ГЛАВА 31

Рафаэль

Бросил всего на несколько месяцев в кого превратилась. Думала, что обманет самого гнусного отвратительного типа в лице Воронова. Да мы следили за их шайкой, как только они выдвинулись на ограбление. Эх, детишки опыта ещё мало, чтобы с дьяволом бодаться.

— Стой. Дай лучше ствол мне. Вспомню юношеские годы, пачками баб уничтожал, -обратился к телохранителю, который зарядил оружие. — Оставьте нас. Сам устрою самосуд. Предателей надо наказывать.

Молниеносно покинули здание, не осмелившись возразить. Желание хозяина для них закон, а разве могут быть возражения? Склоняюсь над мерзавкой, по которой все эти дни умирал, сходил с ума и не подпустил к себе ни одну девицу. Лишь на рассвете держал бутылку и просил прощения у фотографии. Именно ради Бьянки собрал себя по кускам, и продолжил дальнейшее существование, по другому это сложно было назвать.

— Стреляй, я не хочу жить.

— Повтори, обёртка! Что на тот свет захотелось? В зеркало давно смотрела? Пьянь подзаборная! — приставляю пистолет к виску, а сам млею от красоты, ни одна женщина с ней не сравнится. Я влюбился намертво, железно и теперь сдыхаю от этого ядовитого чувства. Но она никогда об этом не узнает, для неё Рафаэль подлец и жалкий предатель, так лучше ведь иначе она навсегда возненавидит мою сущность. Губы желают снова почувствовать тот аромат, который слаще карамели, и пытать в страшных муках. Но я дал клятву, что буду держаться.

— Убей! Чего ждёшь?

— Кому указываешь букашка? Сюда посмотрела! Думаешь, я лох конченый? За каждую копейку расплатишься. Поняла? Сигареты сдала!

— Пошёл нахрен! Ты мне никто!

— Повякай ещё мне! Вымою рот с мылом. А потом проведу воспитательную беседу, вонючая харя! — случайно соприкоснулся с ней носом.

— Облезлый козёл! Руки прочь! — дерзит, определённо нахваталась хамских манер, заразы кусок.

— Значит так Норильский заморыш, тухлый претухлый, пока не отдашь деньги, украденные своими дружками, не отпущу. Врубилась? А теперь в машину, и если увижу хоть одну цибарку, отшлепаю вот этими руками! — хватаю за шкирку и веду за собой.
Осталось превратиться в няньку и воспитывать испорченную девицу. Проделали довольно сложный путь прямо до отеля, где собственно и предстояло провести беседу, чтобы отрезвить мозги идиотины. Отворил дверь люкса и толкнул на кровать, сталкиваясь с гонором.

— Конечно, привезли насиловать! В какой позе Рафаэль Эдуардович? Быстрее, покурить хочу! — дерзит скандалистка, в данный момент не мешало бы отвесить хорошенькую оплеуху, но сдержусь. Навис сверху, приподнимая запястья высоко над головой, желая утихомирить пыл надоедливой заразы. Любуюсь глазами в которые влюблен до безумия, а потом с вызовом говорю.

— Тупорылая ослица! Кто сказал, что буду взимать плату натурой? А насчёт сигарет, ошибаешься бездарность. Бросишь как миленькая и переедешь в мой дом. Догнала, стелька вонючка?

— Мечтать не вредно, бабуин. Я отрабатывать денежки не собираюсь, в таких случаях просто застрелите меня и всё. Давайте, это просто. Заодно встречусь с папой, ведь на этом свете я никому не нужна. А вся эта тухлая оболочка меня больше не интересует! Вы добились, чего хотели сломали хребет по полам, — обливается слезами, которые выворачивают душу наизнанку. Да я дышать спокойно не смогу, зная насколько сильно она мучается.

— Значит, я ошибся в сильной Прищепкиной, которая так долго сражались с преподавателем! Жалкая слабачка!

— Пусть так. Вы же поспорили на меня, предложили всем ставки, повеселились до предела. Теперь моё соло, — отворачивает лицо, совсем сдурела поганка проклятая.

— Хорошо, самое время провести воспитательную работу! — избавляюсь от тряпья, которое пропахло противным никотином. Терпеть не могу, когда женщина курит, выводит до белого каления.

— Перестаньте, что вы делаете?

— Правильно, снова соблюдаем субординацию, ведь я старше на десять лет одну тухляшку, — стягиваю джинсы, потом всё нижнее белье, пытаюсь хоть как-то взбодрить дуру, которая пострадала по моей вине. Но, клянусь всё исправлю, и больше это милое хрупкое создание не проронит ни одной слезинки. А сейчас просто приведём в чувства, ей нужна встряска, совсем от рук отбилась. За шкирку тащу в ванную комнату и включаю в воду.

— Полегче, с вами пихаться тут не собираюсь!

— Что за речь? Где этому понабралась?-прислоняю спиной к холодной кафельной стене.

— На сходке бандитов! А что вас научить плохим словечкам? Как так? Такой умный учитель, и не знает элементарного лексикона,-старается уколоть побольнее, но вряд ли получиться. Это в принципе невозможно с таким бесчувственным типом, с толстой кожей и отсутствием морали.

— Я даю пять минут! Чтобы быстро привела себя в порядок! Как давно мылась, разит, как от старого вонючего ботинка! — уселся на пуфик, около раковины, рассматривая её голый силуэт. Портить красоту, созданную природой, самое настоящее преступление.

