ГЛАВА 26 (часть вторая)

Анжелина

Мужчина напрочь лишился слов, странно, что его внимание привлекла драгоценность, которая досталась маме от бабушки.

— Наверное, его украли, а потом сдали в ломбард. До чего же меркантильные люди пошли. Жаль, что у этой любви был такой печальный конец. Простите мою бестактность! — хотел распрощаться, но его грустный взгляд настолько сильно взволновал, что из моих уст вылетели неожиданные слова:

— Мою маму звали Юлия, и она рассказывала, что это кольцо…

Не дали договорить, в аптеку забежала какая-то дама на высоченных каблуках, в шикарной норковой шубе. Нет, меня конечно не удивишь всеми этими дорогими шмотками, но с каким высокомерием она всё это произнесла, доводило до белого каления.

— Стивен, вот скажи сколько нам ещё ждать? Там журналисты уже оборвали все телефоны!- открыла свой ежедневник, и тут я дуреха взялась за волосы.

— Стивен Шилов? Не могу поверить, вы музыкант, просто виртуоз электрогитары! А какой голос! Я ваша поклонница, да и не только я, мы всё детство от вас фанатели. Знаете, в вашей музыке есть смысл, она словно пропитана волшебством! — захлопала, как чудачка в ладоши, а он лишь протянул свою визитку, с его именем.

— Позвоните мне, я вам расскажу о ней, о любви всей моей жизни Виолетте, именно этой девушке я и преподнёс это кольцо! — напомнил про имя, которое я где-то слышала, точно, тот ублюдок Стен, как же я могла забыть.

— Нам пора! Счастливо оставаться! — произнесла за него та наглая дама, вот те на. Да если Сабрина узнает, что я средь бела дня встретилась в аптеке с такой мега-звездой лопнет от зависти в хорошем смысле слова.

***

Посадили, как птицу в клетку, не понимаю в последнее время поведения Марселя. Стоит разузнать у его брата, что творится в башке у нашего дьявола. Вечером, после того, как я уснула с книгой в руке, в квартиру вернулся Шон, с целым пакетом еды.

— Надо же, а позже не мог явиться? Сколько это может продолжаться? Я что в тюрьме? Мало того, что он относится ко мне, как шлюхе, так ещё запер тут! — проговорилась, вот кто тянул за язык, ведь он мгновенно поменялся в лице.

— Что значит, как шлюхе? Анжелина, вы переспали? Посмотри на меня!- пристально всматривался в мои потухшие уставшие глаза,  так хотелось открыться ему, элементарно слить душу.

— Да. А  что я по-твоему, должна отчитываться перед тобой? Ты кажется, зажигаешь с Лолитой? А про меня забудь, ясно? — сорвалась, хотя он был тут совсем не причём, ведь проблема состояла далеко не в этом.

— Ах так! Ну и сиди тут в четырех стенах! Я как белка в колесе кручусь ради неё! Да это Лолита, чтобы забыть тебя, дура! — надел куртку, и хотел повернуть дверной замок, но я его задержала.

— Прости Шон, ты не виноват. Правда, такой хороший, и почему я не влюбилась в тебя?Золото, а не парень, но увы моё сердце желает лишь его. Это чудовище, которое высосало всю мою энергию, и заставляет страдать изо дня в день. Но я ничего не могу с собой поделать, люблю до безумия этого паразита! — зарыдала навзрыд, и тут он оттаял, и стал успокаивать в своих объятиях, самый лучший верный друг.

— Не плачь, всё наладится.Он тоже тебя очень любит, я бы даже сказал его чувство запредельно.

-Он…- прервалась, не говори, а то потом пожалеешь — Изнасиловал меня, знаешь как было больно.

— Что? Как он мог? Да я убью его! Девочка моя!- прижимал к себе и успокаивал, а я понимала насколько становлюсь зависима от Марселя, и чтобы он не совершил, видимо не смогу разлюбить никогда. Насколько же это чувство порой может оказаться опасным, оно выдавливает тебя настолько, что хочется лезть на стенку, лишь бы избавиться от этой боли, такой душевной и пронизывающей.

