ГЛАВА 30 (часть вторая)

Марсель

Разглядываю её словно нимфу, невозможно быть настолько красивой, чтобы заставлять сердце биться словно от разрядов электрического тока. Обомлел, не нашел, что сказать, хотя виноват, жутко виноват, и если не простит это будет только её право.Обернулся в полотенце, придется в очередной раз её немного напугать. Ведь сейчас сделаю то, чего раньше в жизни не совершал. Даже Патриция, на тот момент, когда не была такой предательницей, не смогла настолько меня переделать, а этому котёнку удалось.Встаю на колени, она даже раскрыла рот, представляю как нелепо выгляжу со стороны, но это моя женщина, моя любимая женщина. А дальше целую ей ноги, от чего она вскрикнула.

— Марсель, о боже что ты делаешь?

— Криспи, прости любимая! Я не достоин вас! Как мог усомниться в тебе! Насиловал, бил унижал, а ты сохранила нашу девочку! Я мразь! Я мразь!

— Перестань, мы итак будем любить тебя. Как ты узнал? Встань, пожалуйста! 

— Тише…Уже не имеет значения! Я теперь никуда вас не отпущу! Всю беременность на руках буду носить! Если бы ты только знала, что значит для меня этот ребенок! Он осветит мою тьму, это долгожданная свобода из моей собственной клетки! — любовался её счастливыми глазами, в очередной раз испугавшись, что это сон и кто-то возьмет меня и разбудит.

— Снова ложь…

— О чем ты?

— Это ведь никогда не закончится, ты навечно раб в этой системе, игрушка своего отца Стена! Я больше всего боюсь за судьбу Лили, и ты не прав, я сбежала больше не от тебя, а от этих монстров! Что увидит наша дочь? Марсель, побойся бога, ты сам не раз говорил, о своей тяжелой судьбе! Не хочешь же ты воспитывать её как пленную в корпорации? — задала верный вопрос, но она ошибается, что я стану сидеть сложа руки.

— Я брошу всё ради вас…Нужно совершить переговоры.

— Переговоры? 

— Да собрать комитет и предложить головному начальству трэзо,— уселся в кресло, не хотел заводить эту тему разговора, но конечно же она настояла.

— Что означает трэзо?

— Клад, чтобы откупиться! И я знаю, что предложить.

— И тогда нам не будет угрожать опасность? — волновалась о наших отношениях, но я чувствовал,что одержу успех.

— Запомни Криспи, вы в безопасности, пока я рядом, никто в этом мире не будет так боготворить тебя! Ты хотела шоколада? Сейчас закажем, только прошу меньше волнения, потому что если с вами что-то случиться, я не переживу! — усадил к себе на колени, и мы вместе любовались снегопадом и напевали песенку нашей малышке, такие минуты не забудутся никогда.

***
Мы провели волшебные каникулы в России у моей учительницы по актёрскому мастерству, никогда еще прежде не ощущал такого облегчения. Когда-то на Новый год я задал желание влюбиться без памяти, и небеса услышали меня и послали Криспи, а очень скоро появится Лили. Но сегодня пора положить всему конец, хватит. На мне серый костюм в полоску, обязательный дресс-код для переговоров, уже отвык от всех этих правил. За круглым столом уже заждались Стен и Вафир,  догадываюсь, с чего начнут нашу беседу.

— Обойдемся без этого дурацкого приветствия! Скажу сразу, я решил покинуть систему!

— То есть как? Собрался на Мортэ? — были ошарашены настолько, причём оба, конечно такая сумасшедшая новость, но настал момент бороться за свою жизнь.И бог дал мне шанс, прожить её с любимой женщиной  Криспи.

— Да нет, просто соберу чемодан и помашу вам ручкой.

— Всем дьяволам известно, что путь из корпорации только на тот свет! Стен, поведай своему сыну!

— Марсель, зачем так рубить с плеча?

— Закнись, твой лепет слушать хочется меньше всего.- даже не повернул голову в его сторону, несмотря на родство, для меня останется отцом только Арно.

— Хорошо, ты подготовился. Предъяви трэзо!

— Я знал Вафир, что ты задашь этот вопрос! Поэтому приготовил очень вкусный откуп! Прошу! — протягиваю папку, и как только он её раскрыл, пришёл в шок.

— Карлос?

— Узнал сына? Он в плену! Но выбраться оттуда не сможет, потому что правильно, она принадлежит Роберту! Он же держит мужские тюрьмы.

— Как ты его нашел? — у него затряслись руки, ещё бы все наслышаны насколько сильно он любил своего младшего сына, который вечно попадал во всякие передряги.