— Для испанских гадов с русской пропиской, повторяю. Не буду мыться, схавал препод Рафик? Поэтому распакуй свой член и подрочи на фиг! — охамела, нарывается получить по свой аппетитной заднице.

— Так мы хотим остреньких приключений, заморыш! С криками и воплями! Желание студентки закон, — достаю кожаный стек, и подхожу к ней. Замешкалась, думала поразит своими дерзкими фразами, ошибается никто не смеет качать права.

— В очко себе запихни! Не трогай! — брыкается, когда я затаскиваю грубиянку в ванну, разворачивая к себе спиной. Любуюсь совершенными изгибами тела, которые будоражат в жилах кровь. Так и не терпится покрыть кожу поцелуями, закружить в плену страстей, но она больше не моя любимая малышка, увы не достоин её. Забыл, чем занимаешься Раф?

— Послушная девочка сейчас же возьмёт гель с полки, и промоет каждый участок тела, а если ослушается, на её ягодицах не останется ни одного живого места! Выполняй, бездарная ослица! — вцепился в затылок, показывая насколько сильнее букашки с развязанным языком.

— Член помой, а то затух, онанист! — доигралась, коза сейчас рога обломаю. Перед тем как нанести удар, щипаю за аппетитные булочки, вызывая гнев у нашей непослушной цыпочки.

— Ненавижу! Прекрати домогаться! Я больше не твоя игрушка!

— Ошибаешься, Прищепкина, ты не избежишь ада пока не  исправишься. Бедный ангел в плену дьявола, который сходит по нему с ума. Мерзавка! — ударил, испытав волну непередаваемого наслаждения. Она издала стон который призывал наказать её сильнее, за все ночи лишённые ласки.

— Моральный урод! Хватит! — противостояла власти демона, который лишь истязал невинное тела, хлестал без малейшего сожаления. От каждого удара, нежная попка краснела, а мой член затвердел. Что стоит просто войти в неё и надругаться, в любимой позе. Намотал волосы на кулак и шепнул на ухо.

— Как тебе порка? Нравится протухшая стелька? Хочешь кончить?

-Чудовище! Я не ваша вещь! А-а-а! — сжималась от каждого удара, пробуждая во мне бесконтрольного демона, желавшего её каждой клеточкой своей израненной души.

—  Проси, освободить тебя! Лиза! — мечтал жестоко в неё войти и мучить в постели до самого утра, и весь этот стек не утихомирит монстра, которому нужна эта девушка до дрожи в крови. Но я должен сражаться, пока мы не зашли слишком далеко. Хлестал с диким пылом, оставляя на заднице следы, и когда она чуть не охрипла от стонов, едва не кончил вместе с ней. Нам противопоказано находиться рядом, ведь это всё приведёт к страшной беде.

Уложил спать непокорное дитя и воспользовался шансом  облазить все карманы. Кто бы сомневался сплошные сигареты, зажигалки. Она что решила зугубить свои лёгкие? Дура ведь всего восемнадцать лет, но я уже придумал какие условия выдвину, этой нахалке с языком без костей.

— Подъем! Хватит дрыхнуть, а то  хвосты не сдашь студентка! — взял в руки громкоговоритель, и разбудил пташку. Надо было видеть лицо замарашки, чуть не обосралась от страха.

— Очумели? Я так глухой останусь! Который час?

— Шесть. И у тебя Тухлицина очень мало времени. Мы опаздываем на работу!

— Чего? Обнюхался освежителя в сортире? — надевает халат, заявляя ядовитым тоном. Ладно, надо сразу взять за жабры мочалку  хитрожопую. На её глазах достаю мобильный телефон, и связываюсь с Бьянкой.

— Привет, ангелочек! Поела творожок без сахара? Ай, какая молодец! Папа, чем занимается? Он работает, но очень скоро полетит домой. Знаешь, малышка  представь банк ограбили. И теперь детишки больные раком не получат средства. Кто это сделал? Давай я тебе видео пришлю, сама поймёшь, — едва вымолвил с нотами сарказма, обёртка побледнела, и выхватила трубку. Сбросила вызов и спрятала в карман.

— Не обманываете?

— Ты про что студентка с отсутствием серого вещества? — задел специально её интеллект. Пусть помучается.

— Средства перечислялись больным детям? — вымолвила грустным тоном, едва не заплакав.

— Да. Бьянка подружилась с девочкой, у которой рак мозга, и не хватает денег на операцию, поэтому она попросила папу помочь всем детям, которые столкнулись с таким диагнозом. В итоге открыл филиалы, лишь для благого дела, — обескуражил своим признанием, да так, что открыла рот.

— С ума сойти! Вы пошли на этот шаг ради неё!

— А как ещё может себя проявить любящий отец? Он на всё пойдёт ради своего ребёнка. Хм… А теперь представь, что сделает Бьянка, когда  узнает про ограбление, совершенное Лизой? Я думаю возненавидит.

— Умоляю, не показывайте ту запись! Девочка расстроится!

— Надо же мы умеем общаться вежливо! Удивлён! Что зассала Норильский фантик? Нагадила на коврик и теперь стыдно смотреть в глаза? Вредная Лиза, которая не оправдала надежды отца, и вместо того, чтобы стать примерной студенткой, превратилась в воровку? — обожаю капать ей на нервы и наблюдать за растерянностью на лице.

— Что вы ходите, о великий Рафаэль Эдуардович? Я всё сделаю!

— Бери ручку и блокнот, список будет очень долгим,-приказал и…