ГЛАВА 24(часть вторая)

Лео

Кира уехала, даже не простившись, и как после этого я мог оставаться здесь, зная, что моей девочке Мили плохо. И если бы раньше я добровольно станцевал на ее могиле, то сейчас она стала моей вселенной. На самом деле с Никой был очередной спектакль, и за эти два с половиной месяца я так и не смог изменить Мелиссе, потому что в каждой девушке мне хотелось найти те знакомые черты: ее рыжие волосы, голоса цвета небесной лазури, этот смех, когда она забивает шайбу в ворота. Да, все эти мелочи замечаешь, когда слишком сильно дорожишь человеком. Я проделал путь от ужасной ненависти до любви, которая была с нотками безумия и кромешного ада. Получается, что я предал своего брата и выбрал ту, из-за которой он покинул этот мир. Но как бы не старался бороться со своими чувствами, я сдался, она сломала меня, полностью разбила. Я уехал, чтобы освободить ее душу навсегда, дать возможность расправить крылья и забыть про такого ужасного монстра, как я. Ведь такая сволочь, как Леон не умеет любить, он привык всё брать силой, уничтожать соперников, оставлять от них лишь мокрое место. И такой зверь не подошел бы Мелиссе, ведь порой вспышки моего гнева невозможно контролировать. Ей-богу если бы мы с Мелиссой познакомились при других обстоятельствах, и она бы не была той, кто отнял у меня Макса, возможно, мы были бы самой завидной парой, которая каждый миг проводила в поцелуях и неконтролируемой страсти. Но сейчас вопрос заходит о другом, есть падаль, которая посмела причинить ей боль, и она должна за всё ответить. Позвонил своему другу и наврал с три короба, думает, что мне так сильно нужна моя долбанная клюшка. Я как раз разминался на катке, когда Стас появился на трибуне. Оглядывает с отвращением, мою команду олухов и тяжело вздыхает:

— И ради этой именной клюшки я летел 13 часов? Да, ты точно мазохист, Лео.

— Плохо, ты меня знаешь, это был повод чтобы затащить тебя сюда.Почему ты меня обманул, что она собирается замуж за Максима? Какого черта? Ты что не мог сразу сообщить, что она попала в беду?- схватил я своего друга за грудки, для меня весь мир погаснет, если её не станет.


— Хватит психовать, ты сам виноват, ну что похвастался перед ребятами? Я её трахнул, все дела. А Мелисса, действительно хорошая девчонка, мало того, что красивая, так еще затмит любого мужика. Она сильная, и знаешь, что я тебе скажу Лео, ты дурак! Раз это всё допустил, если бы я любил девушку, никогда бы в жизни не оставил её одну. А теперь наслаждайся победами, тёлками, которые все одинаковые, и с тобой до тех пор, пока ты популярен.


— Умный разумный, а кто сказал, что ей со мной могло быть лучше? Я зверь, я постоянно её бил, а она ангел, она заслуживала такого, как Макс. Он ведь сам говорил, что любит её — рвал я и метал, и тренер подал мне знак, чтобы посторонние ушли с катка и не мешали нашей тренировке.


— Ну да, слюнтяя, который сейчас свалил в Швейцарию, и собирается жениться на другой. Бедная Мелисса, сидит и ждет своей погибели, я всегда буду перед ней преклоняться.


— Leo, why are there strangers here? (Почему, здесь посторонние)- этот усатый говнюк не выдержал и прервал нашу беседу, сейчас точно огребёт.


— Кто её сделал инвалидом? Назови имя этого покойника! Он пожалеет, что на свет родился!


— Так я тебе и сказал, что собираешься отомстить? — усмехнулся Стас, как я соскучился по своему другу, он меня всегда понимал.
— Каримов. И его даже не посадили в тюрьму, — после того, как он произнёс эту фамилию, в меня вселился бес. На глазах у всех я ломаю свою клюшку, а потом покидаю лёд вместе со Стасом, это ублюдок так просто не умрёт, я заставлю его отбрасывать коньки медленно и мучительно.


— Leo, come back immediately! Who let you go?(Леон, а ну немедленно вернись! Кто тебя отпускал?)


