ГЛАВА 29

Лиза

В такие минуты, готова провалиться сквозь землю. Теперь ещё студенты не перестанут шептаться, обсуждая новую сплетню. Ну как же Прищепкина не устояла перед дьяволом и раздвинула ноги. Ощущаю себя шлюхой, которую трахнули, доказывая свое превосходство.

— Лиза, я долго буду ждать? Хватит ломаться!

— Зачем вам этот брак? Собрались унизить? Умоляю, Рафаэль, не губи моё сердце. Для меня ЗАГС, не важен. Всегда хотела обвенчаться в церкви и скрепить союз на небесах. Разве способен пойти на эту жертву?- чуть не заплакала, а он лишь убрал кольцо, стоявшее баснословных денег. Вывод один, он просто сексуально одержим, и путает искренние чувства с грязным влечением.

— Внимание! Это был наш личный прикол с учителем русского языка! Мы же всё время воюем, а сейчас решили повеселиться от души! Почему никто не смеётся? — спросила у шокированных однокурсников, которые замерли на местах, боясь произнести лишнее слово. Самое время скрыться прочь, и больше не встречаться с глазами хищника без которого не могу дышать. В душном коридоре догоняет и припечатывает к стене, не переставая волновать сердце.

— Я сделал предложение на полном серьёзе! Прищепкина мать твою, я люблю тебя! Чертова обёртка, без которой схожу с ума! Но не могу обвенчаться, потому что не хожу по церквям. Слишком много грехов, — руки смыкаются на шее, неужели сейчас задушит. — Спрашиваю в последний раз, ты выйдешь за меня? Порадуй ответом!

— Перестаньте!!!

— Не вынуждай меня насиловать в этом коридоре! Всю душу вымотала! — расстегнул молнию на корсете и оголил грудь. Одной рукой сжимает горло, а другой нахально тискает соски.

— Мне нечем дышать! — ощущаю сильную слабость в ногах, а он продолжает давить.

— Только так станешь покорной! Выводит до белого каления, твой гонор! Сучка, слишком люблю! — отпустил шею, и набросился с поцелуем, забиравшем всю энергию. Задрал подол юбки, чтобы стянуть чулки. Мы реально сошли с ума от возбуждения.

— Рафаэль Эдуардович. Ой! Извините! — застала нас другая студентка, раскрыв широко рот. Успеваю натянуть корсет и спуститься на первый этаж. Не желаю ни минуты оставаться с ожесточённым мерзавцем.

— Лиза, я кажется, не закончил наш разговор! Да сколько может продолжаться этот детский сад? Думаешь, особенная? Так вот моё предложение в силе неделю! А после этого срока женюсь на первой встречной! И не надейся,  не собираюсь венчаться, обычного штампа в паспорте будет достаточно! — хлопнул дверью, возвращаясь на праздник, оставляя в гордом одиночестве. Но, когда засигналила иномарка Кейт даже обрадовалась.

— Так и знала, что поцапаетесь! Запрыгивай, скорее, а то задубеешь! — пригласила в салон, и закрыла дверцу.

— Кейт, я в очередной раз совершила ошибку! — взяла в руки платок, чтобы вытереть размазанную тушь.

— Лиза, он очень опасный человек, в этом и заключается правда. На самом деле не посвящал в суть его бизнеса. Мы лишь актёры, а вот для чего разыгрывает спектакли, никому неизвестно.

— Спасибо, прям полегчало, и после этого советуешь объявить нас парой! Где логика, Кейт?

— Дура, Рафаэль любит тебя, но вряд-ли поменяется. В нем живёт дьявол, от которого увы, не избавиться. Уверена привык совершать зло. Так всегда говорила сестра, что он будто сам представляет из себя один большой ад! — огорчила своими рассуждениями, поселив в душе сомнения.

— О каких грехах идёт речь? Умоляю, скажи! — потребовала объяснений, слишком задела та колкая фраза.

— Мне то откуда знать! А ты смотрю принципиальная? Зачем вам венчаться?

