ГЛАВА 26(часть вторая)

Год спустя

 

Констанция

Мог бы раскошелиться на бриллианты потное чудовище, всё думает, что пристроит свой член. Ага разбежался. Открываю балкон своего четырёхэтажного дома и выкидываю колье стоимостью один миллион рублей на улицу, испуганная прислуга суетиться и собирает всё до последнего камня.Осенний Питерский ветерок обдувает мои непослушные медовые пряди, так и хочется вздремнуть часок другой, но нужно тащиться в спа-салон, затем парикмахерскую, и фитнес — клуб. Не могу нарадоваться своему отражению в зеркало, ни единого лишнего килограмма, тонкая талия и слишком идеальная попка, и только пусть кто-то назовёт Констанцию жирной. Оглядываюсь на атрибуты дорогой мебели в комнате, да лишь только одна вазочка стоит почти сто тысяч рублей. Сплошная роскошь, всё как гласила компания «Без чувств». А что вам скажу достаточно рабочая система, превратила в ту ещё стерву, такую хладнокровную и не знающую сострадания. Пришлось пройти немалый путь и похоронить ту слабачку Констанцию раз и навсегда. Казалось в этой гнилой душе не осталось ни капельки эмоций, хотя один факт, я тщательно скрыла от Севастьяна.

 

Какой бы сволочью не был Феликс,  убивать ребёнка, который получился от этой связи  не намерена. Чтобы убедиться в достоверности теста, направилась в женскую консультацию, где узнала жестокую правду.

-Что значит не беременна? А как же две полоски?!

— Девушка, мы в каком веке живём? Разумеется, произошла ошибка, да и вообще поковырялась по нашей базе данных и обнаружила документ.

— Какой документ?

Вам же делали противозачаточный укол, и следовательно ни о каком ребенке не может  быть и  речи. Так что увы, ничем не могу помочь! — озадачил врач, все надежды родить малыша, копию Феликса накрылись медным тазом.

 

Пришлось наврать Севастьяну и принести липовую бумажку о прерывании беременности, и с этого момента началась моя новая жизнь, состоящая из обмана, предательства и алчности. Меня научили, как делать деньги из воздуха, манипулировать людьми и добиваться желаемого результата, всё просто женщина королева, и здесь нет  намёка о феминизме. Речь идёт о тех, кто стал жертвами бесстыдников и утратили свою веру в счастье. За семь месяцев я сдала все экзамены в университете экстерном, и получила красный диплом. Теперь осталось рукой подать до карьеры адвоката. Правда зачем  вообще работать? Если деньги итак текут рукой, сколько же дорогих подарков довелось получить, и при этом я не превратилась в шлюху, а просто крутила мозги. Как гласила система обманывала бедных мужиков, а потом съедала их сердце на завтрак. А теперь самое главное, я отомстила  убийце сестры, сообщнику Михаэля, оказалось это был парень, с которым мы переспали на выпускном. Не забыть, как Валера подвесил его за ноги к дереву, а потом приказал своим телохранителям расстрелять, как падшую тварь. Мы даже устроили банкет по этому поводу, вы думаете я плакала? Нет, теперь каждый день  праздник и сплошные увлечения. Забыла, кое-что поведать, так чесались руки отомстить за все школьные годы, и помучить Алию. Мои поклонники- мужчины разорили её отца, и теперь наша девочка просит милостыню у вокзала, и  прислуга, по вечерам привозят им объедки. Скажите,  слишком подло? А кто вообще сказал, что я хорошая девочка? Только вот смысл жизни теряется, когда ты больше не способен чувствовать. Правда иногда, так хочется  родного тепла, но увы без любимого это достичь просто невозможно. Всем смогла отомстить кроме… Нужно сначала вдохнуть прохладный воздух и выдохнуть, а потом произнести его имя. Такое, от которого дрожит всё тело, а от блеска глаз замирает душа. Вы знаете прошлой ночью приснилось, как я готовила ему торт, а потом мы налопались  вместе и уснули под одним одеялом. А тот прыжок с водопада, все эмоции подарил сволочь Феликса, которого до сих пор… Закрыла глаза, так проще, лекарство, чтобы не заплакать. Докурила свою сигарету, и как могла так долго обходиться без никотина, как раздался знакомый рингтон на айфоне.

— Киса, увидела свой новый подарок? Уже подогнали к воротам.

— Валера, сколько можно этих железяк? — фыркнула от злости, и любая бы девушка прыгала от радости увидев машину Aston Martin, но я буду ломать комедию до конца — Фу, на металлом её! Хочу Феррари.

— Любимая, она стоит 3 миллиона долларов.

— Хоть сто, котик, пока не будет другая тачила, не звони мне. И свадьбу придётся отложить- вспомнила прозвище, которое не нравилось одному заносчивому гаду.

— Констанция, не губи моё сердце, оно же  итак  мучается от неразделенной любви!

— Как драматично! Чао какао! — повесила трубку, несмотря на то, что этот мешок с деньгами будет звонить.

***

После  полудня встретилась со своим личным помощником, который докладывал о каждом шаге нашего мальчика, осталось только нанести хорошенький удар.

— Излагай.

— Живёт в подвале. Как вы просили,  выселить из квартиры и забрать все медицинские награды. Спит в компании крыс.

— Класс! Пусть там подохнет, прям загнётся! — расхохоталась, только на душе скребли кошки.

— Стоит подослать киллера, и всё прикончит  мерзавца, а потом в чёрный пакет и на помойку. — сказал он с полным безразличием, вот только мне стало не по себе.

— Не стоит…

— Вам его жаль?

— Чушь собачья… Так, а Гарик? Ему настучали по голове за его шутки? —  достала из сумочки сигарету, и только хотела её зажечь, как он выдал.

