ГЛАВА 31

Мика

Сложно представить, что всё происходит в реальности. Почему подкрадываются сомнения?

—  Как оказался здесь так быстро? — вспоминаю эпизод, когда выступала с песней перед зрителями, а он наблюдал вместе с той ядовитой змеей.

— Поехал за тобой. Довольно странный вопрос, не находишь? Я только что признался в любви, хомячище. Соизволь ответить, — с трудом сдерживается, сейчас взорвётся от гнева.

— Прекрасно знаешь, какие чувства к тебе испытываю. Набиваешь цену? Меня больше расстраивает другое! Как мог поверить в брехню. Да не отвечала на тот телефонный звонок, тем более не объединялась  с Маратом. И ни в коем случае не предавала, потому что люблю! — оправдываюсь, в надежде найти взаимопонимание, но разве знала, что на ушах так много лапши.

— Знаю, сам всё устроил. Как всегда повелась! — одаряет ухмылкой, а вот с этого места поподробнее.

— Так это был розыгрыш? Ну и свинья же ты! Считай, что мы теперь в ссоре навсегда, — разозлилась на мерзавца, который всё  время водил за нос.

— Мика, не доводи до греха. Кому сказал, сюда подошла. Или мне поговорить по-другому? — вымолвил озлобленным тоном, он способен только угрожать.

— Давай, отмудохай. Маньяк недобитый, привык всех терзать и мучить. Дурак, я ведь подумала, что потеряла брата навсегда, — едва не охрипла, от ужасного волнения.

— Меня и правда чуть не съели волки в лесу. А семья Розановых приютила, месяц был без сознания. Они чудом поставили на ноги. Потом её отец предложил стать телохранителем, приглядеть за дочерью, — сейчас от ярости точно разобьёт гитару.

— А позвонить раньше не мог? Мы же с мамой чуть с ума не сошли. И знаешь, не верю, что между тобой и Жаклин не было сексуальной связи! — бросила горсть лепестков  в лицо.

— Молчала бы вертихвостка, то крутила шашни с Арманом, то с Маратом. Интересно, а если бы я не припёрся на выпускной в маске Альфреда, с кем бы легла? — обидел своим комментарием, испортил весь сюрприз.

— Катись к чёрту! Отныне мы чужие!

— Повтори, шнобель. Да я из  твоих мужиков рагу приготовлю! Мика!

Догоняет в конце дороги и разворачивает.

— Я хотела покончить жизнь самоубийством! Лечилась у психиатра. А это был жалкий спектакль?

— Убогая рожа, избавься от ваты из ушей!Говорю, чуть не сдох. И эта семья выхаживала, как подбитого пса! В чём ложь, идиотка? — приподнял за хвост, не способен разговаривать нормальным тоном.

—  Зачем наврал про смерть?

— Не врал. Только придумал байку про Альфреда, и рабство. На самом деле отец Жаклин попросил о помощи, но в условия входило молчать и открыться перед родственниками в конце лета. А весь трюк с типом в маске, специально подготовил, чтобы отомстить вшивотени. Забыла, как обманула со слепотой! А кто по электричкам деньги собирал? В следующий раз покумекаешь мозгами, и не станешь играть на минном поле! — произносит так, словно плевать хотел на чувства.

— Повеселился от души?

— А то! Особенно, когда лишал невинности дурнушку, которая вечно плакала. Обхохочешься. Тебя нужно чпокать в поте лица. Но мы всё наверстаем, хомяк, — за бретельки приблизил к себе, бросая похотливый взгляд на губы. А дальше не скрывая животного влечения накидывается с поцелуем. Наши языки ласкают друг друга , словно падают в пропасть распутства. — Я хочу тебя, Мика!

Решаюсь прервать идиллию, как бы не хотела жаркого продолжения, но увы доверие испарилось.

— Где гарантия, что не глумишься сейчас? Вдруг снова решил посмеяться? Герман, мне нужно большее, я устала плакать в подушку, и мечтать о брате, который не способен на мужские поступки.

— Взрослой стала?

— Да,  не намерена терпеть унижения, все прозвища, и плохого обращения к себе. Твои приступы гнева слишком отталкивают, но больше всего ложь. За полгода, если настолько сильно любишь, прислал бы весточку, и мама не ночевала в баре с бутылкой вина. Мы сломались с ней, причём обе. А потом на выпускном решил добить воспоминаниями о брате, это подло. Да, пусть я не святоша, и тогда разыграла с болезнью. А если вернуться раньше? Кто бросил голой в сырой могиле? Так и не объяснил, почему? — кидаю запоздалые обвинения, пора во всем разобраться.

— Испугался, что сорвусь и отрежу одной тварине башку. Может избить рожу, чтобы не бесила? Просто согласись стать моей девушкой! Я люблю тебя, чёрт возьми! Люблю, Мика, пожалуйста, — оголяет плечи и обжигает кожу огненными поцелуями.

—  Нет…

—  Повтори, тварь! — схватил за волосы, словно их выдерет с корнями.

—  Я против, мы не станем встречаться. Потому что увы, больше тебе не верю.

— Ну и катись, дешёвка! Жалею, что спас в детстве в реке, — обиделся и покинул дорогу, сегодня собственноручно разрушила сказку.