— Это в трэзо не входит!

— Марсель, прошу он мой сын, я его год искал! — прослезился, неужели переговоры сложатся удачным способом. Стен от злости закурил сигару, понимает, что совсем здесь ни к чему.

— За девушку в баре заступился, личную проститутку Роберта, и ударил его в баре! Но тот его завербовал по всем правилам! И теперь он оттуда не выберется, потому что его душа продана по этому кодексу! — указал пальцем на стену с огромным плакатом.

— Боже же Карлос!!! Нет сынок! — встал со стула, неужели у Вафира осталась человечность.-  Почему это считается откупом? Его что можно освободить?

— Да и смогу это сделать только я! Роберт должен мне, я его от бомбы спас, подложенной в автомобиле! И теперь одно желание за ним! И стоит только попросить его об услуге, он подстроит смерть Карлоса, но на самом деле отпустит. Ну, что прокатит трэзо?

— Что ты хочешь? — готов был ползать на коленях.

— Вафир, веди себя подобающим образом!- сделал ему замечание Стен, что не нравится когда играют не по их правилам?

— Не лезь, Стен. Речь идёт о моём ребенке.Что ты хочешь взамен Марсель?

— По- прежнему, свободу! Всего семь букв, и безопасность моей жене и ребенку!

И тут он срывается с места и достает бумагу с шестью кровавыми печатями, что-то строчит, ах точно, акт об увольнении по состоянию смертельной болезни! Только так дьявола отправляли в отставку!

— Вот, теперь ты свободен! И ни одна собака не подкопается! Но деньги увы, по правилам всего миллион долларов!- испуганно протянул бумагу, и вот представьте из-за этого документа столько шума.

— Считай, что он уже дома! — достал из кармана мобильный и набрал  номер, по которому нужно было связываться только в особых случаях.

— Роберт, должок. Мне нужен Карлос, да тот самый, таково мое желание! Дьябло! — назвал пароль, после которого выполнили мой приказ.Сбросил вызов, теперь на душе стало реально легко, будто камень свалился.

— Спасибо.- прослезился Вафир, а я кинул напоследок.- Запомни самое дорогое в этой жизни дети! А ты его уже теряешь! Его душа уже так далеко от этого злого мира, что он в один прекрасный момент возьмет и сбежит, и тогда ты сам подожжешь себя в собственном аду! Счастливо, надеюсь больше не встретимся.

— Марсель, а как же я! Ты бросишь своего отца? — раздался голос, который из года в год диктовал свои условия, ну что есть и для него пару словечек.

— Запомни, мой отец умер! И сейчас он на небесах с той женщиной, которую любит! Желаю тебе не подохнуть от собственного яда, Стен.

Семь месяцев спустя.

Шон

— Вызывал?

— Долго ты ещё будешь пить! Папаня твой банкрот! 

— Чего?- мгновенно протрезвел, только этого не хватало.

— А вот так! Дом заложен, меня Вафир собака подзаборная подставил! Все деньги пустил на благотворительность, а сам укатил со своим сыном путешествовать по странам! — произносит Стен, растерянным голосом.

— Намекаешь, что корпорация развалилась?- открыл холодильник и достал оттуда бутылку минералки.

— Только доперло? И есть только один шанс заработать! В корпорации В Турции за ребенка Марселя дадут пятьдесят миллионов, рублей! Но это хоть какие-то деньги!

— Я не понял? Он вообще-то уже давно не пределах! Пап, да оставь ты их в покое.

— Нет, ну куда подевалась твоя гордость сын? Они с Марселем дочку собираются растить, а ты как падаль слезы по ней лить.

— Закрой рот! Пусть будут счастливы! Я не стану рушить их брак, и не проси.

— Слабак! Наркоман! 

— Нет, это просто средство, чтобы забыть её, потому что люблю! Тебе не понять! Ты никогда никого не любил, — наорал на него, от чего вызвал сильнейшую ярость.

— Ну так верни её себе, а Марселя прикончи! Давай , докажи, что ты достоин моей фамилии! Верни свою любимую женщину! И запомни, если этого ребенка не будет, Анжелина станет  твоей, только твоей! — будто загипнотизировал, словно призвал бороться за свою дозу, моя сладкая карамелька я помешался на ней.

Навел все справки, она лежала вот уже второй месяц на сохранении, ярость настолько ослепила меня, что я всеми способами захотел избавиться от её отродья. Вызвал полицию к дому Марселя, чтобы они там задержали его и он не успел на роды.А сам направился в центральную больницу, где у меня было назначено собеседование.

