ГЛАВА 27

Стен

Мы уже всё голову сломали, как убедить моего недоумка сына вступить в корпорацию в Америке, там ежегодно всем правят пять бесов, которые настоящие мясники. Держат тюрьму пыточную, где совершаются  настоящие кровавые представления. Совершается убийство над женщинами, которых потом насилуют и отдают на съедение волкам. Всё снимается на камеру, и затем такие фильмы за бешеные деньги продаются извращенцам. А вот, чтобы лично поучаствовать в тех тюрьмах и показать всю власть над жертвой, стоит потратить целое состояние. Ещё бы мы подбирали именно больных недоразвитых повернутых на извращениях гадов, для которых лучшая доза это участие в таких эротических сюжетах. Вафиру и мне за Марселя отдадут такие деньги, о которых можно только по мечтать. И потом я соберу свои чемоданы и спокойно покину тот ад, ведь только так можно было выйти из гадюшника «Проданных душ», предоставить вместо себя отменного дьявола, а а мой сын был лучшим из лучших.

— Ну он заподозрил, что всё это время его пичкали таблетками для повышения эрекции? — налил в бокал виски Вафир, а я понимал насколько же хреновы наши дела.

— Походу повёлся. Пришлось покумекать над диагнозом, эротическая аддикция! Противно вспоминать. Пришлось подкупить его друга, они все продажные шкуры, главное предложить побольше! — фыркнул, и снова потянулся за своим скелетоном, соскучился по кровавым убийствам.

— Скоро он будет наш! Сорвется и убьёт эту девчонку! Она мне сразу не понравилась! Надо было её укокошить ещё в Мулен Руж, когда она стёкла глотала! Влюблённый дурак, посмотрим насколько его хватит, ведь таблеточки имеют побочный эффект! — только успел произнести данные слова, как тут же в кабинет постучался дворецкий.

— Господа, к вам какая-то женщина,говорит это очень срочно и выгодно для вашего дальнейшего сотрудничества!

Мы лишь только переглянулись, вот только подсадных уток не хватало, да за нами в принципе никто не способен следить.

— Пусть войдёт! — принял за нас обоих решение Вафир, а мне уже не терпелось познакомиться с этой незнакомкой, которая вызвала столь такой яркий интерес. Дверь распахнулась, и дама в красном откровенном платье и высоких каблуках, а также тёмных очках, виляющей походкой направилась к нам. Столь знакомые повадки, и когда она продемонстрировала знакомые до боли глаза, мы были шокированы настолько, что Вафир уронил бутылку на пол. И она тут же разбилась вдребезги на осколки.

— Анжелина? — произнесли в один голос, неужели она в курсе нашего столь тщательно подготовленного плана.

— Вы ошиблись, её двойник, Лолита. Плесните мне виски, господа! И не забудьте добавить льда, здесь такая жарища, — сняла она красную пуховую накидку, а я всё не мог оторвать взгляда, то ли алкоголь вызывает галлюцинации, то ли они словно сестренки близнецы.

— Не командуй, не забывай с кем разговариваешь! Если его сын тащится по тебе, думаешь мы будем терпеть? — ярость Вафира не знала границ.

— Я кажется, сказала, что её двойник. Собственно мне ваш Марсель до колокольни!Я всего лишь хочу получить свой большой кусок, и сразу говорю не надо меня потом убирать! — диктовала в наглую  условия, нет она случайно не ошалела.

— Где гарантия, что ты двойник?- задали ей вопрос, но она кажется была к нему готова.

— У Марселя спроси, он вам поведает, как снял меня на панели. Долгая история, пробовала даже открыть твой сейф, — кинула свой взор на меня, и буквально заткнула. — Да да, твой сынок просил за определённую сумму.

— Чего ты хочешь?

— Повежливее, не забывайте с дамой разговариваете.Сначала расскажу вам сопливую историю  любви Марселя и этой лохушки Криспи, именуемой Анжелиной. Короче они настолько помешаны друг на друге, что ваша туфта с таблетками и липовой болезнью психа- насильника не прокатит, он реально её любит. Честно, завидую всем сердцем, что бы оба мужика так сильно убивались, дорогого стоит.

— Быстрее тараторь, а то выстрелим прямо в лоб, и ты вмиг окочуришься  на этом стуле.

— Вафир, пусть договорит, если она осмелилась потревожить самых опасных дьяволов, значит игра стоит свеч, я хотя бы на это надеюсь.

