Себастьян

Смотрю на эту замарашку и пытаюсь вспомнить, где доводилось её встречать. Манеры до боли знакомые.

— А сколько тебе лет, Алиса?

— Может обойдёмся без скучного трёпа?

— Ладно, сам угадаю.Девятнадцать.

— Мимо сероглазый! — отвернула свое лицо.-Двадцать шесть.

— Странно так с первого взгляда не дашь.

— Спасибо за комплимент, с учётом тех оскорблений в аэропорту, большой прогресс!

— Ну согласись, ты реально стрёмная! — сам не понимаю, почему тянусь к ней как к магниту.

— Внешняя оболочка не важна, главное душа! Но вам мужчинам это не объяснишь. Правильно любви не существует.

— Тебе откуда это известно? Небось девственница до сих пор! — глумлюсь над бедным созданием. Её итак, природа наказала убогой внешностью.

— Секс не имеет ничего общего с любовью. Останови около магазина. Маме таблеток куплю! — обиделась на мою колкую фразу.

— Да, брось, я не со зла! Чего надулась? Эй! — насильно развернул к себе и уставился в испуганные карие глаза. Внезапно пульс участился и я почувствовал странное покалывание в груди.

— Открой дверь! Почему так смотришь? — брыкается, а я не выдержал и повалил её на сиденье.- Что вытворяешь?

— Сам не понимаю, безумно хочу тебя поцеловать. Не дёргайся, или убью. Зайка! — накрыл её рот своими губами. Член затвердел, так и недолго кончить. Да, что творится? Целуюсь с Квазимодо. Она ведь совершенно не в моём вкусе, сплошное противоречие моему идеалу. Но ловлю кайф от трепетных касаний наших языков. Ведь сначала брыкалась, а потом ответила. А я начал её раздевать, мечтаю осыпать поцелуями каждый сантиметр тела. Но вдруг случился грандиозный облом. Влепила пощёчину, надо же у нас есть коготки.

— Я разрешала меня трогать? Извращенец!

— Ой, не строй из себя невинную овечку! Сама тащишься от наших ласк. Не ломайся! — с трудом борюсь с возбуждением, этот невыносимый стояк в штанах.

— Запомни, Добров, у меня есть парень. И я не собираюсь ему изменять. До встречи! — в наглую покидает автомобиль, оставляя с разбитым корытом.

— Считай, что он труп! Алиса! Советую почаще оглядываться назад! Никуда не денешься от злого волчары! — взбесился, что упустил из виду игрушку. Прав был друг из-за недостатка секса, срываюсь на серых мышек. А дальше переключусь на мужиков? Во всём виновата Саша, которая превратилась в холодного айсберга, который от себя отталкивает своей стервозной душой. Надо просто вернуться домой и взять её через силу. Правда обещал уделить время ребёнку, она уже третью неделю живёт с Мил. Как выразилась Морозова, устала от дочери и совсем не хочет её видеть. Стучусь в дверь, странное затишье. Неужели легли спать раньше времени.

— Себ, а мы тебя не ждали! Заходи, как раз лопаем сырный пирог! — встретила меня приветливо сестра.
И конечно же о себе дал знать мой любимый волчонок.

— Папусик! — повисла у меня на шее, ребёнку элементарно не хватает материнского тепла.

— Приехал прочитать сказку на ночь. Моя сероглазка! Растёшь не по дням, а по часам. Слушай, а не отправиться ли нам домой! Приготовим вместе безе, как в старые добрые времена? — легонько коснулся пальцем её носика, и девочка скорчила недовольную гримасу.

— Нет, я останусь с тётей Мил! Она добрая и не ругается! А маму больше не люблю. Пусть возвращается обратно в Америку! — захныкала и побежала наверх. Вот это новости, шокировала до ужаса.

— Твоя работа? Настраиваешь дитя против матери? Что вы черти всё нам завидуете?

— Братишка, ты бочки на меня не гони. Я тут не причём. Слепой или прикидываешься? По-моему, Саша очень сильно изменилась. Разумеется в плохую сторону. И вместо того, чтобы сесть с ней и поговорить, обвиняешь сестру.

— А кого ещё? Вы с Ольховской могли провернуть эту аферу! Подсыпать Саше препарат и вызвать у неё агрессию. Сыт по горло вашими проделками!

— Дурак, ты Себ. Арина умерла полгода назад. Утонула в море.

— Что? Как это случилось? — от расстройства уронил телефон, благо не разбился.

— Записалась на конкурс красоты и поехала в Испанию. Был жаркий летний день, она хотела немного освежиться перед началом мероприятия, и заплыла на большую глубину. Но к несчастью, ногу свело, и вернуться на берег у неё не получилось.

— Какой ужас! Почему мне не сказала?

— Говорила, но ты не слышал. Так что Ольховская поплатилась за все свои грехи. Не держи на неё зла. Разбирайся со своей личной жизнью сам. Но кого обманываешь, жизнь с Сашей не принесла счастья. Хотя честно до последнего надеялась на вашу пару. Доброй ночи! Пойду успокою малышку! — выключила телевизор, оставив меня в гордом одиночестве.

В подавленном настроении возвращаюсь в особняк, который весь пропитан холодом. Где то солнце, от которого сияла моя душа.

— Себастьян! Ну наконец-то! Так соскучилась. Где тебя носило весь день? — подбегает Саша в шелковой сорочке и покрывает поцелуями шею. Она невероятно красива, и сексуальна. Не перестану восхищаться голубыми глазами, в которые влюбился в том зимнем лесу. Позабыв про наши бесконечные ссоры, усадил её на стол и пристроился между ног.