***

— Как ваше имя? 


— Шон Ривэро, врач -акушер с трехлетнем стажем. Там в анкете всё указано. Поэтому приму роды без труда! — ухмыляюсь, главное только бы поверил всем этим рекомендациям со старых мест работы.

— Вы понимаете о чьем ребёнке идет речь? Нам наверное, придется делать кесарево, слишком тяжелая беременность. Вроде плод развивался хорошо, но на последних сроках, образовались некоторые сложности. И если с малышкой что-то случится, Марсель весь мир взорвет, а мне проблемы не нужны! — волнуется этот зануда врач, нужно пригласить в кабинет Патрицию, как раз уговорит этого напористого гада.

— Можно? Доктор, мне так плохо, прошу вас болит вот здесь, — задирает юбку, и демонстрирует свою роскошную ножку , от чего этот старый придурок, чуть не кончает. Еще бы такая красотка, а мы пока добавим в его стакан яд, пусть сдохнет прям на рабочем месте, вот такая тяжелая судьба.

— Где у вас болит?

— Я же говорю нога, а еще чувствую нестерпимую боль в области груди. Вы не посмотрите?- сняла блузку, и показала ему свой бюстгальтер, который скрывал её аппетитную грудь.

— Так вы согласны на мою кандидатуру?Кх! Кх! — пришлось закашлять, да какая разница, чтобы он не ответил ядовитое пойло уже в его бокале.

— Хорошо, можете приступать! Через час начнём роды! — ответил он, не отвлекаясь от Патриции, а я зашел в лаборантскую переодеться в халат, стою перед зеркалом и довольствуюсь своей победой.

— Надо было выбрать меня Анжелина, а не Марселя. Прости, но я убью твою дочку, как только она родится! А всего лишь сделаю такой безобидный укольчик! Стерва, ты ответишь за то, что меня отвергла!

И вот прошёл в операционную, стоило посмотреть на ее лицо, становилось жалко, до чего же довела её эта беременность. Врачи суетились, а вместе с ними и медсестры, а я боялся, что она умрет, моя Анжелина, которую я боготворил.Такого напряжения прежде не испытывал, и когда на свет появилась прекрасная девочка, мне дали её в руки! Такая кроха, что я прослезился. И совсем позабыл про яд! Нет, не смогу доставить этому ребенку зло.Так хочется показать его Анжелине, но она под наркозом! Главное только бы выжила. Вышел в коридор, ко мне сразу подбежала Патриция.

— Ну где яд? Вводи прям в эту пухленькую ручку! До чего же страшная! Вылитая мамаша!

— Не смей так говорить, она прекрасна! Ты держала хоть раз младенца на руках?

— Нет и не собираюсь! Кончай это отродье!

— Нет Патриция, я не могу.

— Почему урод? Долбанный наркоша!

— Потому что я полюбил эту кроху всем сердцем! Я же её дядя!

— Отдай ребенка!

— Нет, Анжелина этого не переживет! Она для неё воздух! Какой я был дурак, что отправил её на аборт! Ведь дети это ангелочки! — прослезился, и прижал  малышку к груди.

— Я так и знала, что на тебя нельзя положиться! — после её слов, на этаже появилось десять снайперов. Они все направляют оружие на нас, какие же черти.

— Положи отродье на пол и отойди! — произнесли эти твари, сомнений нет захватили больницу.

— Это ведь ребенок! Зачем вам его убивать?

— Положи отродье! — произнесли словно роботы, а я потянулся к выключателю.Теперь понятно, Патриция вызвала их всех, и они бы по- любому и без моего ведома причинили боль этой девочки. Свет погас, а я схватил ребенка и помчался вниз, началась стрельба, так хотел успеть вынести ее на улицу и отдать людям, не этим бесам. Стрельнули в спину, замедлил движение, но ребенка не уроню, снова выстрел, почти достиг двери, чувствую попали в сердце. Ещё немного, я должен! — дотянулся до ручки, но снова пуля пронзила тело, и тут дверь отворилась и в больницу врывается Марсель, с подкреплением.

— Схватите их! Господи Шон!

— Вот она, посмотри как похожа на Анжелину! Береги ее! Прости меня.

— Братишка, не умирай! — забрал ребенка из рук, а я лишь произнес последние в своей жизни слова:

— Передай Анжелине, что…Я люблю-ю её! Очень.

— Шон, нет! Не оставляй меня! — кричал Марсель, над окровавленным телом, но смерть не щадит никого.