Ну, всё этот сука тренер, сам напросился, снимаю свой шлем и запускаю ему в голову, тот вырубился, а я лишь произношу.


— Пошел к черту! Сам играй в своей команде, жирдяй! А нас ждут великие дела! Ну, что готов устроить кровавую бойню в нашем городке? — обращаюсь я к Стасу


— Подмога, нужна?


— Конечно, Лео едет отрываться!

Каримов

Стояла прекрасная погода, в самый раз, чтобы отправиться на шашлыки, затормозили около моей дачи, как я слышу визг этих шалав.

— Агап, так вот твой так называемый дворец? И для каждой из нас ты приготовил комнату?- хлопают своими наращенными ресницами, кошолки, а я выхожу из машины, и кидаю реплику:

— Разбежались! Отсосёте нам, пивом угостим и почапаете отсюда, меня батя после тог случая с этой рыжей сукой на поводке держит! — самому противно вспоминать, как я столкнул её с балкона, но она сама напросилась.

— Неужто, батёк, бабла не дает? — вышли из машины трое моих друзей, а эти шалашовки направились в дом.

— Говорит, что мамаша ее заяву писала, и нанимала адвоката. Пришлось отбашлять слишком много денег, вот он и урезал мой бюджет! Поэтому только по пивку, девок трахнем и всё, а батя сказал лично приеду, проверю, чем я занимаюсь!- жаловался на то, как отец конкретно взял меня за яйца, а всё из-за этой рыжой твари, кто же знал, что после того случая она выживет? Ведь надеялся, что коньки отбросит, но не тут, то было.

— Да уж Каримов, превратился ты в папенькиного сынка, а я тебе говорил, что не надо было лезть к этой дуре. Подумаешь, обыграла в хоккей, зря ты, Агап! — заметил Вован, когда мы присели на скамейку покурить, а что скрывать честно пересрал, что мне потом отбывать в тюряге, это же не первое моё преступление.

— Мальчики, а мы тоже пива хотим, а ещё шашлычка! -произнесли эти дуры, им бы только повеселиться.

— Сначала, все дружно, сделаете нам минет! Чего смотрите? — приказал этим дешёвкам, и они опустились на колени. Вытащили наши члены и стали облизывать губами, работали слишком умело, предстояла жаркая вечеринка, с дикими стонами.

После шикарного секса, нашим бабам захотелось поесть мяса, проще было снять шлюх с панели, дешевле бы обошлись. И тут ту самую блондинку, которую я имел, потянуло на откровения:

— Агап, тут такое дело, короче, я беременна.

— И что? Я не понял? Ты мне плод свой хочешь навязать что ли? Мало ли от кого он, мы трахались по несколько человек, тебе напомнить про все наши оргии, решила найти дурачка?- от злости хотел перевернуть мангал, а эта идиотка лишь расплакалась.

— Я соглашалась на все эти групповухи, только ради тебя, потому что я люблю тебя дурак!

— Рот свой захлопни, комары залетят. Вот деньги на аборт, как станешь снова пригодной шлюхой, позвонишь! И да, забирай с собой этих сук, тошнит от вас! Лучше геем стать, чем ваш бабский трёп терпеть- накричал на нее, бесят все эти тупые дуры.

— Какая же ты сволочь, я ведь любила тебя всем сердцем! Запомни, ты никогда не будешь счастливым!- уходит, а вместе с ней и остальные девицы, пусть катятся, больно сдались.

— Я не понял! Кисули, вы куда?Мы после ужина еще раз трахнемся! Агап, что за хрень? Ты чего малышек, обижаешь? — обратился ко мне Вова, всё вечеринка испорчена.

— Да пошли они, далеко и надолго! Давайте нажремся, как последние скоты.

— Как раз по телику ужастик показывают про пилу ! Эй, пошли в дом, ты долго там мочиться на кусты будешь?- обратится он к Михе, и мы зашли в гостиную, где как раз начался тот самый фильм, садимся на диван, такой адреналин прям зашкаливает.

— Он сейчас всех порежет этой пилой!

— Да, мой любимый момент!- подношу пиво ко рту, как в саду послышался шорох, и лай соседкой собаки.

— Иди, посмотри, кто там?- скомандовал я своему другу.

