Нил

Расквашу ему морду, и не посмотрю на нашу крепкую дружбу, которая длиться на протяжении нескольких лет. Когда речь заходит о выскочке, я превращаюсь в ожесточённого беса. 

— Нил, что за бардак? Почему ругаешься с лучшим другом? — восстала Зелия будто неоткуда, требуя к себе особого внимания. Порой её образы приравнивались к иконе моды, но такого шквала эмоций не вызывала. А эта безделушка одним появлением заставила снова разозлиться. Я бы с удовольствием заперся с ней в спальне и наказал по всем правилам, чтобы не стреляла зелёными глазами. 

— Детка, не принимай близко к сердцу! У нас вышел спор из-за гостьи, которое остановилась в нашем особняке,-увел девушку в сторону, намеренно отвести подозрения.

— Думаю один танец стерпишь. Трудно устоять перед такой красоткой, — оправдания Свена со стороны были жалкими. Ведь знает прекрасно, что перед Зелией не устраиваю кровавых зрелищ. Поэтому нагло воспользовался ситуацией, ещё друг называется. Пока моя девушка обсуждала с подругой предстоящий выезд на природу, я с тревогой наблюдал за ними. Где научилась так профессионально двигаться? Глаз не оторвать от столь ритмичных движений. Никак не привыкну к убожеству, забравшему покой. Да не прижимайтесь друг к другу слишком близко, проститутка устрою ей дома по полной программе.

Нет, до чего додумалась, проще было заявиться голой. Уверен каждый пижон мысленно оттрахал её глазами. Это всё проделки Джули, скоро превратит во вторую копию себя.

— Нил, что-то не припомню у тебя такой обворожительной сестрёнки? Откуда она взялась? — полюбопытствовал один олух из нашей свиты.

— Глаза протри, ни черта в этой Квазимоде нет красивого! — осушил бутылку пива с горла.

— Может мордочка стрёмная, но фигура отпад! А Свен не дурак, клинья быстро подбил.

— Конечно, она же моя личная шлюха, вот и я по-дружески ему одолжил! Зачетно трахается! И главное не возражает. Просишь отсосать, никого отказа.

— Где купил? Я хочу её, есть прейскурант? — выпытывал у меня информацию, с нескрываемым животным интересом.

— Деньги копи, тогда поговорим. Учти, она безотказная, секс принимает за игру!

— Отпад. Тащусь от раскрепощенных тёлочек, всё-таки проститутки толк знают. Они те ещё коварные наездницы, и не заливают в уши про любовь до гроба. Прикинь, два месяца окучивал тихоню из посёлка, а когда дело дошло до жёсткого траха ни в какую. Нет, вот чего бабы упертые такие? Можно подумать оргазм не испытывают во время близости, — жаловался на особей женского пола, а я его чуть-чуть взбодрил.

— Дуняша, та ещё умница. Заглатывает член полностью, пасть рабочая и постоянно просит ещё! — от одних разговоров возбудился, и тут как не вовремя подошла Зелия.

— Любимый, когда уже потанцуем? Или будешь пялиться на таинственную незнакомку? Твои родители всех оборванок зовут в дом? Вот кто делал ей укладку? Ни ума ни фантазии, а глаза, если линзы, то пойму, в остальном отсутствие вкуса, — бросила колкий комментарий в её адрес, она для всех кость в горле.

— Им же нравится играть в благотворительность. Идём, киса, я и правда обделил тебя вниманием, — только прижался к любимой девушке, увидел занятное зрелище. Свен совсем обнаглел. Жадно поцеловал Дуню у всех на глазах.

— Ты совсем сдурела, матрёшка! — подлетел к ней и оттащил от него. — Нет, скажи разрешал целоваться с другими? Ты принадлежишь мне! И я решаю с кем тебе играть. Поняла?

— Я ничего не почувствовала… — отбивалась, когда насильно затащил её в туалет.

— Запомни, если ещё раз без спросу с кем-то потанцуешь, задушу! Ты моя. Барби! — придумал  новое прозвище, которое совсем не шло к лицу. Надо наказать дрянь, за то что без спроса флиртовала с другими…

Задираю платье, тонув в её взгляде, который словно заплыл кайфом. Прежде не испытывал такого шквала эмоций.