 

Марсель

Изменился, просто принял свою сущность, и еще в субботу состоится бал принятия отца. Стен обещал взамен даровать свободу Анжелине и всем тем пленницам, которые по чистой случайности не оказались погребенными на Мортэ. Стоит пойти наперекор системы и всё порушится, как карточный домик, но больше всего меня волновало другое, слишком сильные приступы в последние время, я бы их больше назвал, срывами. Уже заждался психиатра в своем кабинете, но зато не накинулся на выпивку, чем я частенько занимаюсь, чтобы снять напряжение. Едва пристроился в кожаном кресле, и тут зашёл Дилан, мой старый приятель, когда-то вместе учились.

— Опаздываешь… Шучу, спасибо, что приехал!- пожал ему руку, что-то он был сегодня не в духе. С каменным лицом пристраивается на диван, словно привез плохую весть.

— Марсель, я буду краток…

— Погоди, у меня шизофрения?Хотя, что за вопрос, итак давно всё ясно, с такой-то работой! — ударил кулаком по столу, хорошее настроение вмиг испарилось.

— Сексуальная аддикция!- произнес довольно странный термин, вот только не надо играть здесь в учителей.

— Что это за диагноз?

— Марсель, это нездоровая зависимость к сексу! Я тебя  просвещу, только главное не психуй! Как известно аддикция бывает разная: к алкоголю, к наркотикам, к азартным играм, и если аддикту( то есть зависимому ) не предоставлять тот самый желаемый объект, он срывается, у него начинается ломка, просто вселяется бес, и это опасно для жизни.

— А я-то здесь каким боком? Намекаешь, что типо много пьянствую в последнее время? Извини, нервы сдали, я вам что железный? Моя жизнь не сахар, вечные разборки, и что теперь я не могу пропустить стаканчик другой?

— Причем тут алкоголь? Это был пример. Я говорю про сексуальную зависимость, не способность контролировать свои эротические импульсы! — мучил своей тавтологией, от чего я рассмеялся.

— Дилан, у каждого здорового мужика есть такая зависимость, что всех дружно отправим в дурку?

— Ты не понял, чем отличается аддикция. Это слишком сильное влечение к противоположному полу, я бы даже сказал к одной персоне. Настолько сильное, что любой отказ может стоить ей жизни. В порыве бешенства, можно запросто от злости убить её, скажем если девушка не намерена сегодня спать с тобой, обычно, когда у них эти дни, — объяснил повнимательнее, и тут я вспомнил наш секс с Анжелиной, именно тогда я взял её через силу.

— Хочешь сказать, что если она не будет соглашаться на близость, то я для неё опасен, как преступник?

— Именно, потому что она твоя доза, и если ты её не получишь, сдохнешь от ломки!- пугал своими рассуждениями, но не могу поверить, что способен причинить ей вред.

— Что за чушь? А есть ли какие-то препараты? Хотя я не собираюсь становиться овощем.

— Если только снимать напряжение через других, но я думаю, что здесь ещё и любовная аддикция! Слишком сильная привязанность к одной девушке. Я серьезно Марсель, задумайся над моими словами! И ещё больше адреналина вызывает именно тот момент, когда объект сопротивляется, то есть над ним совершается насилие. Это лучший допинг для больного! — погружал в эту паутину неизведанности, а меня больше пугал итог, если Криспи будет сопротивляется я смогу ее убить.Что за странный диагноз?

— Хватит…Довольно. Разумеется, она не сможет постоянно раздвигать ноги, это же не нормально.

— Конечно, про это мы и говорим, в моей практике бы один серьёзный случай. Мужчина десять суток держал свою жертву в кровати, кстати она была в него влюблена. И это сложно было назвать насилием, но когда её склоняли к сексу каждые полчаса, она захотела сбежать. В итоге вызвала его ярость и он её зарезал. Это было самое громкое убийство!

— Чёрт возьми! Я опасен для неё… Настолько, что нужно бежать без задних ног.

