ГЛАВА 30 часть вторая

Себастьян

Впервые меня застали врасплох. До чего же ангельское создание.

— Не боишься, что я слопаю волчонка? Закину в кипящую кастрюлю и сварю аппетитный суп.

— А ты плохой?

— Да, очень. Я причиняю боль людям. Они плачут, а потом умирают.

— А зачем? Ведь в сказках не так.

— Жизнь, это не сказка, невинное дитя. Лучше скажи, как тебя зовут?

— Аня, — после произнесенного имени, чуть не поперхнулся.

— Ну что ж Анечка! Выбирай в каком соусе тебя приготовить?

— Не ешь меня, пожалуйста.

— А кто меня остановит? Я чёрный ангел, злой монстр!

— Хочешь, я тебя вылечу от гнева! Смотри, для начала делаем из ладошек сердечко, и вот здесь в груди просыпается тепло, — щебечет малышка, а я едва сдерживаю слезы радости.

— Ты лучше скажи, как здесь очутилась?

— Это секрет, и если мама про него узнает, накажет. Она такая строгая. Но я её очень люблю, — поправила шелковую ленточку на своей косичке. Готов разговаривать с ней часами.

— И как зовут твою маму?

— Не скажу, пока не станешь добрым.

— Маленький волчонок, а не слишком ли много на себя берёшь?

— В самый раз!

— Ну тогда идём на кухню, буду тебя мариновать. Приготовлю вкусное мясо и наемся до отвала!

— А я возьму и укушу тебя, Себасик!- показала язык и важной походкой направилась на кухню.

— Мелкая, выметайся отсюда.

—  Суп говоришь, сейчас всё приготовим. Пока мамочка была в отъезде, а няня спала, многому научилась, — достаёт кастрюлю из шкафа, а потом ещё кучу приправ.
Я в шоке от увиденного, только не говорите, что этот чертенок с косичками умеет готовить.

— Для начала сварим бульон. Себасик, какое мясо есть?

— Человечина пойдёт? — пытаюсь её сбить с толку, но не выходит, она без спроса открыла холодильник и стала себе что-то шептать под нос.

— Ого, курочка! Порежь филе на тонкие кусочки. Пожалуйста! — надела поварской колпак  и фартук.

— Волчонок, а сколько тебе лет?

— Пять! — обескуражила своим ответом, таких детей только поискать. Не знаю и зачем только ввязался в эту игру, но решил ей помочь. И через полчаса на кухне царил обалденный аромат.

— Чудовище с косичками, кто тебя научил кулинарить?-не перестаю ей восхищаться.

— Вот этот дядя! Он записал видео и выбросил его в интернет. Сказал, что  сварить суп сможет даже ребёнок! — достала телефон и зашла на мой канал, где я вещал зрителям в одеянии чёрного ангела. И главное напился вдрыбаган, и по глупости включил камеру.

— Ты их все пересмотрела?

— Конечно, Себасик! Чем же ещё заняться, когда мамочки нет! Как-то раз вечером няня пригласила к себе вонючего, — решила со мной посекретничать девочка, а я убавил огонь на плите.

— Вонючего?

— Байкера с большой бутылкой пива, и забыла приготовить ужин. Они целых два часа не выходили из комнаты. А мне хотелось кушать.

— Вот же шалава. А ещё таким тварям деньги платят. Хотя, чему удивляюсь это же современный мир! — выругался при девочке. — И юная кулинарша решила сварганить вкусняшку.

— Совершенно верно. А ты сам попробуй. Пальчики оближешь. Только сыра добавим! — поражала своими словами, она была до безумия влюблена в кулинарию.
Позабыл про всю ярость, она словно отвлекла внимание. А когда зачерпнул половником содержимое, и поднёс к губам, обомлел.

— Ммм….Волчушка, так у тебя талант! А ну колись, что ещё умеешь готовить?

