От лица Оливии.

 

Этот урод засадил нас в тюрьму, но благо Степан, как всегда выкрутился из этой ситуации.  Нам назначили встречу с адвокатом, которому отбашляли довольно нехилую сумму.

— Ну и что скажешь Вова?

— Нам надо ещё один миллион. Тигран вас подставил конкретно, он узнал, что вы занимались левыми махинациями, создалось такое впечатление, что у него рассчитаны все шаги наперед.

— Ошибаешься, он был и есть у нас под каблуком.

— Не думаю, что такой как Тигран вам по зубам.

— Серьезно? Есть одна немаловажная вещь девчонка, которая моя дочь. И думаю ей не терпится познакомиться со своим папой.

— Вы отец Камиллы? Но она, же его племянница.

— Она ему никто, зато папа страшно соскучился.  Надо придумать такой рассказ, после которого эта дурнушка навсегда его возненавидит.  А потом, когда его сердце будет навсегда разбито, я заберу все его миллионы, сделаю Камиллу личной проституткой,  наиграюсь и отправлю олигарху.

— Я не ослышался? Вы собираетесь трахнуть собственную дочь?

— А что?! Я люблю невинных девочек, которые так и жаждут романтической любви.

— А вам Оливия все равно? – переспрашивает у меня адвокат.

— Ой, да пусть хоть в задницу её вздрючит. Мне главное получить свои деньги, а  секс еще никому не навредил.  Ну, так что скоро мне предстоит сыграть роль матери брошенки.  Я готова, только боюсь, наш Тигран не выдержит такого морального напряжения, — довольствуюсь своей победе, скоро правда восстанет против тебя Тигран, и ты больше никогда не вернешь расположение Камиллы.

 

От лица Тиграна.

Мы отправились домой, хватит скитаться по всем этим квартирам, правда это гнездышко можно оставить для сладких утех. Больше никуда её от себя не отпущу, она хочет познать мой мир, пора впустить её в страну бесконечного наслаждения. Всю обратную. дорогу мы ни на миг не расставались, мне хотелось согреть свою девочку и подарить ей столько нежности, столько любви, хотя я страшно боюсь произносить вслух это слово, ведь когда-то меня жестоко предали. Не успеваем появиться на пороге, как  в гостиной нас встречает Лиза и Мартин, он стал за ней ухаживать, а я не стал противиться этому.  Для меня сейчас важнее одна напористая девчонка, которая заставляет моё сердце сгорать от невыносимого вожделения.

— Камилла, как же я соскучилась! Иди ко мне! Ты вообще питаешься? Всё теперь никуда не денешься, а ну пошли скорее в комнату, мне надо тебе столько показать.

— Эй, девчонки куда вы?

— Не трогай их Мартин, им надо многое обсудить, — пребываю в таком блаженстве, больше не будет всех этих передряг,  теперь мы с Камиллой одно целое, и вряд ли кто-то помешает нашей страсти. Мы заслужили это счастье. Сестра встретила меня в библиотеке на втором этаже.

— Где она? Неужели ты уговорил её вернуться домой? Тигран спасибо тебе!  Я ведь без неё погибаю, — рыдает, как же сильно она настрадалась.

— Оль, прекрати. Мы очень голодные, скажи прислуге накрыть шикарный стол. А я пока в душ.

После полудня мы принялись дегустировать рыбу в клюквенном соусе. Девочки спускаются вниз, а я всё не спускаю взгляда с моей девочки, я приготовил ей такой подарок, от которого, она точно будет в восторге.

— Ну, сколько можно ждать, Лиза я тебя умоляю, отстань от сестры. Смотри, насколько же она похудела.

— Зато мамуль я умею зарабатывать деньги. И кстати я не собираюсь бросать работу.

— Серьезно? Между прочим начальник тебя уволил, ты кажется не выполнила отчет, — напоминаю ей про нашу перепалку в офисе, она как раз занимает место рядом со мной, отлично,  будет чем заняться под столом. Её глаза уже пропитаны желанием.

— Это особый рецепт попробуй Камилла, — говорит ей сестра, а моя рука  располагается на коленях этой хулиганки, а потом медленно ползет вверх. У Камиллы чуть не выпадает вилка из рук, пальцы щекочут внутреннюю сторону бедра,  а потом её глаза встречаются со мной.

