ГЛАВА 26

Лиза

Рассматриваю подлеца с коварной улыбкой, которая в сочетании с плотоядным взглядом, волнует сердце ещё сильнее. Настолько редкий редкий оттенок, который в ярости превращается в чёрный, именно он пугает больше всего. Приехав в Тюмень, была настолько уверенной в своих силах и все мысли были направлены на учёбу. А потом появился он. Ворвался в мой хрустальный мир невинной девушки и похитил бедное сердечко. И если сейчас брошусь в омут распутства, отравлю душу, ведь дьяволу не стоит доверять. И как бы я его не любила, не мучилась холодными ночами, не переступлю через гордость и так быстро не сдамся.

— Всё время забываю вам сказать ненавижу красные розы!

— А какие тогда? Прищепкина, может впустишь ради приличия? Хватит устраивать зрелище для других студентов, которые сейчас греют уши! — собрался войти, но я не позволила.

— Так и знала, у вас чешутся яйца! Подрочите и стояк испарится! Доброй ночи, подарите букет другой девушке! — хотела закрыть перед носом дверь, вызвав недоумение на его лице.

— Лиза, не буди во мне зверя! Думаешь вечно стану ходить на поводке? — бросил на пол шикарный букет, который сражал своей красотой, но поиздеваться над кретином в самый раз. Мы так просто без хрена не сдадимся.

— Устали? Добро пожаловать в койку к другим! Мы не гордые, переживём! — фыркнула, а он сомкнул руки на талии и прижал к себе, словно боится потерять. Соблазняет глазами, которые невероятно красивые, если так долго вглядываться в них, можно запросто сойти с ума.

— Я имел ввиду другое. Если Лиза не перестанет безобразничать, изнасилую. Что ты делаешь с моим сердцем? И вместо того, чтобы сейчас ужинать с Бьянкой, мучаешь преподавателя! — убаюкивает шёпотом, часами бы слушала, настолько не похожий тембр. В нем всё идеально, но вот за этой завидной внешностью скрывается страшная тайна. И со временем нужно обязательно её разгадать.

— Какой хитрый лис! Я вам не верю, любовь нужно доказывать. И возможно после некоторых добрых поступков, дам шанс и добровольно лягу в кровать с опасным демоном,- нежно касаюсь пальцем носа, вызывая ярость, создалось такое впечатление, что мозги преподавателя хорошенько прополоскали, а сейчас бросили в кипящий адский котёл.

— Что моя ненаглядная пожелает? — тяжело вздохнул, сдерживая гнев, весь даже покраснел бедняжка.

— Так не честно. Мне нужно подумать, вот поразмышляю и дам вам знать! — целую его в щеку, самое время подразнить малыша, а то совсем от рук отбился.

— Давай так, я покупаю всем твоим подругам по квартире машине, и прочей бабской фигни, и считай сделка подписана, — протягивает руку нахальный мерзавец.

— Нет, так не годится. А как же страсть? И приключения? Эх, Рафаэль Эдуардович, насколько же вы скучный! — играю на нервах свирепого монстра, а если и в правду сорвётся.

— Ладно, диктуй условия, всё сделаю! Не зря же дьявол из преисподней!

— Как мне повезло! Тогда договоримся, исполняете пятнадцать желаний и я ваша навеки, могу обвязать себя подарочной красной ленточкой и приехать домой! — соблазняю ненасытного мерзавца, испытывая огромный азарт.

— Идёт, но сейчас всё по-честному! Я желания, ты становишься моей, но чтобы убедиться в искренности слов вонючей обёртки, буду брать аванс, — зашёл в комнату, и усадил меня в кресло.

— Что имеете ввиду? — тряслась словно заяц, скрывающийся от охотника. И он с удовольствием просветил во все детали западни.

— Смотри, я совершаю одно задание, тщательно без косяков, а ты расплачиваешься со мной поцелуями! Идёт? — сел на корточки и взял руку в свои сильные мужские ладони.

— Только поцелуи? И не больше!