— Безе! Вот видео, где чёрный ангел готовил с девочкой, по-моему её звали Васькой. Она всё время хохотала и называла его папочкой. Так хотела с ней подружиться, — напомнила об одной незаживающей ране, и я пустил слезу. До сих пор перед глазами их обгоревшие тела с Вовой. Именно я до последнего хотел их спасти.

— Да. Звенела, как колокольчик.

— А почему ты плачешь? Себасик! — нежно коснулась моей щеки, эта девочка всего добьётся.

— Соринка в глаз попала.

— Обманываешь! Давай накормим всех бездомных детей! Что скажешь? Представляешь, как они обрадуются.

— Спешу расстроить одну сероглазую козявку, я добро не совершаю. Потому что и есть чёрный ангел! — раскрыл перед ней всей карты.

— Ух ты! Правда! Как повезло!

— Ха-ха, наоборот попала в капкан! Спасайся волчонок! Сейчас запеку в печке! — погнался за ней в гостиную, где она вымолвила.

— А почему здесь всё розовое? А не чёрное! А-а-а! Спасите! — залезла под кровать и не собирается оттуда вылезать.

— А я кого-то вижу, очень аппетитную девочку с грязными носками. Где ползал чумазик? Попалась! — схватил её за ногу и она завизжала.

— Не ешь! Пожалуйста, папа, — следующие слова стали шоком.

— Что ты сказала?

— Я знаю, что чёрный ангел мой папа! И пусть я очень его боюсь, но люблю. Смотрела все записи и хотела быть, как он! — нежно поцеловала в нос, да я еле устоял на ногах. В этом ребенке столько света и добра, неужели судьба решила преподнести мне подарок и вознаградить этим чудом. Уснула у меня на коленях и всё время посапывала. Впервые ощущал заветное спокойствие, но нашу идиллию нарушили.

— Господин, там кукла проснулась.

— Свяжите её и покормите! Если узнаю, что покинула спальню, морду порежу. Исполнять! — вымолвил с неконтролируемой жестокостью. Будет мучится у меня до конца дней, чёртова предательница. А пока разберусь с девочкой, к которой слишком привязался.

От греха подальше, чтобы не травмировать детскую психику переехали в другой особняк. Где проводили с ней время целыми днями, а по ночам возвращался к швали с белокурыми волосами и заставлял сосать по три, четыре раза за ночь. Не собирался её трахать слишком много чести. Больше никогда не подпущу к себе жалкую потаскуху. Больше всего меня волновала девочка, которая по всем документам оказалась моим ребёнком. Но как бы не спрашивал, кто мама так и не осмелилась ответить. Она словно намерено скрывала правду, хитрый волчонок с тонкими косичками.

— Ничего себе поворот!

— Егор, говори потише. Не хватало, чтобы мелкая грела уши. Она ещё та проныра! — сделал замечание другу, мы как раз занимались Новогодними подарками. Аня попросила обеспечить всех детдомовских детей новейшими игрушками. Вот скажите, зачем на всё это подписался? Правильно не могу ей возразить.

— Получается кто-то отправил посылку с малявкой, а коварный Себастьян так и не выяснил!

— Она, знает, но молчит. Обещала рассказать правду на Новый год! Сам не понимаю, кто её мать. Я ведь совсем ни с кем не спал.

— А если Ольховская? Чтоб прям ни разу?

— Егор, забыл каким овощем был? Мне врачи ставили неизлечимый диагноз. Говорили, заказывайте коляску с моторчиком. Всё, хватит лясы точить, за работу, а то не успеем! Нам столько кукол и машинок нужно упаковать! — напомнил о важном деле.

— Погоди, а что насчёт Саши? Ты наказал её в позе раком?

— Обойдётся, у нас больше не будет секса. Она лишь шлюха, которая моя личная дырка для члена. А секс это удовольствие для обоих. Захочет кончить помастурбирует. Правда, неудобно, ручки то в кандалах! — даже не хочу о ней вспоминать,слишком сильно обидела.

— Жестоко, ты Себ! Она ведь тоже страдала.

