ГЛАВА 26

Анжелина

Достал верёвку и поставил  раком. Привязал руки и ноги к кровати, а потом достал стек, и нанёс первый удар, от чего я завизжала.

— Марсель, не делай этого.

— Чего? Хлестать твою задницу? Теперь будешь знать, как выводить меня из себя! Скажи, тебе ведь нравится мой ад?- его удары становились все жёстче, истязал словно животное.

— Нет, он ужасен! Ты ведь не причинишь мне боль?!

— Почему? Думаешь ты особенная? Я ведь оберегал тебя! Лелеял, как цветок, а ты сучка украла моё сердце! Я даже других  драть не могу, все очень просто мне нужна Анжелина! — еще один удар, побоялась, что останется много синяков, таким злым и жестоким он ещё не был. Плачу в подушку, а он отодвигает мои половые губы и проходится по клитору языком. Ласкает его так, словно сочную карамель.

— А-а!О да-а! — уже простила ему все избиения, и почувствовала, как по телу разливается кайф. Он забавлялся с моим бутоном, облизывая его с такой страстью, что я моментально кончила, — О Господи!

— Криспи, я помешался на тебе! Надо было раньше утолить эту жажду! — на миг прервался, но снова прилип языком к киске, и я поплыла от наслаждения.

— Умоляю остановись, Марсель! А-а! — чуть не задохнулась от оргазма, который моментально меня охватил. Вся тело плавилось в этой жаркой лавине, под названием ад.

— А кто сказал, что мы закончили! Эту ночь ты будешь долго помнить, Криспи! — слизал весь нектар и опять стал ласкать его языком, и с каждым касанием, я слабела настолько, что готова была вот так просто отключиться. До сих пор не удавалось выводить его из себя, но сегодня он показал свое истинное лицо ужасного чудовища. И когда он вдоволь наигрался оральными ласками, у меня уже затекли руки и ноги. А потом случилось ужасное. Он раздевается до гола, и проводит головкой члена по ягодицами.

— Мой лакомый кусочек!

— Не надо, пожалуйста! Мне страшно! — сорвалась на истерику, а этот монстр, лишь схватил за волосы, и пригрозил:

— Ты всегда будешь принадлежать только мне! — входит своим членом, и моё дыхание обрывается… Это было невыносимо больно.Словно несколько ножей разрезало  изнутри.

— Богиня! Какая узкая, кайф! Моя девочка! — стал долбить так быстро, а боль только усиливалась.

—  Остановись! Я больше не могу терпеть…

— Ты моя жертва. И твоя душа продана мне! И  я ни за что  не откажусь от такой райской девочки! — его движения напоминали хищного монстра, напавшего на свою добычу. От невыносимой боли я прикусила свои губы, и молилась, чтобы это поскорее закончилось. Да, я любила этого человека больше жизни, но сегодня он взял меня против воли. И это самый низкий поступок с его стороны. Ненавижу! Тысяча раз презираю! Он двигался  так быстро, что  сердце выдавало бешенный ритм, кончает и рычит, словно удовлетворенный зверь.

—  Анжелина, ты моё персональное искушение! — отвязал руки и ноги, ужас, на них остались все эти ссадины. Смотрю на простынь она вся в крови, он даже не поинтересовался было ли мне хорошо.Смотрит так, словно хочет наброситься снова. Только не это, недолго думая забегаю в ванную и запираюсь, а он со всей дури ударяет по двери.

— Открой, или я вышибу!

— Марсель, пожалуйста, оставь меня в покое!

— Анжелина, почему ты не слушаешься?Если я сказал открыть дверь, ты должна подчиняться!

— Ты изнасиловал меня…У меня даже сейчас идет кровь! А тебе всё мало?

— Да мне мало! Знаешь, сколько я терпел, надевал эти маски, да я тебя желаю до потери пульса! Всё измазывался над другими! А теперь, когда я познал такой аппетитный кусочек, как Криспи, грех отказываться от него! — и тут он вышибает дверь, и подлетает ко мне, где как мерзкий оборотень проникает в губы, и терзает языком, уже снова захотел изнасиловать меня, но ему позвонили. Выругался и с трудом выполз из ванной. Повезло, что больше я не видела его до самого утра. Теперь всё встало на свои места, Марсель скрывал главную маску, ожесточенного монстра, с такими черными от гнева глазами. Я до сих пор не могу отойти от его угроз, возможно так подействовал обычный алкоголь, хотя сомневаюсь.

***

Всё тело ужасно болит, он не оставил на мне ни одного живого места. Трудно подняться с кровати, никогда бы не подумала, что увижу его другое лицо, такое же, как у дьявола. И этого человека я безумно люблю. Обернулась в одеяло, и постучалась в кабинет, он даже не потрудился одеться, положил свои ноги прямо на стол, в руках сигара, а рядом красуется недопитая бутылка виски.

— Марсель, ты не хочешь поговорить о том, что произошло?

— А что произошло? — стряхнул пепел, и впервые я заметила, что его глаза почернели от злости.

— О боже… Я ведь просто обиделась на тебя. Разумеется не стала бы спать с теми мужчинами.

— Ты кажется просила порвать целку? Ну считай, что твоё желание выполнили! А теперь иди и становись общедоступной щелью!

— Что? — едва не поперхнулась от его заявления, может мне всё это снится?