— Марсель ни за что в жизни не согласиться бросить эту выскочку, и тем более отправиться в Америку, в вашу новую корпорацию.- удивила своей изобретательностью, откуда она всё это знает.

— К чему ты клонишь?И цель твоего визита?

— Я могу сыграть роль Анжелины, которая предала Марселя и переспала с его отцом и коварным Вафиром, — встала со стула, и приблизилась ко мне, а потом стала соблазнять его.- И наш влюбленный мальчик увидит, как его невинный ангелочек вовсю отжигает. Следовательно, разозлиться и пошлёт всё к чертям. Его страдания будут невыносимыми, он навсегда возненавидит Криспи, и согласиться ехать с вами хоть на край света. И заметьте никаких препаратов не потребуется, только одна большая отравленная любовь. Ох, мне даже сейчас плакать захотелось.

После столь грамотной речи, что довольно редко встретишь у проститутки, Вафир захлопал в ладоши, что сказать у девки талант.

— Гениально. Я вами покорён красавица, столько целомудрия, панель не ваше место! Какой дурак мог втянуть вас в это болото? Разумеется за сыгранную роль, ты попросишь что-то взамен.

— Пять миллионов долларов, и разумеется право на жизнь.Она мне ещё пригодиться.

— Постой, зная щедрость моего сына ты запросто могла попросить у него. И тогда нет смысла обращаться к нам! — подловил я своим вопросом, ей -богу любил вводить людей в ступор. И тут она проводит указательным пальцем по краю бокала, и с вызовом отвечает.

— Он отверг меня, а я этого не прощаю. Пусть убедится, что его Анжелина всего лишь дешёвая потаскуха. Ну так что, сделка?- протянула она свою хиленькую ручку, а нам захотелось приключений пожёстче. Окружили её словно вкусный кусочек мяса, дав понять, что так просто она не уйдёт.

— Тренируйся, раздвигать ноги! Прошу мадам, вон на тот диван! — пора отметелить эту соблазнительную нимфу во все щели.

Марсель.

Убежала в отель к своей подруге Сабрине, согласен перегнул палку, но как сдержаться, ведь и минуты без неё не могу. Решил отвлечься на свои рабочие дела и заскочил к себе в кабинет, где на столе творился самый настоящий хаос, а ещё ворвался этот ревнивый сукин сын.

— Ну что кобель, натрахался вдоволь? Она же была совсем ребёнком.Только сформировалась, как девушка, а ты моральный урод  изнасиловал её? Я лучше убью тебя, чем ты будешь причинять боль той, которую я люблю.Не мучай её, она же ангел! Дай ей свободу! Отпусти из этой клетки! Хотя кого я прошу? Господина, на человеческие души которых, ему плевать! Но знаешь, что я придумал, ты сдохнешь и она будет счастлива! А тех денег, которые у неё есть, за глаза хватит, чтобы начать новую жизнь без такого чмырдяя как ты!- орал Шон, едва не срывая свой голос, хотя что скрывать он гласил истину.

— Пришел убить меня? Ну же стреляй, братишка! И пусть я захлебнусь в собственной крови, потому что я сам себя презираю! За то, что влюбился в неё настолько, что потерял рассудок. Ты прав такого с Патрицией я не испытывал, а вот настоящая любовь пришла сейчас, но я не думал, что это чувство настолько сломает меня, превратит в чудовище, — раскричался, больше не хочется надевать какие-то маски. Стена лицемерия рухнула и остались лишь пустые надежды на наше воссоединение.

— Бог, ты мой! Тогда какого хрена вы не можете быть вместе? Она ведь воет в подушку каждую ночь! Марсель, она ведь тоже любит тебя, почему вам не попробовать?

— Нам нельзя быть вместе, я могу её убить, — ошарашил своим ледяным тоном, от чего он даже уронил свой револьвер.

— Повтори…

-Я серьезно болен и когда мне трудно сдерживать свою сексуальную жажду, я могу снова изнасиловать её и погубить. Насилие это лучшее успокоение, Шон.А если жертва Криспи, так я вообще испытываю непередаваемый кайф, словно наркоман получивший желаемую дозу.