— Агап, ну чего, ты, в самом деле? У тебя такой забор, какой смельчак решится перелезть- напомнил мне Вова, а мне всё это жутко не понравилось, и как раз в фильме маньяк убил первую жертву.

— Класс, вот это шквал! Ну, давай беги сучка! Что за хрень? — закричали друзья, ведь свет внезапно отключился во всем доме и телевизор погас.

— Я же говорю на участке кто-то есть! Пошли проверим какому уроду жить надоело!- немного испугался, и мы втроем вышли в сад, где какой-то сукин сын разбил все фонари, ничего не было видно.

— Принеси мобильный что ли! — хотел договорить Вова, как мы увидели силуэт в темном балахоне, с огромной бензопилой, он ее заводит и приближается к нам.

— Эй, ты как здесь оказался? — спрашиваю у него, а он делает шаг в нашу сторону.

— Ты что ужастиков насмотрелся? Вали отсюда, мы не боимся твоих приколов! – говорим с друзьями в один голос, а он будто оглох. Секунда, две… Он подошел к Вовану и отпилил ему руку, тот завыл так, что я думал, что оглохну.

— Мать твою, это что маньяк? Агап, звони в полицию! — кричал он боли, а Мишка сиганул через забор, а этот придурок надвигался ко мне.

— Ты знаешь, что с тобой сделает мой папа! Стоит только ему позвонить…- не успеваю договорить, как он снимает балахон, и я вижу Леона, надо было видеть его взгляд, все убийцы отдыхают.

— У тебя не получится, ведь для того, чтобы набрать номер папочки, нужны пальчики, а у тебя их сейчас не будет. — подносит пилу, и отрезает правую руку.

— Сука-а-а! Ты что сделал?

Лео

— Я говорил, чтобы ты не трогал ее? Почему ты не послушал меня? Она святая! — отпилил ему другую руку, и он так завыл, как тварь, как будто сейчас сдохнет.

— Сука, мои руки…

— Ну, как нравится чувствовать боль? А ей тоже было больно, когда ты выбросил её с балкона! Она же никого не трогала! Просто играла в хоккей! Да, я любого разорву за нее! — приближаю пилу к правой ноге, и отрезаю ее, а потом левую. Его кровь окрасила мое лицо, он превратился в жалкое ничтожество, руки в одной стороне, ноги в другой.

— Лео, ты ошалел? Я думал, ты только припугнешь его! Ты что натворил? Отдай пилу! — кричит Стас, а у меня совсем поехала крыша, никто не смеет ее обижать, она ангел, я сам презираю себя гниду за то, что доставил ей боль.

— Пусти! Он сделал ее инвалидом, она больше никогда не сможет заниматься хоккеем! И скоро умрет, из за этой гниды! — приближаю пилу к его шее, Каримов дрожит… Он пожалеет, что тронул моё…Я отрезал ему голову,  совершил это кровопролитие, отомстил не только за Мелиссу, но и за тех трёх девушек, которых он убил, а потом похоронил в мусорном баке. Беру его голову в руки, и чувствую свободу, стало легче дышать.

— Лео, ты рехнулся? Зачем?

— Потому что она всё для меня! И эта сволочь не достойна, оставаться на этом свете! — отбросил пилу в сторону, у Каримова была страшная неприязнь к женщинам.

— Его отец закапает тебя заживо! – кричал на меня Стас, а я будто его не слышал.

— Плевать. Поджигаем этот гадюшник и дело с концом! — забрал я свою пилу, чтобы не оставлять улик, а Стас принялся поливать всё бензином. Пусть с этим огнем уйдут все слезы и страдания девушек, которых он убил, но самое главное он посмел притронуться к моей Мили, и пусть я псих, но за ее жизнь готов вызвать на поединок самого дьявола, потому что очень сильно её боготворю. Сели в машину, смотрим, как весь дом охватывает пламя, пора уезжать, нервы ни к черту, заворачиваю за угол, никак не могу прийти в себя.

— Лео, как же сильно ты ее любишь! Это же не описать словами насколько…

— Она моя девочка, душу, которой я отравил, и за это, готов вечно страдать! — нажимаю на педаль газа, и мы покидаем, это чертово место.