— Скажи, что ты любишь меня! — не отрываю взгляда от её бесподобного личика. Зайка, здесь передо мной, но почему тогда ощущаю холод. Где тот адреналин, который испытывал лишь от взмаха её пушистых ресничек?

— Люблю, мой коварный монстр. Простишь за плохое поведение? Я обещаю измениться. А теперь возьми меня, как в той пещере, где я отдала свою невинность! — снимает одну бретельку, потом другую и оголяет грудь. Так и не терпится облизать соски, но чёрт почему член не встал. Наверное нужно начать с поцелуев. Подготовить почву, перед страстными оральными ласками. С животной страстью докасаюсь пухлых губ, но совсем ничего не чувствую. Пытаюсь вложить в поцелуй всю страсть, но кажется всё бесполезно. Да, какого чёрта здесь происходит? Отстранился от неё, чтобы не играть эту дешёвую комедию.

— Извини, вымотался за целый день. Пойду спать!

— Что? Плевала на твою работу чёрного ангела. Трахни меня! Добров, я на грани. Устала терпеть твои выходки. Прими лекарство и вздрючь меня, как следует! — говорит настолько шокирующие слова, противно даже слушать.

— Пойми, наконец. Я тебя не хочу! Не хочу. Ни одна виагра не поможет. Мне правда, очень жаль! — сам ненавижу себя за свой поступок. Но обманывать любимого человека, не намерен.

Чтобы разобраться в самом себе, на время съехал на квартиру. Здесь самая подходящая обстановка, чтобы пить целыми днями и расслабляться. Закупил элитного пойла и погрузился в депрессию. Но разве старый друг отстанет, всю плешь проест, пока своего не добьётся.

— Да, пойми там банда преступников обносят не первый магазин!- выкрикнул он с порога.

— Егор, пусть хоть сожгут! Отвянь, я в печали мой член больше не встаёт на любимую женщину. Понимаешь, это всё. Тьма! Конец наших отношений! — не расставался с бутылкой рома.

— Опаньки! Вот это страсти! Что прям лежит мёртвым грузом?

— Сейчас твоя башка будет валяться около двери, а туловище на балконе. Убирайся от греха подальше!

— Друг ещё называется. Там работенка на полчаса, в анал выстрелишь главному, потом попаримся в баньке с пивком! Себ, смени обстановку, глядишь и перец твой оживёт! Соглашайся! — продолжает капать на нервы. Они все ходячие мозгоправы.

— Застрелю гопников и вернусь обратно! Усёк? — допил алкоголь и выкинул бутылку в ведро.

— Само собой! Давай, собирайся, пока револьвер с глушителем возьму! — в наглую открыл мой сейф. Доверяю только ему.

— Пули прихвати. Хочу устроить кровавую мокрушку! — напялил я сверху черную футболку, и умыл пропитое лицо. — Куда лыжи навострим?

— В Подольск. Слыхал, про такой город? — напомнил о серой мышке, которую  хотел поиметь в салоне своего автомобиля.

— А как же! — воспользовался одеколоном и ухмыльнулся в отражении. Берегись, Квазимодо! Получишь за то, что отвергла. Сам не понимаю, даже немного соскучился.

Доехали так сказать с ветерком, не выключая любимую радиостанцию. Теперь покажу всякой быдле, кто здесь главный. Врываюсь в универмаг, где должно было состояться ограбление и стреляю в этих козлов, упали на пол как жалкий хлам, пусть откинуться побыстрее. Между тем научу уму разуму главную шишку их группировки.

— Если ещё раз ограбите хоть один магазин! Заставлю сожрать собственный желудок, а потом печень и почки. Я Добров, убийца и садист в одном флаконе. Понял,салага? — схватил его за волосы и ударил пару раз об стенку.

— Да, только не убивайте! Мы больше не будем! — сбежал как краса с тонущего корабля, а Егор меня похвалил.

— Красава! Вот это Себастьян в ударе. Вы не беспокойтесь! Он вас не тронет! — обратится к испуганной продавщице, у которой чуть не случился инфаркт.

— Так где обещанное бухло и баня? Надо попариться от души.

— Себ, сейчас всё устроим. Сначала в супермаркет зайдём. Только там элитное виски продаётся! — повёл друг за собой, вот только прогулок по магазинам не хватало.

— Три литра! Хочу нажраться в слюни! — не успел вымолвить, заметил в овощном отделе знакомую тёмную шевелюру. А вот и попалась Алиса! Солнышко. Кровь закипает когда её вижу, не успокоюсь пока не заполучу игрушку. Она утолит мой голод. Появляюсь словно призрак и пугаю женщину, которая стояла рядом с ней.

— Такие тяжёлые сумки нельзя таскать женщинам! — играю роль романтика, а сам не свожу глаз с серой мышки, которая выпендривалась в машине.

— Ой, какой порядочный мужчина! Алиса, не то что твой Серёжа! А вы давно знакомы?

— Мама впервые вижу!

— Не хорошо лгать Алиса, могу съесть как серый волк! — шепчу ей на ухо, а сам мечтаю поскорее нагнуть раком.

— Мы с вашей дочерью познакомились случайно. И она запала мне в душу! Такая милая девушка. Вас отвезти домой? Я как раз на машине! — стреляю своими глазами, хорошо, что Егор где-то затерялся, понял без слов.

— С удовольствием! А то нам полчаса ждать автобус!

— Мама, нет! Он убийца! — испугалась девушка, а я подлил масла в огонь.

— И насильник. И за то, что Квазимодо отказалась от моих ласк, поплатится! — снова шепнул ей на ухо.

— Алиса, не выдумывай! Ох, фантазерка! Мы согласны!