— Марсель, постарайся свести на нет ваши встречи, а то всё это приведет к летальному исходу.

***
Держался как мог, пробовал снимать шлюх, но перед глазами была лишь она, моя Криспи, чёрт я хочу вырезать её глаза, чтобы любоваться ими. И вот я голый в спальне с двумя брюнетками, которые уже стали облизывать головку члена, и я представил её, такую чистую и невинную.

— Анжелина, детка! Моя малышка, я так люблю тебя, что схожу с ума! — чувствую, как всего ломает, нет мне не нужны эти фальшивки.Отталкиваю их словно мусор, она всегда по особому пахла, таких как она больше нет.

— Вон пошли! Ненавижу! Дайте мне её! Привезите, Криспи! — трясло так, словно я обдолбанный наркоман, не могу больше контролировать свои эротические импульсы.

— Сэр, вам плохо?

— Найдите её! Она на квартире? — не поворачивая своего лица, спросил у своего помощника.

— Она отлучилась с подругой в клуб.

— Что? Какого черта? Кто ей разрешал? Она должна сидеть и ждать меня! А точнее скоро спальня станет ей домом, мы оттуда вообще не будем выходить.Приготовьте комнату на третьем этаже, пусть там будет ванная и еда, чтобы мы не могли прерываться! Я должен постоянно насиловать её! — прошипел от злости, и если сейчас не заполучу эту девчонку, выстрелю себе в висок.

Анжелина

Удалось вырваться на вечеринку с Сабриной, отпраздновать её День Рождения, хоть немного отвлечься от тех ужасов, которые творятся в моей жизни. Вырядились с ней в откровенные красные платья, чувствую, что этот вечер не закончится так просто.

— Ты уже вся извелась! Подруга, да ничего он не сделает, вот выпей коктейль Секс на Пляже, знаешь, как расслабляет, прям крылья вырастают!

— Сабри, в последнее время он слишком изменился, в него словно бес вселился! Я боюсь порой находится с ним рядом, ведь это всё заканчивается сексом, таким, что …

— Не продолжай, наслышана про твоего Марселя. Хватит уже думать о нём, его здесь нет поэтому, оттянись, как следует. Пошли, я тебя кое с кем познакомлю. — взяла за руку, а потом мы вышли на танцпол, где мне улыбнулся довольно приветливый шатен.

— А это и есть твоя красавица Анжелина? А я Нил! — только хотел поцеловать руку, как в клуб ворвался то, кто заставляет моё сердце колотится, как припадочное, самое настоящие исчадие ада. Марсель стреляет в бедного парня, и тот падает на сцену.

— Боже! Нил! — закричала и стала биться в ужасной истерике.

— Девчонку в машину! И наденьте на неё наручники! — скомандовал он охранникам, любит только раздавать приказы. Ко мне подлетели, и взяли за волосы, я стала отбиваться, но бесполезно бороться. В клубе началась паника, ещё бы навести столько шума.

— Запомни, я прикончу любого, кто даже посмотрит в твою сторону. — зелёные глаза прожигают меня насквозь, он совсем сдурел.

— Ненавижу! — произнесла на одном дыхании, а Марсель лишь сжал мои скулы, и прошептал:

— И я тебя люблю, детка. В лимузин её!

Затащил в машину и швырнул на заднее сиденье, при этом сразу же разорвал  платье.

— Нет, я не хочу тебя! Помогите!

— Зато я схожу с ума! Мне это нужно Криспи! -целует мою спину, а я всё ещё не могу простить за то изнасилование.

— Немедленно отпусти меня! Я не твоя особенность, как ты мог его убить?

— Ошибаешься, ты моя, только моя! Запомни твоя участь не слезать с моего члена! — жестко вошёл и стал терзать прямо в машине.

— Скотина.

— Да, это райское блаженство! Твоя киска идеальна.

— Убей, я не хочу больше жить! Чудовище! — рыдала я уткнувшись лицом на заднем сиденье, а наш автомобиль возвращал меня в клетку, под названием ад.