— Давай поиграем в поцелуй! Пожалуйста, так нравится эта игра с тобой.

— Хочется пососаться? С радостью, безделушка! — с трудом подавлял возбуждение, черт возьми она лучше любой шалавы. Её наивность порой наводит на слишком порочные мысли, пользоваться в любое время суток и не думать о последствиях. Обрушиваюсь на губы, полностью теряя контроль. Ещё секунда возьму прямо на умывальнике,  никогда ещё не желал так девицу, она кукла надо чаще повторять.
Мои руки беспощадно блуждали по телу пластмассой дряни, неважно что она сделана из другого материала, всё равно ненужный хлам. Игрушка, которую можно бить, ломать и самое интересное беспощадно трахать.

— Нил, мне сказали ты в уборной? Поедем в клуб? Дорогой, — тревожный голос Зелии напугал, но я не особо быстро отлип от дряни. Ведь она охотно отвечала на ласки мурлыкая, словно кошка. На миг заметил странный датчик на руке.

— Что за цифры? — потребовал от неё ответа, если разведет нудную беседу, получит по губам.

— Процент зарядки, надо срочно подключить к электросети. Знаешь твоё имя прекрасно, оно мне очень нравится. А игры в поцелуи ещё больше… — вымолвила, так будто требует добавки, сложно отвязаться от той, которая буквально сама напрашивается.

— Скоро познакомишься с другим развлечением, облизывать леденец.

— Ты про конфеты? Слышала какие они приятные на вкус! — доводила до изнеможения глупыми разговорами, знала бы о чём идёт речь, убогое создание.

— Да, та конфетка сладкая — пресладкая, Дуняша! Спокойной ночи, — специально запер дверь, чтобы она не смогла больше танцевать с теми озабоченными козлами, а друг пусть слюни подберёт.

— Сколько ещё ждать? Да что с тобой происходит весь вечер? — требует объяснений Зелии, а мне нужно побыстрее подавить чёртов стояк, всему виной та наивная дура, которая с трепетом отвечает на ласки. Ни разу не отказалась, доступная мурзилка.

***

Воскресным утром после часовой пробежки в лесу, зашёл на кухню, где наткнулся на двух идиоток, занимающихся стряпней.

—  Блины очень вкусные. А если отведать со сгущённым молоком, сплошное объедение! — объясняла ей Джули, а это убожество странно взглянуло на упаковку, словно видит подобный продукт впервые. Клянусь, сейчас надорву живот от смеха живой манекен пытается научиться готовить. Но когда рассеянная тупица испачкала лицо в белой сладкой жидкости, с трудом усидел на стуле. Губы все липкие, они напоминают… Мать твою недолго и кончить, не надо так пялится.

— Тебе нужно сходить в ванную! Вся чумазая! — верно заметила сестра, пора вмешаться в разговор и развлечься с примитивным существом.

— Я отведу. Идём, Дуняша! — повёл за собой невинную дуреху, а когда запер за собой дверь, снова услышал очередной бред.

— Нил, в мире существуют столько  блюд. Вот бы их все попробовать. А зачем мы здесь? — её наивность возбуждает, она не понимает к чему подталкивает.

— Помнишь рассказывал про игру сладкая конфетка? Хочешь позабавиться?

— Да. Она интересная?

— Безумно, Дуняша. Смотри, всё очень просто я достаю член и ты его послушно берёшь в рот! — жестоко ей пользуясь, впрочем не испытываю угрызения совести. Она же кукла и создана именно для развлечений. Пусть называют меня сволочью, или гнидой. Но любой бы парень воспользовался дурехой, на то человеку и даны мозги, чтобы правильно мыслить.

— А зачем женщины облизывают мужской орган? Он же совсем не похож на конфету.

— Чтобы доставить наслаждение. Дуня, поднеси его к губам! — сгорал от нетерпения, полностью её подчинить. И сработало, стоило коснуться языком головки, и послушно ласкать, ощутил долгожданный кайф. — Молодец! Да-а-а!

— Почему ты издаешь стон? — снова взмахнула шёлковыми ресницами, отвлекаясь от грязного и порочного дела.

