ГЛАВА 31

Валерия

Ага разбежалась, нашего гордого кровососа никто не убедит. Настучать бы хорошенько по голове, чтобы не важничал лишний раз.

— Вы бы хоть додумались сделать нормальный монтаж! Число поменяли. Решили обдурить прошареного актёра? Подсовывайте эту липу кому-то другому. Я больше никому не верю! А теперь Фальшивка Рик, если тебе дороги ребра, немедленно открыл эту дверь. И можешь делать с этой девчонкой, что хочешь. Связался на свою шею, с гадюкой! — выплеснул Арман порцию желчи, говорю же ублюдку нужно начистить рожу, чтобы вправить последние извилины, кусок дерьма.

— Градов, она не предавала тебя! Очнись, что же ты за баран!

— Трепло, не буди во мне зверя,-  накричал на бедного Карла, который зря потратил своё время.

— Пусть катится. Счастливо оставаться, папочка.

— И тебе не хворать, рыжий таракан. Измену бы я простил, но аборт никогда, слишком ждал рождения нашего сына Доминика. Но для такой убогой стервы, это пустые слова. Хочу, чтобы ты мучилась от угрызения совести до конца своих дней! — ногой вышибает дверь и покидает гараж. Скажите, чем я только думала, когда в него влюблялась?

— Видел настоящее лицо зверюги? Скажи, Карл, ты бы поверил? Вот честно!

— Не знаю, Лер. Его тоже можно понять, наверное слишком сильные чувства. Мужчины по натуре ужасные собственники, а когда речь заходит о детях, так это вообще монстры. Боюсь, не удастся доказать свою правоту. Ведь Градов мужик умный любую запись отличит, как расплюнуть. Извини, тут наверное бессилен, — одарил своей улыбкой, до чего же он хороший парень. И сейчас уже не важно какая у него ориентация.

— Вернёшься в Лондон?

— Да, самолёт через два часа. Не сильно ударил по голове? — коснулся рукой моего лба, заботливый тут не поспоришь.

— Всё в порядке. Не переживай. Ты постарался на славу. Знаешь, о чём жалею больше всего?

— О чем, красотка? — его взгляд был наполнен любовью, он нравится мне всё больше и больше.

— Жаль, что мы не встретились раньше! Возможно, моя жизнь сложилась бы по-другому! А сейчас самый настоящий хаос, от которого не избавиться,- ощутила во рту ужасную горечь, устала сражаться за наши отношения с Градовым. Это словно стучаться в закрытую дверь.

— Лера! Вот увидишь, скоро всё устаканится. Он поймёт какую ошибку совершил. Прояви терпение! Ещё неизвестно, кто будет ходить перед тобой на задних лапках. Обещай, больше нет грустить. Хорошо? — по-человечески поддержал. И в эту самую минуту на моем телефоне раздался рингтон. Это из больницы, только бы не плохие новости.

— Слушаю! Говорите.

— Валерия Градова? — уточнил гравврач.

— Да. Случилось что-то серьёзное? Как моя мама? Доктор, умоляю не молчите!

— Девушка, спокойно. Наоборот позвонил вас обрадовать. Она вышла из комы и ей не терпится вас увидеть. Говорил же, что сильная женщина и обязательно выкарабкается, а вы не верили! — взбодрил мужчина, который был один из лучших специалистов в области медицины.

— Скажите ей, что через три часа буду на месте. Спасибо вам за поддержку! — словно на крыльях начала собираться. А Карл всё понял без слов, мы дышим с ним одним воздухом.

***

В больнице наткнулась на оживление, наверное так бывает в каждый будничный день. Меня галантно проводили в палату к матери, которая выглядела достаточно слабой.

— Боже, я так испугалась! Ну как ты? Не смей от меня отказываться, — взяла её ладонь в свои руки и стала целовать. Как же не хватало её тепла, обычно в такие критичные ситуации в жизни, вскоре забываются все обиды. Начинаешь всё с чистого листа, и нам пора разрубить узел войны.

— Рыжунечка, волновалась обо мне? Доченька, представь во сне видела вас двоих с Машей. Где она? Почему не привезла? Я до конца жизни буду себя корить, что отказалась от неё! Привезу её умоляю! — расплакалась, с трудом справляюсь с эмоциями.

— Не беспокойся! Подумай сейчас о себе. Обещаю завтра увидишь сестричку. Лучше отдыхай, и забудь про все проблемы! — подобрала подходящие слова, чтобы на неё повлиять.

— Лерочка, до чего же возмужала. Моя гордость. Тогда не успела ответить на все твои вопросы. Катю мою лучшую подругу изнасиловали, этот подонок очень опасен. Если когда либо узнает от твоём существовании, сотрёт с лица земли.

— Как его зовут? Не молчи, назови в конце концов имя ублюдка, — распирало от любопытства, тогда подумала, что Арман, но на самом деле это другой человек.

— Арсений Третьяков!

— Вы были знакомы? Расскажи, как всё случилось на самом деле! — надеялась услышать её откровения.

— Нет, Валерия. Я дала клятву покойной Екатерине. Тебе не зачем знать всех ужасов, которые она пережила. А сейчас дай немного отдохнуть, слабая я доченька, чуть не отдала богу душу, — закрыла глаза и провалилась в сон. И как после всего сидеть сложа руки? Да мне хочется выцарапать ему глаза, за то что он поступил так с бедной женщиной.