— Потому что я люблю его! Ночами произношу имя и обливаюсь горьким слезами. Все смеются вот Лиза дура, придумала странные желания. Глумится, как идиотка, да я просто боялась ему довериться! — прижала колени к груди, и заревела, сильная девочка сломалась.

— Ты далеко не идиотка, а наоборот победительница. Сумела согреть каменное сердце мужчины, от которого раньше веял лишь один холод! Борись до конца за любовь!

— Устала! Сколько можно терпеть эти тайны? Я же попросила открыться! — испачкала весь платок, чувствуя нестерпимую боль. Мы долго катались с Кейт по городу, и она поведала о сестре, которая случайно отравилась таблетками. Увы, её больше не вернуть, мы теряем близких, становимся злыми, ожесточёнными, обижаясь на весь мир.

— Счастливо оставаться, через час поезд! Поеду в Питер, открою салон тату, и обрету заветное счастье. Во всяком случае попытаюсь! А ты сражайся, поняла? Прощай, мисс обёртка. Прости не сдержалась, он так часто тебя называл за глаза, уже привыкли!

— Да мне уже нравится, впрочем всё, что связано с Рафаэлем! А Ян с Антипом с тобой? — не думала, что настолько проникнусь к этой храброй девушке.

— Нет, у засранцев разные дороги! Соскучишься наберёшь, и мы рванем со всех ног. Но давай лучше на вашу свадьбу! Ведь эта история закончится хэппи эндом? — похлопала по плечу, одаряя лучезарной улыбкой. Нисколько не жалею, что познакомилась с ней, это ценный жизненный опыт.

— Загадай желание. Но серьёзно, наверное, нет! Ведь через неделю наш Рафаэль подберёт другую невесту, если откажусь. Видишь, нынче принцы условия ставят!

— Дьяволы! А ты как хотела? Им же нужно проявлять свою чёрную сущность, — посигналила и умчалась в сторону вокзала.

***

Провела сказочные выходные в обнимку с книгами, не подозревая, какие гадости принесёт будущая неделя. А всё началось с утреннего разговора на кухне общежития.

— Поехали в «Горизонт», там скидки на купальники почти 50 процентов! Подберём такой прикид, что наш препод не устоит! — шептались между собой однокурсницы. Как-то не решалась прерывать их увлекательную беседу. Лишь остановила одного болтуна, ходячее помело, у которого язык без костей.

— Шилов, я что-то пропустила? Колись, Рафаэль дал особое задание? — от волнения стала грызть ногти.

— Так конкурс красоты в среду, участвуют девушки с первого и второго курса! Ну даёшь, бабы все уши прожужжали. Ведь победительница станет его женой! — посветил во все детали, разжигая страшный костёр ревности.

— Ах, нас на сочных цыпочек потянуло! Что ж рискну выдвинуть свою кандидатуру! Так и не терпится обломать оленьи рога. Вы посмотрите на его любовь, прям из ушей лезет. Хочет войны, страшного пожара на территории учебного заведения, легко, только бензином закуплюсь.

В полдень в кафе «Юность» , сбиваю на своём пути несчастного официанта, тем самым волнуя подруг.

— Лиза, ты видела себя в зеркало? Волосы дыбом. Бежала стометровку?

— Везите меня в бутик, да такой чтоб у козла отвисла челюсть. И ещё прикупим шпильки, на которых не умею ходить! — шипела от гнева, услышав реплику юноши с разбитой посудой.

— Успокоительного нажрись, истеричка!

— Иди лесом, а то дьяволу намекну и он из этого места притон сделает! — сама не ожидала от себя настолько хамских фраз.

— Вау! Где понабралась такому сленгу? — Дина с Катей переглянулись.

— Перезанималась русским языком! Чего расселись? Шуруем отсюда, вот только не надо сейчас делать вид, что не в курсе идиотского конкурса красоты. Я ненавижу подлеца, в кофе слабительного подсыплю, чтобы весь показ на толчке просидел!

— Это любовь! Ох, нам бы такие страсти! — тяжело вздохнули и направились за мной.