— Это чертовски приятно. Продолжай! — заставил полностью ублажить и когда губы скользили по члену, ощущал что вот — вот подойду к заветному пику, лучшее времяпровождение с куклой. Она не жаловалась, а просто покорно исполняла волю, вот за это дряни надо поставить жирный плюс. До последнего сдерживаюсь, но удовольствие было запредельным, и я кончил ей в рот, восстанавливая дыхание.

— Нил, она похожа на сгущённое молоко!

— Мать твою, до чего же наивная,-высказал с отвращением, на самом деле мой орган снова затвердел. Очевидно трёп замарашки безумно заводил, с ней дозволено делать всё что угодно. И самое главное не уламывать целый день.

 — Давай снова поиграем?

— Понравилось его облизывать? Запомни ублажать можно лишь меня. Если другие парни, хоть раз такое предложат должна прежде всего спросить разрешение у своего хозяина. С этого момента принадлежишь полностью мне! Ты моя собственность, Барби! — включил воду, чтобы она поскорее умылась, хотя зачем терять время если проще снова повторить тот незабываемый минет. Она всё схватывает на лету.

— Меня зовут Дуня.

— Не возражай! А теперь уматывай к сестре, она ведь сейчас разноется на весь дом в поисках любимой игрушки,-выгнал её специально, чтобы снова не поддаться соблазну.

Завтрак не предвещал ничего хорошего. Ведь за столом начались такие обсуждения от которых волосы вставали дыбом.

— Тётя Беатрис, а что если Дуня будет учиться со мной в университете? Там быстро вольется в общество и заведёт много друзей.

— Неплохая мысль, им как раз с Софи удобно добираться до города. И Нил вечно бастует что отнимаем его драгоценное время, — матери пришлась данная затея по вкусу. Замечательно день начался, а уже обещает быть дерьмовым.

— Вы сдурели? Зачем ей учиться и знакомиться с остальными? Джули, если у тебя настолько примитивное мышление не надо действовать на нервы другим.

-Нил, вообще-то твоё мнение никто собственно не спрашивал. Прежде надо узнать у самой Дуни. Что скажешь, дорогая, про нелегкую студенческую жизнь? — разговаривала с ней, боясь задеть чувства. Бедная, а то вдруг сядет батарея. Пусть попробует согласиться, в порошок сотру. Если она будет маячить перед остальными день ото дня наверняка найдётся урод который начнёт за ней ухаживать. И в итоге я сломаю ему челюсть, потом нос, ну и не составит труда похоронить.

— Учиться это здорово. Пусть я лишена удовольствия чувствовать, зато пополню копилку знаниями! — ознакомила всех со своим решением, клянусь она пожалеет.

— Только через мой труп она пойдёт в университет!

— Не слушайте его! Он просто злиться, что наша Дунечка станет популярной и затмит красотой его уродину Зелию, — вмешалась младшая сестра, которая заняла место напротив нашей кукляшки.

— Кто разрешил вставить слово, опарыш? На боишься, что с крышу сброшу.

— Нил, сколько раз повторять не устраивать балаган за столом. Никто не обязан поддерживать твоё мнение… — осмелилась возразить мать, которая одобрила целиком данную затею. Сумасшедший дом, их всех отправить бы в психушку, чтобы избавиться от подобного бреда.

— Приятного аппетита, деградирающее семейство! Когда на нас начнут показать пальцем и крутить возле виска, не беситесь, ладно? — швырнул салфетку на стол, нет желания разделять с ними трапезу, пусть обсуждают между собой подобную чушь.

Не намерен соглашаться на подобный бред, после обеда подкараулил Дуню и затащил к себе в спальню.

— Ты не пойдёшь учиться! Поняла? — прижал к зеркалу и только сейчас понял, что она вышла из душа в одном полотенце, которое с трудом прикрывало грудь.

— Почему?

— Потому что я запретил! И даже не вздумай биться током! — таю в зелёных глазах, в которых горит задорный огонёк. Секунда две и полотенце случайно сползает вниз, она стоит передо мной голая, навивая на очень плохие мысли. Но тут внезапно дверь отворилась, и вошла моя невеста.

— Нил, что здесь происходит?