— Конечно, Прищепкина. Разве этот взгляд может обманывать? Начинаем завтра! Знаешь, а мне нравится эта игра, ведь в конечном итоге Лиза станет моей! — поцеловал руку, и направился к двери. И стоило ему уйти, едва не сошла с ума от счастья. Насколько же он прекрасен, а когда шепчет эти сладкие речи, готова отдаться ласкам чудовища. Мне кажется, я больше никогда в жизни так не влюблюсь, и если наша сказка закончится, наверное, умру. Конечно, она испарится. Золушка вернётся домой на тыкве, а дьявол потом переключится на другую. Знаю, как потом буду лить горькие слезы, и вспоминать человека, бесповоротно похитившего моё сердце. На то она любовь с её колючими непроходимыми испытаниями. Казалось, я никогда не познаю её и не почувствую той странной щекотки внизу живота. И во всем этом можно смело благодарить Рафаэля Эдуардовича. С ума сойти как из сильнейшей ненависти могла родиться любовь, которая слаще крема, и прочих десертов в мире.

***

На следующий день раздаёт указания студентам и попробуй только возразить. Вырядился в рваные джинсы с испачканной футболкой, обожаю именно такого Рафаэля, беззаботного, домашнего, и плюшевого. Ну не считая характера, который был и останется как у Люцифера.


— Шилов, ты дальтоник? Я сказал голубую краску, а это какая? Читай на упаковке, баран общипанный или сейчас весь алфавит русского языка наизусть расскажешь! — накричал на бедного однокурсника, который сейчас начнёт заикаться от страха.

— Синяя, Рафаэль Эдуардович! Только не губите! Всё исправлю!

— Конечно, недоразвитая ослина, языком вылизывай! И если хоть капелька останется, все волосы на мошонке подожгу! — не контролировал эмоции, и тот осмелился уточнить.

— Себе? Или мне?

— Шилов! Давно сортиры не мыл? Избавляйся от блевотного цвета! — измывается над бедным парнем, ну что повеселимся. Раз в университете грандиозный ремонт, значит тоже поучаствую. Намерено испачкала руки в побелке, а затем подкралась к учителю.

— Ворчун! Онанист! — и с криком убегаю.

— Прищепкина, зараза мелкая!!! Только попадись! — рванул со всех ног, не обращая внимания на учителей, и около лестницы перехватил, а потом перекинул через плечо.

— Это не педагогично! Я буду жаловаться! Садист!

— И к тому же извращенец, сейчас попку накажу, ой как накажу! — затащил в аудиторию, и прямо в темноте накинулся с поцелуем, от которого закружилась голова. Ласкает словно нежного котёнка, чтобы согреть. Мы с ума сходим друг по другу. С трудом отстраняется и переводит дыхание, боюсь спалим аудитории от неконтролируемой страсти.

— Я люблю тебя, малышка, как же сильно я тебя люблю!

— Не верю коварным речам извращенца. Сначала желание, потом поцелуй! Кстати, вот первое. Читайте, я проявила оригинальность, — отдала ему розовый листочек пропитанный духами, заметив довольно странную реакцию.

— Выступить в трусах на вокзале и спеть песню. «Я бедный зайка»

— Лиза!!!! Мне достать ремень?

— Секундочку, это в условие сделки не входит! Вы желание, а потом ласки языками! Вперёд, или струсили? — бросаю вызов, знаю ведь что с радостью примет.

— Другие бы на твоём месте выпотрошили состоятельного учителя до последнего цента, а она загадала редкостную чушь. Точно прилетела с другой планеты! — щёлкает пальцем по носу, приступая к выполнению поставленной задачи.

— Вы сами нашли геморрой на задницу! Выбрали девушку с очень богатым духовным миром, и мне  роскошь даром не сдалась, Рафик! — применяю любимую кликуху, она уже стала совсем как родная.

Вечером в назначенное время пригласила весь наш курс на вокзал. Ох, сейчас такая жарища начнётся, но мы без приключений не можем, ведь жизнь порой скучна, и нужно устраивать веселье самостоятельно.

— Прищепка, дай угадаю очередная фуфляндия? Вечно втягиваешь в полнейшую хрень, — ворчит Самохвалов, всё никак не может притереться к Кате, понимаешь ли женили без спроса. А нечего пенис пристраивать без разбора, каждый должен отвечать за последствия.

