Мика

Собрался его прирезать. Вот только жестокого кровопролития нам не хватало.

— И давно вы сношаетесь? Кадык вырвать? Поэтому отговаривал, что не достоин мерзавки? Отвечай, обормот! — почернел от злости, да так что сейчас не постесняется никого и убьет несчастного Матвея.

— Герман, да ты чего? Я и Мика? Хорош остынь! — вовремя отлип от меня, ох что натворила, только и делаю, что совершаю ошибки.

— Зассал ушлёпник? Как твои губища посмели к ней прикоснуться.

— Ребят, что вы стоите? Оттащите его! — устроили панику все остальные одноклассники, вот только заметила одну знакомую мымру Изабель, тяжело вздохнула, а потом со злостью облачилась в норковую шубу, и вышла на улицу. Что за странная реакция?

— Правильно вали отсюда, прокладка! Одного не понимаю, как выбралась из того бассейна с дерьмом. Колись, кто помог? — оскорбила её, без малейшего угрызения совести. Вот только услышала в свой адрес совершенно непохожие от неё слова.

— Выплеснула свой яд? Молодец! Растоптала, не спорю. Смейся, можешь даже фейерверк запустить. Вот смотрю на тебя и чувствую отвращение. Как можно было влюбиться без памяти в ущербную гадину. Каждую близость вместо моего имени, из его уст доносилось…- прервалась, потому что видимо проговорилась.

— Изабель, что ты имеешь ввиду? Сама хороша, забыла, как пыталась меня изнасиловать? Нет и после этого, мы как ни в чём не бывало должны нормально общаться. Это абсурд.

— Абсурд любить того, кто никогда не ответит взаимностью! А я с ума схожу по нему. Думаешь я шлюха? Да если надо, готова со всеми мясниками переспать лишь бы угодить Герману, который бредит… Хотя, что с тобой разговаривать, разве заслуживаешь? — распахнула дверцу своей Ауди, и завела мотор, чтобы как можно скорее умчаться прочь.

Теперь на улицу выскочил рассерженный Матвей, они все сговорились, чтобы накинуться на меня.

— Спасибо, Мика! Нашей дружбе конец, он думает, что мы чпокаемся с тобой! Только когда успели? Зачем подставила? — повысил голос, хотя имел на это полное право,столько навалилось за один вечер.

— Отомстить хотела. Он надругался надо мной, просто воспользовался, как зубной щёткой! Разве так поступают? — расплакалась, возможно не стоило посвящать в такие подробности, но честно накипело.

— Герман, тебя изнасиловал?

— Да, взял против воли, — проглотила комок обиды, никогда ещё не ощущала такого опустошения в душе.

— Вот же поганец! Не расстраивайся, чего хотела от этого неуравновешенного психа? — кинул свою реплику, и тут заявляется виновник нашего разговора.

— Мало рыло начистил? Зубы передние выбить? Сел в свою консервную банку, которую завтра взорву и ускакал отсюда! А ты блевотная рожа, в багажник, теперь под арест на всю жизнь! — за шкирку, потащил к кабриолету, едва контролируя свой гнев. Теперь устроит мне райскую жизнь, и если раньше её отравляла мама, то теперь брат оторвется на полную катушку.

После тяжёлой репетиции к дурацкой вечеринке, на которой не имела и малейшего желания выступать, Инесса с Ритой пригласили в кафе.

— Вот это страсти мордасти! Мика, вы точно поубиваете друг друга. Кто просил играть на нервах у Германа?

— Он заслужил, дерьмо конченное, — вспомнила про низкий поступок, который совершил брат. Нет, не стану отказываться, именно с ним хотела потерять невинность, но не при таких обстоятельствах. Поимел словно последнюю шлюху, и вряд ли смогу его простить. Хотя по-прежнему люблю всем сердцем, и больнее лишь от того, что наши отношения конкретно испортились.

— Избил? — уставилась своим проникновенным взглядом Рита, главное не докопались бы до правды. Секретничать с ними точно не стану, честно стыдно такое обсуждать.