Оказалось, даже Любу подговорил, лишь бы  устроилась в бар. Разумеется, Матвей не в банде мясников, и по осени, когда Герман снова вернётся в Москву, возглавит тот пост. Но теперь у нас совершенно разные пути. Многие скажут, что я дура, разрушила счастье и отвергла любовь всей своей жизни. Но очевидно, возмужала и взгляды на мир кардинально изменились. Упаковала вещи в чемодан, вылет ровно через три часа, сейчас Люба приедет проверять квартиру.

— Привет, чистюля! Вот бы таких жильцов постоянно. Мика, не злишься? — пристроилась рядом на диване, положив руку на плечи.

— Наоборот благодарна, получила в баре бесценный опыт. Никогда ещё так не веселилась. Приезжай в Москву, не забывай! —  прощаюсь с ней, мы друг к другу слишком привязались.

— Герман, любит тебя. Пойми, вы должны быть вместе.

—  Наша история закончилась. После всех издевательств, которые довелось вытерпеть, не могу подпустить близко. Боюсь, что сердце не выдержит. Если сейчас кинусь в омут с головой, а он потом сломает хребет, можно смело отправляться в дурку. Герман, мой персональный наркотик, который, приведёт к гибели,-вытираю слезы, которые были настолько горькими, словно прожигали насквозь.

Вызвала такси, боясь опоздать на свой рейс. А на дорогах настоящее скопление машин, и как миновать  пробку? Выбежала на первой остановке и решила пройтись пешком, не хватало застрять в аэропорту. Что собственно и произошло. С паспортным контролем справилась довольно быстро, а стоило пройти таможню возникли проблемы.

— Девушка, откройте чемодан?

— Между прочим опаздываю на самолёт! — ругаюсь с мужчиной, который повёл себя достаточно грубо.

— Соблюдайте правила приличия. Это моя работа, которую должен исполнять. И пока мы не рассмотрим все вещи, то увы, не отпущу, — ошарашил новостью настолько, что готова была выцарапать глаза. Откуда взялся странный тип?

— По-моему, там всё в порядке. Не стоит разыгрывать комедию. Побыстрее, пожалуйста, — от волнения сгрызла ногти, и своим криком привлекла остальных людей. Но настырный мистер , специально вытащил одежду и когда наткнулся на нижнее белье, стал рассматривать трусики, и главное с таким интересом.

— Соблазнительные.

—  А ну немедленно, пропустите! Пока я вам моргалы не выколола, — пригрозила озабоченному гаду, который по рации позвал охранников.

— Заприте борзоту в комнате, пусть научиться общаться в цивилизованном обществе!

— Как вы смеете? А сами с вожделением рассматривали женские вещи. Не трогайте! — вырвалась из цепких рук двух накаченных парней, которые завели в довольно серое помещение, а потом заперли здесь.  Кто собственно объяснит, что здесь происходит? Нащупала пальцами выключатель, так темно, главное не свернуть шею. И только до него дотянулась, мне закрыли рот рукой приподняли платье и стали тискать.

— Нет! На помощь! — кричала в надежде на спасение, но нахал, уже снял трусики и раздвинул пальцами половые губы, языком прошёлся по пирсингу и я застонала. — Господи! А-А-а!

Совершенно рехнулась и разрешила незнакомцу вылизывать клитор, а когда в вагину вставили два пальца и стали стремительно двигать, едва не задохнулась от кайфа.

— Хватит! Помогите! — а сама тащусь, едва подавляя стоны. Он специально ускорился, насильно прижимал к стене, чтобы не вырывалась. И когда испытала оргазм, чуть не потеряла сознание.С ужасом понимаю, что надо мной совершили насилие, от которого получила сумасшедшее удовольствие. Докатилась, насколько же распутной стала. Но в такой кромешной тьме так и не удалось распознать развратника, который совсем потерял страх. Освободил фаллос, поставил меня на колени, и вогнал  в рот. А потом кинул такую команду, как проститутке.

— Пройдись пирсингом по головке, смелее хомячище! — назвал довольно знакомым прозвищем, пробуждая в крови гнев, снова решил подло воспользоваться. Выплюнула и не стала слушаться брата, но стоило показать гонор, обмотал вокруг шее ремень и собрался задушить.

— Ненавижу! Я не Рабыня!

— Соси, или не поздоровится! — вогнал член, и с диким вожделением насиловал рот, совсем потеряли стыд. — Да, детка!

Изнывает от наслаждения, при этом возбуждая ещё сильнее. Чувствую, как низ живота наливается желанием, что за животные инстинкты. Кончает, при этом обрызгал губы спермой, нагло употребил.

— Доволен интрижкой?

— Радуйся, что не трахнул, хомяк. Учти, откажешься стать моей девушкой будешь делать минет каждый день, — открыл дверь ключом и бросил словно вещь.

Вылетели разными рейсами, от греха подальше, то, что творит братец, выходит за рамки дозволенного. Им движет только секс, а любовь, совершенно другое. Распахиваю калитку знакомых ворот, уже восседает в Ягуаре, и слушает рок, очевидно только приехал.

— Что скажешь, убогая рожа? Согласна?

— Обойдёшься, хмырь. Подрочи и стояк мгновенно улетучится! — нахамила и осталась довольной, зато Герману пришлось не по вкусу, вылетает из иномарки, прям пена со рта, и хватает за локоть.

—  Сама напросилась, — ногой открывает дверь, а дальше мы оба лишились дара речи. Ведь на наших глазах мама целуется с Анатолием, покойным отцом Германа. Увидев нас отстранились, ещё бы такой шок. А брат задал каверзный вопрос:

— Папа, ты живой ???