— Охренеть…

— Прости, тебе больно, ведь ты тоже обожаешь её! Глупый вопрос, как такую, как Анжелина, можно не желать, — мой голос был настолько подавленным, до сих пор сложно отойти от событий связанных с моим родным отцом, а тут ещё малышка Криспи. Боже, а раньше я был настолько уверен, что влюблен в Патрицию, а что происходит с моим сердцем сейчас, оно сгорает, умирает без Анжелины. Знаю точно, никто не будет её любить настолько сильно как я. Да, пусть я сломал её психику, и её первый раз не прошёл, как у принцессы, но она все равно меня любит, и я буду любить, клянусь, до гробовой доски.

Шон посоветовал пересмотреть наши отношения и начать всё с чистого листа, но вот только сможет ли она простить меня?

Анжелина

Метель охватила наш город пушистым снежком, расстилая по всем тротуарам шикарные пушистые ковры. Чашка недопитого кофе в руке, а я всё сижу и мечтаю о нём, о прежнем, смеющимся Марселе, который не переставал смотреть со мной эти мультики и потом всю неделю шутить над этими сказочными персонажами. Специально заперлась в номере на ключ, не хочу, чтобы он снова, как-то исчадие ада, брал меня через силу.
Дотронулась пальцем холодного стекла, на нём красовались такие замечательные живописные узоры, и тут на мобильном раздался знакомый рингтон, ох этот Шон вечно беспокоится.

— Как поживаешь, карамелька?- его голос так согревал, а что ещё было нужно в такой мороз?

— Скучаю и мечтаю превратиться в снежинку и так просто растаять.

— Не грусти, пожалуйста! Разве можно быть зарёванной в такой снегопад? Ну ты даёшь!

— Шон, я хочу немного побыть одной! Знаешь, так спокойнее.

— Что стоишь сейчас около окна и рыдаешь?! И думаешь я тебе позволю? Так собирайся, я жду внизу.

— Нет уж, предпочитаю в такой дубак держать ножки в тепле!

— Ну и ленивой же задницей ты стала!

— Эй, ты чего, между прочим в прошлые выходные, я каталась на лыжах, сам когда в последний раз занимался спортом?

— Сдаюсь, подловила. Теперь согласна пойти со мной на свидание?

Последний раз кинула взор на вальсирующие снежинки, обожаю такую погоду, а может не стоит отказываться.

— Уговорил, я спущусь через несколько минут.- накинула своё любимое белое пальто и помчалась навстречу приключениям.

Поехали с Шоном по заснеженным улицам, пропитанным этим волшебством зимы. А когда затормозили около одного дворца, я решила у него спросить:

— Ух ты! И куда это мы приехали?

— В замок ледяных фигур! Хочешь на них посмотреть?

— Конечно, это же такая красота! Спасибо Шон, ты самый лучший! — выбежала из машины и приблизилась к главному входу, странно, едва мои пальцы коснулись ручки, она сразу отворилась. И я как чудачка заглянула внутрь. А дальше с каждым шагом столбенею, нет это невероятно. В первом зале были шикарные ледяные статуи, но они все были похожие на меня. Вот первая, где я с куклой такая маленькая девочка, а тут сижу и смотрю телевизор, а дальше чуть повзрослее танцую под музыку. Боже, почему здесь только одна я? В другом зале фигуры со всех моих сложных испытаний, которые довелось пройти! Ни одной чужой, только лишь я. Дохожу до самой последней, так вышло, что мастер не успел уйти и заканчивал свой шедевр. Стою и еле сдерживаю слезы, там мы с Марселем танцуем, как в том кафе, когда он впервые признался мне в любви. Нет, я не стану плакать, чёрт все равно слезинка скатилась по щеке, а дальше мастер поворачивается и я лишаюсь слов.Это сам Марсель.

— Почему же мой котёнок плачет, ему не понравились мои творения?

— О боже! Их все сделал ты? Но как?- оглядываясь по сторонам, сама попала под очарование этой сказки.

— Любимое хобби детства, через ледяные скульптуры я выражаю всю красоту этого мира. А эта девушка, которую ты здесь видишь в моих мыслях, стихах, и необдуманных словах. Она как снежный ангел, которого я боготворю, задыхаюсь без её улыбки. Прости меня Криспи, но я люблю тебя настолько, что сошел с ума! Ты не заслужила такого мерзавца, лицемера!Но я не смогу отказаться, от той, которая стала моим светом в этом страшном тёмном аду. Если бы ты только знала, как я люблю тебя! — встаёт на одно колено, а потом протягивает кольцо, с такими шикарным изумрудом- Ты выйдешь за меня?