Собираюсь в дорогу, нужно забрать сестру у чудовища, но чувствую так легко не отдаст, придумает способ как унизить. Пока самолёт медленно набирал высоту, не заметила, что отправилась в царство Морфея. До чего же загадочный сон.

Дул сильный порывистый ветер, но совсем не ощущала холода. Ведь меня согревала любовь, и не важно сколько нам осталось прожить вместе : месяц, год или день. Бывают моменты, когда обоим не страшно умереть. Души влюблённых отправляются в рай, где нет боли, соперничества и вечного предательства. Я знала, я чувствовала, что нам не суждено быть вместе. Слишком много преград. Но сейчас нежась на берегу Атлантического океана ощущала заветное миротворение. То душевное спокойствие, которого давно не хватало. На небе сгущались тучи, словно ожидалась страшная гроза, странно холодные ливни, редкость для этого региона. Но тусклые серые тучи, конкретно меня пугают, они предвещают о страшной буре, о войне, которую предстоит пройти. А выживем мы после неё? Почему, скажите почему я сомневаюсь? Эти вопросы не дают мне покоя. Настойчивые капли падают на лицо, заветная прохлада. Все люди уже покинули пляж, лишь я осталась наедине с противоречивыми мыслями. Пробую подняться с песка, как случайно поранила ногу, неужели наткнулась на стекло? Нет… Видимо ошиблась. Достаю старинный медальон в форме сердца, на котором выгравирован крест. В первые с таким сталкиваюсь. Мимо меня проходит девочка, очень миленькая со стороны.

— Печалька. Твой любимый предатель…

— Что ты сказала? Откуда тебе известно?

— Видела у одной девушки в интернете точно такой, и она рассказала, что её предали и продали в рабство!-заявляет уверенно малышка, такая премудрая со стороны.

— Поменьше смотри телевизор, хорошо? Лучше беги в дом, а то промокнешь! — настояла на своей позиции, не собираюсь забивать голову всякой чушью. Не проходит и несколько минут на пляже появляется разгневанный Арман, видимо обыскался.

— Валерия, как это понимать? Начался ливень! А ну живо в дом! — заботливо взял на руки и понёс к нашему особняку, и у самого входа решил сделать презент. Достаёт коробочку из чёрного бархата и надевает то самое ожерелье с медальоном. Копия один в один.

— Арман, зачем ты его купил?-боюсь до ужаса, он же не способен причинить мне боль. Пожалуйста, я этого не вынесу.

— Чтобы тебя…

Очнулась в аэропорту Шереметьево, до конца не осознавая, где нахожусь. Бред, приснится же такое? Медальон с крестом! По этому сюжету можно смело снимать эпичное кино. Привела себя в чувства и со спокойной душой села в такси, только бы не накричал с порога.

***

Кто бы сомневался, едва оказалась в прихожей, злой индюк одарил лицемерным взглядом и вдобавок позвал прислугу.

— Вышвырните этот мусор на улицу! Почему должен лицезреть этот отход? Здесь ужасно воняет!

— Не переигрывай, Градов! Есть разговор.

— Как официально, а с чего взяла что такая известная персона станет вести с тобой переговоры? Забываешься, рыжее убожество! — швырнул на пол журнал, на котором красовалась его физиономия.

— Никуда не денешься. Это не займёт много времени. Верни мне Машу и ариведерчи.

— Слушай, а не слишком ли ты оборзела? По всем документам, я её отец и всяким прошмандовкам из Иркутска не позволю качать здесь права.

— Она моя сестра! И к тому же мне уже  девятнадцать лет. Имею полное право её воспитывать.

— Только после моей смерти. Ведь твоя мамаша отказалась от ребёнка, бросила как котёнка на улице. Чем думала? Убирайся отсюда! — вцепился в локоть, и повёл к выходу. До чего же он жестокий.

— Отдай её, зверь! Зачем она тебе? Пожалуйста, мама страдает по девочке. Она очень изменилась. Уступи! — заплакала, и он смягчился. Нежно обхватил щеки и прошептал. Боже, какой он красивый, этот взгляд будоражит меня, наверное не удастся его разлюбить.

— Рыжий котенок! Прекрати плакать. Незачем так убиваться! Не терпится вернуть малышку? Всё в твоих руках,-проводит пальцем по моим губам, пугая дальнейшими словами. — Сделай мне минет, и тогда я её отпущу. Давай, Валерия! Ты же послушная девочка.

— Зачем если любишь постоянно причиняешь мне боль? Я не делала  аборт, клянусь, — слезы скатываются по щекам, тушь размазалась, выгляжу потасканной лахудрой.

— Кто сказал, что я люблю тебя? Обойдёшься. Начинай сосать!

— Нет!

— Соси, или больше никогда её не увидишь! — за волосы потащил в кабинет, и толкнул к стене. Избавился от джинсов, и остался в одних боксерах. — Ты глухая, рыжая мразь? Взяла его в рот! Ублажай своего хозяина!

Достал свой член и принудительно затолкнул,так глубоко, что чуть не стошнило.

— Проститутка! Да! — ловил кайф ублюдок и насиловал в рот, не взирая на мои слезы. Ему было плевать, у этой сволочи нет ничего святого. Ненавижу делать всё через силу. Ускоряет движения и учащенно дышит, сейчас заполнит мою ротовую полость спермой. — Кайф!

Кончает, не сводя с меня своих коварных чёрных глаз, а потом ехидно смеётся в лицо.

— А теперь катись, помойная шлюха. Сделай подарок папочке, сдохни! — выдал с нескрываемой ненавистью.