— Заглохни. Не она, а дети приносили мне пожрать и выводили в туалет! Вовка пару раз поскользнулся в туалете. Ты представляешь, насколько беспомощным я был. Ни одного звонка, даже сообщения. Сложно было написать? Конечно, ведь ей чихать на мои чувства, на мою любовь. Посидит в темнице подумает! — срывал голосовые связки и ребёнок это заметил. Перестал смотреть мультики и вклинился в нашу беседу.

— А почему Себасик злиться? — хлопает своими ресницами, до конца так и не привыкла называть меня папой.

— Волчонок, тебе показалось. Ну что готова совершать добро? Взгляни-ка в окно.

— Ух ты! Грузовик игрушек!

— Всё для моей юной кулинарши. Ну что вперёд, — надеваю ей на плечи белое пальто, также даю шапочку, и мы выбегаем на улицу. Кругом снежок, красотища то какая, и тут Дед Мороз вместе со снегурочкой залезают в салон!
Включаю любимую радиостанцию, волчонок со мной рядом, и мы рванули по газам. Раздаётся милая песня, которую мы вместе напеваем.

Снежинки на ладонях тают,
Но моя любовь никогда не растает.
Она обогреет своим теплом
И ляжет на землю серебром.

Забудь печаль и улыбнись
Добро творить научись,
А всё зло испугается
И больше его не останется.

Простите тех, кого вы любите
Причиняя им боль, вы их губите,
А жизнь даётся лишь раз
Не упустите свой шанс.

— Не упустите свой шанс. Себасик давай, вместе! — поёт со мной дочурка, а мы уже подъехали к первому детдому и взяли огромный мешок с игрушками.

— Так так, ребятишки! Кто себя хорошо вёл  целый год?

— Ура Дед Мороз! — окружили нас с дочерью.

— Ну тогда налетайте на подарки. С Новым годом! С Новым счастьем! Слушайтесь воспитателей! — уделил каждой крохе внимание, и почувствовал заветное облегчение. А творить добро так приятно, а когда делаешь это от чистого сердца, словно вырастают крылья.
Мы объездили с Анечкой все интернаты и каждому подарили частичку теплоты. До Нового года оставалось три часа, как я вспомнил про других двух ангелочков. Ждут папу не дождутся. Заглушил мотор и взял в руки два подарка и мы с дочкой устремили шаг на кладбище. Думал испугается, но она оказалась сильной, волевой девочкой и даже не всплакнула. Склоняюсь над припорошенной снегом могилой и плачу навзрыд:

— С Новым годом! Змеюка и Змееныш! Папа вас не забыл! Он вечно будет вас помнить. Мои любимые! — вытираю слезы и чувствую на плечах крохотные ручки.

— Себасик, не плачь, я тебя никогда не брошу!

— Никогда? — встречаюсь с её серыми глазками.

— Никогда! Никогда! — улыбается эта сероглазка. Она будто спустилась с небес. Мы ещё долго оставались здесь и смотрели на вальс пушистых снежинок, впервые не надо было куда-то торопиться, впервые в душе полное умиротворение. У самых ворот, малышка нарушила тишину:

— А теперь пора познакомиться с мамой!

— Точно мелкая паразитка! Сгораю от любопытства! — беру её на руки и мы возвращаемся к фургону.

— Езжай по этому адресу!

— Зачем мне возвращаться в старый дом? Ань, ты же сама всё там раскритиковала. Говоришь, противный розовый цвет. Давай отметим Новый год в нашем особняке?

— Папочка, Себасик! Не порть сюрприз! — скомандовал чертенок с косичками. Не стал возражать и мы двинулись в путь. Долго ехать не пришлось. Забегаем в прихожую и я оттряхиваю ботинки от снега, а дальше на лестнице вижу Сашу в пышном белом платье. Кто её выпустил из клетки?

— Мамочка! С Новым годом! Ты ждала нас с папой? — теряю дар речи, после её слов…