повязку, ещё в машине заставил надеть.

— Потерпи, хрюшонок.

— Слушай, ты до конца моих дней так будешь меня называть? Феликс, кончай прикалываться, романтик из тебя совсем никакой. Ясно? И даже если ты… — от злости стянула повязку, а потом пришла в дикий восторг. Мы находились на крыше, украшенной свечами, такие милые огоньки, от которых захватывало дух.

— Ну как нравится?

— Это очередной развод? Так надо подумать в чём заключается подвох? — пыталась найти ответ, а он лишь насильно прижал к своей груди, и надел мне на шею серебряный кулон.

— Пытаюсь быть романтиком. Боюсь, что у меня не получится, но очень хочу попробовать. Ведь есть одна муза, по которой я схожу с ума, — его взгляд опускается на губы, уже не помню, когда мы в последний раз целовались.

— И кто же твоя муза?

— Она такая строптивая, с глазами чистого неба. И в нём так  хочется утонуть.

— Феликс, что всё это значит? — понервничала, от его слов по всему телу прошлись мурашки, нет это не может быть сном.

— Я хочу, чтобы ты стала моей девушкой.

— Понятно, перепихон без обязательств.

— Не угадала, слышала такую сказку, жили они долго и счастливо.

— А как же Алия?

— Я её бросил, и сейчас очень боюсь спугнуть это счастье. Черт, ты волшебница, как тебе удалось?

— Что удалось?

— Пробудить во мне эти давно забытые чувства. Я тебя люблю… — от его слов прихожу в жуткий шок.

— Решил посмеяться?

— Это правда, идиотка. И поверь мне самому дико, что это произошло во второй раз! Так что ты скажешь? Констанция, хватит мучить нас обоих.

— Я боюсь…

— Чего ты боишься?

— А вдруг это обман…Чёрт всё, как в сказке! Ты рядом со мной, и этот кулон!

— Дурочка, я просто не решался признаться в своих чувствах.Пойми, Таисия меня бросила! И мне было сложно кого-то к себе подпускать- приближает губы, и я словно в дурмане, какой же он красивый, а эти глаза смогут убедить кого- угодно.

— Я слишком сильно люблю тебя, чтобы потерять. Черт, не губи моё сердце.Лучше я уйду! Вот возьми…- отдала кулон, и уже помчалась прочь с крыши, как он остановил меня и развернул к себе.

— Кто сказал, что я отпущу свою хрюшу! Констанция, ну же посмотри на меня!

Я встретилась с ним взглядом, а дальше он повалил меня на кровлю, где навис сверху и со всей своей животной страстью впился в рот. Губы сладкие, словно малина. О боже! Хочется ещё сладости, пусть не останавливается.И он снимает с меня куртку, джинсы,  потом трусики, сама я избавляюсь от майки, и  расстегиваю бюстгальтер. Словно под кайфом, набрасываюсь на его ширинку и освобождаю член, и страстно заглатываю.

— Нет, киса так дело не пойдет, сегодня мы приласкаем друг друга.- раздевается до гола, и ложится на спину.- Сядь своей киской мне на лицо.

Развернулась спиной и пристроилась над его ртом, а он жадно впился в киску. Потом наклонилась и стала сосать его член. Возбудилась до предела, и полностью потеряла контроль.На миг он убрал язык, и застонал.

— О да! Вот так, быстрее!

А мне так нравилось доставлять удовольствие любимому мужчине, а когда его язык снова защекотал клитор, испытала сумасшедший оргазм. От которого закружилась голова и хотелось поскорее попробовать его сперму на вкус, и тут он кончает на губы.И я слизываю всё до последней капли, но мы не прервались. Облизываю головку, и снова принимаюсь сосать.

— Хватит! Ненасытная сучка! -отомстил мне и с языком, которым он ласкал бутон, применил пальчики, которые проникали в вагину. От такого наслаждения, моё сердце выдавало свой бешеный ритм. И наша сумасшедшая оргия продолжалась. И когда я кончила, а сперма брызнула в рот, поняла, что мы обезумели. Кое- как отстранили друг от друга, едва отдышавшись.

— Что это было?

— Оральный секс с нотками сумасшествия! Как же ты его сосала! Иди сюда, хрюша, полежишь на моей груди. Слышишь, как сердечко бьется.Это всё ты.


— Это было великолепно.Такой кайф. Эх взять бы сейчас сигаретку.

— Ага и поцибарить. Но ты обойдешься.  С этих пор, я твой парень, и хрен ты будешь у меня курить.

— Эй слюнявый, я не дала ещё ответ! — перевела взгляд на его счастливое лицо, до сих пор не могу поверить, что мы здесь голые на крыше.

— Тогда мне придется лизнуть твою кису еще раз, чтобы ты согласилась!

— Произнеси ещё раз.

— Что?

— Эти три слова, — млею от запаха его парфюма, он так дурманит ноздри.

— Я люблю тебя.

— Еще раз.

— Я люблю тебя!- из его уст это так красиво звучит, только бы эта ночь на крыше не заканчивалась.

— И я доктор Феликс и без ваших глаз,  умру.Что же ты наделал? Взял и похитил моё сердце.- слезинка капнула на его грудь, до чего же  стала чувствительной.

— Не плачь, всё же идеально.

— Понимаешь, я слишком привязалась к тебе.И если ты уйдешь, боюсь не переживу…

— Прекрати молоть чушь, мы никогда не расстанемся…

От автора

На крыше соседнего дома, стояла женщина в черной кожаной куртке и пялилась в бинокль.Ей довелось стать свидетелем той самой интрижки.Они не постеснялись никого, но рано обрадовались.

— Ошибаешься, Констанция! Вы никогда не будете с ним вместе…И каждую ночь ты будешь лить слезы в подушку! Готовься, дрянь! Веселье только впереди…