— Он обещал, что больше никогда не посмеет меня ударить. И с тех пор держит слово!

— Очуметь. Герман и без рукоприкладства. Вот это железная воля у парня. Говорю же самый лучший засранец!

— Инесс, а может вас сосватать? Сколько можно сохнуть по нему!

— Эх, Мика, на таких как я вряд ли посмотрит, ведь всем известно, что он готов любого порвать ради своей единственной девочки! — тяжело вздохнули, прям принц на белом коне. И неизвестно, чем бы закончились наши посиделки, если бы какой-то наглый парень не запустил в лицо пирожным с ванильным кремом. Испачкал нос, нет это что за детский сад. Вскочила с места, и не потрудившись воспользоваться салфеткой принялась разбираться с хамлом, за соседним столиком.

— Ты с головой совсем не дружишь? А теперь вылизывай весь этот крем с моей юбки и свитера, который он испачкал, — отчитываю довольно симпатичного юношу с зелёными глазами. Переглядывается с другом, сейчас точно устрою такую взбучку мало не покажется.

— Здравствуй, пироженка! Говоришь полизать тебя? А ты смелая! Ух таких барышень приветствую! Начну пожалуй с носика, он наверное, такой вкусненький, — языком слизывает крем, от чего вся раскраснелась как помидор, а девочки принялись снимать всё на телефон, им бы лишний раз повеселиться. С выпученными глазами отталкиваю его, да что собственно происходит.

— Как твой поганый язык осмелился дотронуться до меня!

— Могу и по киске хорошенько пройтись. Спорить готов, что ты и там такая же сладкая! — выдаёт с долей сарказма, да брюнет явно перегнул палку, ну что же устроим представление, сам напросился. Возвращаюсь к нашему столу, и забираю соус, а потом с довольной миной выливаю содержимое на волосы озабочки.

— Угощайся, перца добавить?

— Вот это зря, пироженка! Лучше уносите вашу идеальную попку! — взял креманку с мороженным и запустил в меня, чёрт откуда такая меткость.

— Мика, не ведись. Он нарочно тебя задирает! — испугались подруги, ещё бы наша перепалка привлекла слишком много внимания.

— Да чтобы это наглая мордашка выиграла? Ни за что! Эй ты любитель подергать свою морковку, недомерок! Что скажешь насчёт салата с тунцом?

— Валяй, пироженка! — ни на секунду не уступает, теперь вмешался администратор.

— Вы что себе позволяете? Это же приличное заведение.

— Усатый не психуй, это у меня с невестой такие ролевые игры! — договорил этот крендель, нет до чего же наглый.

— Мы не встречаемся!!!

— Разве пироженка? Можем сразу перейти к пункту: жили они долго и счастливо. Выйдешь за меня? — озадачил всех своим предложением, да все присутствующие забыли зачем посетили ресторан.

— Ну всё обормот с длинным языком, — под руку попалась бутылка и когда я побежала за ним, он рванул с задних ног. Миновали персонал, добрались прямо до кухни, где удивленные повара, оторвались от своих кулинарных творений.

— Попался, голубчик!

— А чего за мной носишься? Влюбилась?

— Ещё чего! Хочу отомстить за испорченные вещи!

— Злопамятная?

— Очень.

— А в постели наверное, огонь, хотя скоро проверим! — залезает на плиту, потом перескакивает на другую, самый настоящий акробат.

— Мечтать не вредно.

— Пироженка, мы с тобой знаешь, как будем чпокаться. Но только сначала узнаю имя той, которая проникла в сердце амурной стрелой. Влюбился в сладкую кисулю, и теперь без неё не смогу я. Сударыня, готов каждый вечер петь вам серенады под окном. Я Марат, — откуда не возьмись достаёт розу, и протягивает мне, уже успел перескочить на следующую плиту.

Покраснела, пусть наглый до безобразия, но слишком симпатичный, и ещё эта манера обольщения. Видимо тот ещё дамский угодник.