— Что же ты ждешь, попробуй этот сочный кусочек рыбы. Давай Ками, — а сам проникаю в её трусики и нахожу клитор, она покрылась румянцем, будто сейчас вся сгорит от желания.

— Да, это так! — закатывает глаза.

— Фу ненавижу рыбу, дайте мне салат с морепродуктами, — ворчит Лиза, а мы с Камиллой будто совсем не обращаем внимания, я играюсь с её бусинкой, и чувствую, как сильно набухает её клитор.

— Мама, я сейчас…Мне нужно выйти.

— Тебе плохо дочка? – переживает за неё сестра, знала бы что между нами творится, а я будто зверь, который представлял, как возьму этот лакомый кусочек прямо за столом.

— Я забыла кое-какие вещи в машине, — сбегает от меня, покидает стол, ничего так просто она не спрячется. Выжидаю несколько минут и следую за ней, а потом затаскиваю её  затаскиваю в ванную, где включаю воду, и сажаю на раковину.

— Что вы делаете?

—  Даю тебе лекарство. – отодвигаю ее трусики, расстегиваю ширинку и вхожу своим членом, её спина прижимается к зеркалу, а я проникаю в неё со всей своей страстью, она так застонала.

— О боже!  Это такой кайф! А-а-а!

— Малышка,  я хочу, чтобы эту ночь мы провели у меня в спальне.

— А если мама нас увидит?! О Господи!

— Мне плевать, я не могу без тебя. Да, Ками! Скажи, что тебе нравится, как он входит.

— Да, быстрее, – она просила быть более жестким, а я закрыл ей рот рукой, потому что она так сильно стонала, мы могли привлечь внимание.

— Ками, с тобой точно всё в порядке? – раздался голос моей дочери.

— Отвечай, а не то Лиза, сюда войдет, — насилую так грубо,  мы могли запросто сломать эту раковину, с каждой нашей близостью нам хотелось  ещё и еще. Как называется эта страшная зависимость? Она настолько сильно запала мне в душу, что теперь стала моим личным наркотиком.

— Всё хорошо! А-а! – застонала громче, а я заткнул ей рот поцелуем и продолжил вдалбливать свой член. Мы упали в пропасть под названием распутство, долго боролись со страстью, но бесполезно она сильнее. Проще сдаться.

—  Мамочки, как это прекрасно. Кончаю! – выгибается под мной, а я настолько увлёкся, что развернул её и поставил раком, намотал волосы на кулак, наклонил лицом к раковине и стал вторгаться еще жестче, она завыла, как жертва, которую случайно поймали в лесу, а я хотел выпустить своего ненасытного монстра.

— Да, мой ангел. Ты богиня! —  не рассчитал и кончил в нее, она чуть не упала в обморок, мы совсем обезумели.

—  Я так счастлива. Вы лучшее, что у меня есть на этом свете.

— Детка, мы не предохранялись. Ками, ты слышишь меня,- разворачиваю её к себе. А она накидывается на меня с поцелуем, и мы опускаемся на холодный кафельный пол.

 

Прошла неделя.

От лица Тиграна.

У вас когда-нибудь была сильная жажда, такая с нотками сумасшествия. Страшный соблазн заполучить что-то,  такие чувство я испытывал к своей Камилле. Каждая наша ночь была пропитаны криками, мы занимались жестоким извращённым сексом, и лишь под утро, я  убаюкивал её в комнате, где снова покрывал поцелуями, каждый сантиметр её кожи. И вот в субботу, я приготовил ей сюрприз,  и не важно, что нам нужно шифроваться, ведь Оливия и Степан снова плетут интриги, сейчас есть только мы и наше безумная страсть, которая не поддается описанию.

—  Куда мы направляемся? — волнуется, если бы она только, знала, как очаровательна в этом серебристом платье. Аромат её парфюма с привкусом ванили, так и дурманил мои ноздри, вот бы попробовать этот сладкий кусочек.Мы едем в шикарном Лимузине, я усаживаю её к себе на колени и моя рука медленно пробирается под ее роскошное платье, а пальцы нащупывают влажные трусики, моя девочка возбуждена.
— Ты доверяешь своему дяде? 
— Вы так спрашиваете, будто сейчас наброситесь. Мне щекотно- ерзает на коленях, ещё секунда и мы перейдем все рамки приличия.
— Ками, я подарю тебе в рай…

Я снимаю её трусики, а дальше.