А ведь многие тащатся от шоппинга, но только не я. Многочасовые прогулки по магазинам вымотают кого угодно, а ещё вечная примерка. То не тот фасон, либо дерзкий цвет, уже пожалела, что пригласила их с собой.

— Ну теперь ведь шикарно? — показала им образ в белом купальнике.

— Вот это конфетка! Не зря два часа пыхтели. Теперь примеряй туфельки Золушка, да Лиз не ворчи! В обязательное условие конкурса входит правило, шпилька от двенадцати сантиметров. Хочешь сразить господина, тренируйся в поте лица. Давай, от бедра прошлась! — подначивали мучительницы, им бы открыть салон красоты.

***

Трясусь от волнения, пусть слюнями подавится наглец. Одно знаю сейчас, я чертовски сексуальна, девочки постарались на славу с образом дикой кошечки. Первая претендентка Барыкина вызвала бурю оваций в зале, публика оценила тот золотистый купальник, в котором вертелась около зеркала. Далее последовала девушка со второго курса, не упуская возможности пригрозить соперницам.

— Губу закатайте, и снимите силиконовые сиськи, он мой! И всяким мымрам не достанется, — вышла уверенной походкой на сцену, сколько же гонора в стерве. Ну всё ни пуха ни пера, рвите волосы на мошонке, Рафаэль Эдуардович! Поправляю макияж, а затем словно богиня появляюсь на сцене. Белые туфли на высоком каблуке, идеально дополняют образ. Судья в первом ряду, уставились на конкурсантку с интересом, и лишь одно чудовище всё испортило.

— Следующая! Эта точно не пройдёт! Мордашка уродливая и пахнет отходами. Фу! Теперь проветривать, — унизил перед всеми, буквально смеясь в лицо. Да пошёл ты в задницу, моральный урод. Разворачиваюсь, чтобы уйти, но случайно спотыкаюсь и падаю со ступенек.

— Ай! Зараза, как больно!

— Лиза! Малышка, ты сильно ушиблась? Врача, вызовите быстрее врача! — подбежал, словно на крыльях деспот и взял на руки.

— Отпустите, я вам не нужна! Сама дойду! — пререкаюсь с нахалом, который молча накинул на мои плечи пальто и стремительно покинул здание университета.

— Доигралась мурзилка? Кто просил надевать туфли? Я тебя спрашиваю! — нажал педаль газа, выезжая на проезжую дорогу.

— Ну вам же телочек подавай! Бегите, хоть со всеми переспите!

— Дура, я тебя люблю! Вот скажи, почему лишь одно ходячее вонючее недоразумение, заставляет сердце биться сильнее? -стукнул от злости по рулю, пристроившись в первый ряд. В такое время суток в городе всегда пробки. Примчались в больницу в районе восьми вечера, где в приёмном покое, пропустили без очереди. Сделали рентген и как оказалось обычный вывих, который жутко болел. В кабинет врача заходит свирепый Рафаэль, сейчас свернёт пожилого мужчину в бараний рог.

— Как она? Почему меня так долго не впускали?

— А вы собственно кто такой? Лицо знакомое! — замешкался доктор, откладывая в сторону рецепт.

— Воронов. Лучше не нагнетайте! Что с моей женой?

— Кем?

— Рафаэль, я не дала согласия! — понадеялась вставить слово, но тут же заткнули.

— Оно не потребуется, госпожа Воронова! Ты моя и с этих пор стану носить тебя на руках! — прижимает в своих объятиях, клянусь чуть не заплакала от счастья.

— Обычный вывих, купите мазь и всё пройдёт! Желаю скорейшего выздоравливания! — вернулся к своим делам мужчина, а мы поспешили на выход. И лишь на на улице под вальс снежинок, которые так нежно опускались на  волосы, проронила, едва шёпотом.

— Я стану твоей женой. Произнести ещё раз!

— Лиза Воронова! Моя девочка. Люблю тебя больше всех на свете! Сегодня же искупаю в ванной шампанского! — пристегнул ремень безопасности, а потом занял место водителя. А ведь сказки существуют…