— Беги и ложись под всех мужиков, потому что я тебя не спасу. А знаешь почему? — вскочил со своего места и прижал к стене, одеяло мигом соскользнуло, раньше он не проявлял столько грубости — Потому что у меня связаны руки и ноги. И если хочешь быть счастлива беги от меня подальше! Или желаешь стать моей игрушкой? Ну же, мне повторить, что случилось ночью? — укусил  за щеку, а потом за шею, он точно самый настоящий монстр.

— Прекрати, мне больно!

— Это ты во всём виновата, с тобой я утратил власть, а может мне нравилось убивать этих людей! Но ты со своими невинными глазами, всё испортила! Я вот всё думаю, если затрахаю тебя до смерти, мне станет легче? Думаю да! Ненавижу тебя за то, что влюбился до посинения! — повалил на пол, а затем раздвинул ноги, закрыл рот рукой и жестоко вошёл.

— Видишь, что ты натворила? Я же одержим тобой! Да малышка! Смотри мне в глаза, до чего же я тащусь от этого цвета! Они прелестны! — двигался с такой силой, а другой рукой схватил за шею.

— Чудовище…

— А может задушить тебя? Кивни головой! Мне убить тебя? — облизнул мою щеку, по которой скользнула слеза, пусть сегодняшний секс подарил столько наслаждения и эйфории, но он опять повёл себя, словно я дешёвая проститутка! Низ живота странно заныл, будто сейчас случится взрыв, я слабею и закатываю глаза.Этот оргазм был настолько мощным, что становилось тяжело дышать.

— Боже! Да-а!

И он заполняет меня спермой, и дышит так, словно пробежал кросс.

— Прости…Я постоянно тебя хочу, мне очень сложно контролировать это желание! — отвёл взгляд в сторону, а дальше взял какие-то таблетки со столика и протянул мне.Уже успела спрятаться в одеяло, но эта ужасная дрожь по телу всё никак не могла пройти.

— Это яд?

— Нет, против беременности! Пей, я сказал! — пригрозил, а я неприкосновенно выполнила его приказ, а потом вернулась в ванную, и заперлась на замок. При этом постоянно поглядывая на дверь, а вдруг он снесет её с петель, как сделал вчера? Целых два раза, он имел меня, как дешёвую потаскуху.Такой больной одержимости не доводилось видеть раньше. А возможно я до конца не распознала его жестокий мир дьявола? Плескалась прямо под холодными струями. Противно осознавать, что я люблю этого человека и какую подлость он не совершил, готова простить. Выползла из ванной почти через два часа, и в спальне меня ожидал сюрприз в лице Шона.

— Привет, карамелька! Ты там уснула что ли? — произнес это со своим привычным юмором, странно, как он здесь оказался.

— Хотела сдохнуть, но ты прервал.

— Эй, Анжелина, что-то стряслось? — обхватил мои щеки, а я как дурочка расплакалась, нет вот где моя сдержанность, но так хотелось прорыдать в чью-то жилетку. Только разве это изменит ситуацию? Да, пусть Марсель изнасиловал меня прошлой ночью и употребил, как вещь, но разве после этого ты станешь обожать его меньше?

— Я ноготь сломала, — соврала, согласна, причину выдумала просто дурацкую.

— Ну ты даёшь! Я с тобой так полысею раньше времени! Поехали домой, а по дороге вкусняшек накупим! — попытался поднять настроение, и в эту самую минуту дверь отворилась и перед нами стоял он, сущий дьявол во плоти.

— Увези её на квартиру! Даю полчаса!- тон Марселя напоминал властного господина, он когда-нибудь извиниться за свои поступки? Или всё это время просто рисовался передо мной?

— А я вот возьму и не поеду! Я не вещь! У меня есть душа.- мои разъяснения слишком  сильно развеселили Марселя, но только сейчас его улыбка была такой лицемерной, что хотелось выцарапать ему лицо.

— Смею напомнить, что твою душу продали мне ещё в 7-летнем возрасте! Так что увы, ты не имеешь права голоса.

— Марсель, не переигрывай! — вмешался Шон, но его быстро поставили на место.

— Не встревай сопляк! Сначала дорасти до меня, а потом тараторь своим языком без костей! Чтобы духу вашего не было здесь через тридцать минут! — хлопнул дверью так, от чего дребезжали стекла, вот это разговор двух братьев.

— Какая муха его укусила?

Натянув на себя маску послушной девочки, я села в автомобиль к Шону, если бы он только узнал, что натворил его брат, пристрелил бы. Хотя как можно справиться с Марселем, в какой-то момент мне показалось, что он изменился, стал таким чувствительным, и нежным. До сих пор перед глазами наш танец в том кафе и его коронное » я люблю тебя», и те снежинки, венчающие нашу любовь. Почувствовала головную боль, мы как раз проезжали мимо аптеки.

— Я на пять минут. Башка раскалывается,- стоило оказаться внутри, случайно споткнулась с мальчиком, он всё не мог собрать лекарства, которые купил.

— Тебе помочь малыш? — улыбаюсь, на вид ему было лет десять.

— Спасибо, а ты милая! — едва успел произнести, и в  аптеке появился мужчина в дорогом костюме.

— Рик! Ох, ты негодник! Самый настоящий растяпа, наша бабушка уже нас заждалась!- обращается к сыну, а потом кидает реплику мне. — Благодарю юная леди, так бы он ещё долго возился.

— Что вы! Сущие пустяки! — отдаю ему пакет, а он опускает взгляд на кольцо, а потом вскрикивает:

— О мой бог! То самое! С таким редким камнем! Не могу поверить.Откуда оно у вас?

— Мама отдала перед смертью…- выдавила из себя, а он весь побледнел, довольно странно себя повёл.