— Он в коме… Пьяный вышел на дорогу, и попал под грузовик, следствие говорит, что попытка суицида..

— О боже! В какой больнице?

— Я дам вам адрес… Что-то ещё? — сказал, как робот, вот только у меня сердце было не на месте.

-Свободен, получай бабло и вали отсюда! — кинула на стол пачку долларов, но тут же вспомнила про одну девочку. — Стой, какова судьба девочки Зои, болеющей раком? Удалось вылечить?

Опустил взгляд в пол, ох не нравится эта реакция.

— Андрей, тебе задали вопрос.

— Она умерла, Констанция. Хотели спасти, но не успели… Простите, меня Валерий Петрович ждёт, если вам что-то понадобится дайте пожалуйста, знать! — покинул кафетерий, оставив меня в полнейшем шоке. Бедная малышка она так хотела жить…

 

Феликс

Смотрю на звезды, одна ярче другой, чудеса небесной красоты. В животе ноет, бастует з из-за отсутствия еды, плевать ещё недельку потерплю и покину этот гребанный мир. Вырвусь на свободу, чтобы больше не вспоминать, позабыть, как сердце стучало с ней в унисон. Не возвращаться в те ночи, похожие на адское безумие. Она никогда не узнает, что Феликс Романов до сих пор бредит только лишь ей и в подвале вся стена обвешана её фотографиями, стервы с большой буквы. Молодец, поднялась так высоко, главное только не упасть. Жаль Гарика, он так напивался первое время, что превратился в алкаша, всё ждал Констанцию, но боюсь она больше не постучится в дверь его дома. Хотя возвращаться в подвал к Феликсу это глупо, так случилось, что отец просто вышвырнул его как собаку. Надоел, говорит отродье детдомовское. Пусть считает меня сволочью, но тот обман совершил неспроста, и можно было всё вернуть, объясниться, но поздно слишком поздно. Ведь Зою больше не воскресить, и я никогда ей этого не прошу, буду любить до безумия, но унесу это в могилу. Работал грузчиком на складе, в другие места просто не брали, ещё бы эта стерва лишила меня профессии, высмеяли перед учеными, и превратила в дерьмо. Уже и не думал, что судьба соизволит опять свести нас вместе. Собрались в бильярдную, отпраздновать день Рождение друга, вот чувствовал, что не надо идти.

— Рыло своё убрал отсюда! Бесит твоя физиономия. — послышался слишком властный знакомый голос.

— Чего? Ты откуда взялась? Это вообще-то наш бильярдный стол! — пререкаюсь с одной высокомерной сучкой, а когда она снимает очки, чуть не роняю кий.- Констанция?!

— Узнал чмо? Пасть свою прикрой мухи залетят! Валера! Кто пригласил этого ущербного в наше заведение?

— Кисонька, только не ругайся! Я могу любого отпинать ради тебя! — подходит к ней какой-то то папик, и лапает её задницу.

— Ну тогда начни с этой татуированной гниды.А можно на моих глазах? — проводит пальцем по его небритой щеке, поверить не могу она стала хладнокровной стервой.

— Как хочешь его изуродовать?

— Отбейте ему почки, а потом яйца ! И про зубы тоже не забудьте! А я понаблюдаю с того диванчика! — поворачивает своё размалеванное лицо, сейчас подавится от яда.

— Будет сделано,принцесса. Отмудохайте эту падлу! — приказал он своими шестёркам, и они вдесятером стали пинать меня по животу, от чего чуть не не потерял сознание…

Отделали, как скотину, а она захлопала в ладоши. В ушах эхо, казалось сейчас перед глазами увидел Эрика. Чёрт был бы не таким слабым мог бы подраться, но с учётом вечных голодовок, нет сил даже стоять на ногах.

-Сильнее. Пусть ему будет ещё больнее.

— А вы не хотите проткнуть сердце каблуком? Сделайте милость. Так сразу подохну! — прослезился, боялся встретиться с её глазами, ведь до сих пор люблю сучку. Подорвалась с места, сейчас устроит разнос.

— Слышь блевотник, ты как с королевой разговариваешь? Туфли мои поцеловал? — мыском тычет в лицо, а я отрубился от невыносимой боли.

Пришёл в себя от того, что кто-то маячил перед лицом и протирал кровяные раны.

— Не прикасайся… — отвернул лицо от этой предательницы, тошно от её вонючих духов.

— Много чести возиться с дерьмом.

— Согласен… Слушай не в службу, а в дружбу! Попроси своего папика убить меня! Ну чего стоит одна пуля в лоб! — теперь рассматриваю её и сам поражаюсь насколько же она изменилась.

— Что так сильно ломает? Какой же вы слабак, Феликс Романов! Даже не спасли Зою.

— Заткнись! Если бы твои шестёрки не отобрали у меня разрешение на то лекарство от рака, она бы выжила!


— Как печально, сейчас расплачусь…

-Ну и дешёвка ты Консти, она же тебя любила.

-Любовь? А что это за чувство? Вы же твердили, что её нет? — пнула ногой по яйцам, чувствую от этих переломов нескоро отойду.

— И зачем меня притащили сюда?

— Пытать будем! А потом прикончим.

— Начинай… Осталось чуть-чуть! И я встречусь с сыном… Устал мать твою!

— Ошибаешься!  — схватила за прядь волос и уставилась в глаза, до чего же они сияли от злости. — Твоя смерть будет долгой и мучительной, так что пока ты будешь харкаться кровью вон в тот угол, я пойду к своему будущему мужу, ублажать его в постели! А на утро мы заглянем, чтобы ещё раз разукрасить твою мордашку. Чао, кретинище.