—  Ромочка, не вынуждай жаловаться нашему о великому Рафаэлю Эдуардовичу, он ведь три шкуры спустит, если узнает, что его убогий студент от рук отбился. А вот и он собственной персоной! — встретила овациями, раздетого до трусов жеребца с гитарой в руке.

— Мать честная! Лиза, я в шоке! Вы что опять затеяли войну? Но клянусь, в восторге от ваших разборок. Где мой телефон? — порыскала по карманам Дина, а мы услышали звонкую песню.

Я Рафик подбитый зайчик
Вы не проходите мимо, пошлите меня нафиг.

Снимите вы мой голый зад,
Я буду только рад.

Хочу я стать звездой интернета,
Поэтому дарю вам песню эту.

Обзови меня плохим мальчишкой
Хочешь стану личной малышкой?

Люди всполошились и пришли в конкретный шок, ещё бы такое не каждый день придумаешь. Старалась от души тут ничего не скажешь, а слова придумывала всю ночь. Но стойкости Рафаэля можно было позавидовать, теперь понятно насколько же он сильный игрок, и черствость улиц ему знакома, как никогда. В глубине души проснулась гордость за такого мужчину, который совершенно не боится трудностей. И мне кажется, лишившись всего своего богатства, он бы не потерял сильный стержень бойца. Сначала все возмущались, а потом даже прониклись к такому сладкому пению. Вывод очевиден, монстр великолепен в любом обличье. Дождалась его около вокзала, уже переоделся, кстати, совсем не рассердился.

— Это было потрясающе! Думала сдрейфите! Но можно смело поставить галочку над первым желанием!

— Бла — бла- бла! А теперь пришло время расплаты! Пошли, — потащил к машине, что за странный яростный взгляд. Запирает двери, вызывая в крови страх.

— Рафаэль, мы договаривались насчёт поцелуев! — напоминаю про нашу сделку, а он задирает платье, и касается рукой внутренней стороны бедра.

— Кто же спорит, Лиза! Всё по правилам, — снимает колготки, а потом отодвигает трусики.

— Стойте!

— Не беспокойся, просто поцелую киску, это не больно, — стал ласкать языком низ живота, медленно приспуская трусики, и теперь добрался до половых губ. В считанные секунды раздвигает их и касается языком клитора.

— Прекратите! А-А-а! — вырывалась испытывая пожар во всём теле, а он щекотал его так умело, что сложно было подавлять стоны — Господи! Да — а!

Расслабилась и закрыла глаза, позволяя играть с киской и ощущая себя настоящей распутницей. Ускоряет движения языком, разгорячив тело сильнее. И я кончаю в страшных муках. Такого наслаждения не испытывала, но он не собирался отпускать, вылизывал его словно сладкую карамель.

— Умоляю, хватит! Не надо! — сжималась на сиденье, понимая, что вот-вот достигну второго пика, и это произошло ещё острее чем в первый раз. Закричала на весь салон, совсем не узнавая своих криков. Лавина оргазма охватила разум, и я могла отключиться в любую секунду. А теперь его соло, расстёгивает ширинку, и достаёт возбужденный член.

— Пососи его! Давай, Лиза! — словно загипнотизировал, соблазняя ещё больше. И тут покорно встаю на колени и облизываю головку, сама в шоке от собственных действий. Заглатываю его, ощущая непреодолимое желание. И Рафаэль срывается на стон.- Глубже. Сказал глубже! Да!

Мы творили самый настоящий разврат, от каждой реплики преподавателя, возбуждалась до не возможности. А когда он извергает сперму в рот, немного испугалась. Но тут мне приказали.

— Проглоти её! Прищепкина! — пытает своим взглядом, сложно противостоять такому красавцу. Что происходит, мы ведь лишились рассудка. И стоило выполнить просьбу, ухмыльнулся. — Умница, Лиза. Я горжусь тобой.

Долго сидели в тишине, сначала стыдно было смотреть в глаза.

— Какое второе желание? — повернул свое уставшее лицо.

— Может не стоит пока с ним знакомиться?

— В смысле? — вырывает листок из моих рук, а потом кричит. — Приехать в гей клуб и снять мальчика на ночь! Дальше переспать? Что?