— Мика. Надеюсь мы больше никогда не встретимся! А вы лучше сварите из пошляка суп, и угостите посетителей, — фыркнула и оставила бутылку на полу, в другой руке роза, и я виляющей походкой покидаю ресторан, а он не отстаёт.

— Какая жестокая. Но такой красотке можно разбивать мужские сердца, вбивать в них острые осколки и заставлять мучиться. — развернул к себе, и оставил поцелуй на запястье, так никто в жизни не ухаживал за мной.

— До свидания, Маратик! Наша встреча была неразумением! А если возбудился, дёрнул член и освободился! — не перестаю его разглядывать, интересная личность.

— Последняя строчка, словно стихотворение! Малышка, ты покоряешь не только своей красотой, но и красноречием! Но спорим, что колдунья с глазами невероятного блеска первая позвонит, — оставил визитку в руке и послал воздушный поцелуй. И что это сейчас было? Сходили понимаешь ли в кафетерий. Да потом весь вечер слушала жужжание подруг, они уже нас поженили.

Вот только сюрпризы не закончились, когда вечером подслушала разговор брата с Матвеем.

— Хорош обижаться! Погорячился. Сам понимаешь мою реакцию, мондавошка присосалась своими губами, так и напрашивается её трахнуть! Что значит уже? Ничего не было, конечно, наврал. Кровь заранее приготовил, на половые губы прицепил прищепки, чтобы потом болели. А живот поцарапал. Разумеется не докопалась, что обвели вокруг пальца, как лохушку. Не заступайся! Не зачем злить старшего брата!

Ах, он лгун проклятый, хочет войны. С полна получит. Да, я ночами не спала, узнав, что надо мной надругались. Что ж закупай братик билеты на аттракцион, прокатимся на американских горках. Только не лопни от ревности. Вспомнила про один номер, вот как не зря кстати, пригодился.

Герман

Явно проснулся не с той ноги, так и хочется с кем-то подраться.

— Мукулька, прячь свою кису! Она в опасности! Спорим, не скроешься от моего наглого перчика?! — появляется какое-то чучело в нашей гостиной, а я чуть не запустил в бошку трупешника баскетбольной мяч.- Какие фотки, а ты симпотяшка, которую я бы честно отчихвостил!

— Что забыл оленевод? Тебя собственной блевотиной накормить, а потом дорогу на кладбище показать? Хотя нет лучше, сжечь мозги в нашем камине!

— Вау! Парень ты чего такой нервный? Понравился? Смею огорчить, гомосеки не в моём вкусе, а вот сочные тёлочки вроде Мики самое то!

— Ну всё яйца собственные сожрёшь! А органы будешь по всей гостиной собирать! — взял меч со стены, и приставил к горлу. — Значит так лошарик с поганой шевелюрой, если рядом с мондавошкой Микой увижу, укокошу!

— Точняк, ты брат её что ли? Вот же псих.

— Он самый, и всякую падаль четвертую за неё!

— Руки убрал! Мама, скажи брату, чтобы не лезь в мою личную жизнь! — спустилась в облегающем платье, маячит словно красная тряпка у быка.

— Личная жизнь? А ну быстро шмара смыла штукатурку и села за уроки! А ты соплежуй, забыл адрес этого дома! — едва сдерживаюсь,чтобы не сломать хребет, сами доводят.

— Герман, перестань устраивать разборки. Мика, уже взрослая и сама разберётся. Получит тройку тогда накажу, а сейчас умоляю довольно разборок, итак голова раскалывается, — мать даже не взглянула на парня, который пробрался к нам в дом, великолепно. Настырный тип отряхивает свои джинсы, и заявляет мелкой паразитке.

— Жду на улице, пироженка. — закрыл за собой дверь.

— Мне нарушить договор, и избить ремнем, чтобы извилины на место вставить?

— Смотри не подавись от ревности, это мой парень, а ты в пролете, братишка ! Чао!

— Кто??? А ну повтори!