ГЛАВА 36

Алик

— Ах, ты мразь, я же верил тебе! А ты воспользовался случаем и под шумок трахнул мою невесту? Отморозок грёбанный! — отшвырнул его к холодильнику и принялся пинать, таким яростным я никогда не был.

— Алик, что ты делаешь? Ты же ему всё отобьешь! Перестань!

— Защищаешь его? Потаскуха. Что скажешь, что это твоя покойная сестра? Или опять двойник? Ну, как же вот этот долбанный порез на запястье, значит это ты прошмандовка, Маша. Проститутка! — кинул в её адрес оскорбления, а она со всей силы замахнулась, и влепила мне пощечину.

— Не смей порочить память моей сестры, которой уже нет. Это подло.

— А изменять мне с лучшим другом, и трахаться как шавка это нормально? Я же хотел предложить тебе обвенчаться! Ты знаешь, что это значит идиотка? Быть вместе всю жизнь, а после смерти соединиться на небесах!!! — зарыдал от бессилия, а потом прошипел сквозь зубы — И давно это у вас? Я спрашиваю! Говорите! И тут она выждала минуту, а потом произнесла:

— Ты просто идиот, вот что! — оскорбляет она меня, отлично они кувыркались, а я еще и виноват.

— Прям с языка сняла, он всегда был таким ревнивым- поднялся Глеб с пола, кажется я ему выбил зуб, хороший удар  нанес.

— Чушь не несите! Как давно вы состоите в сексуальной связи? Смелее давай дружище или хочешь расстаться с ещё одним зубом?- жутко на него разозлился, как можно было ему доверять.

— Накостылять бы тебе, но перед свадьбой как-то не хочется!- снова строит из себя святого, они, что издеваются надо мной.

— Какая свадьба, она отменяется! Я не стану брать в жены шлюху, дело ваше не важно, когда это началось. Но факт измены на лицо — в груди всё сжималось от ужасной обиды словно они воткнули нож в мою спину, это подло.

— Нет, ты ошибся вывод из всей этой ситуации один, ты дурак, Алик.- стала оправдываться передо мной, как интересно было послушать ее версию.- Дедушка попросил достать старинные хрустальные приборы с чердака, а Таня уехала у нее, итак было полно забот.

— Как этот душещипательный рассказ касается вашего секса на кухне?- готов был заткнуть уши, но только не слушать эту ложь.

— Маш, а может все-таки по тыкве ему настучим?Глядишь поумнеет прямо на глазах! — вопил этот олух, как он вообще после всей этой ситуации смеет раскрывать рот.

— Позволь, я закончу, — снова произносит эта предательница, уже придумала байку, чтобы выкрутиться.

— А давай, сейчас только возьму попкорн, такое зрелищное кино, прям куда деваться! — внутри меня кипела злость, как она могла променять меня на него.

— Рот закрой, дай ей сказать.

— Я сейчас тебе так закрою, что ты потом жрать еще долго не будешь, потому что потратишь много денег на пластику! – обратился к нему, ненавижу, когда мне вешают лапшу на уши.

— Алик, я пошла на чердак, чтобы достать коробку с этим хрустальными стаканами, как случайно села в кресло, где оказался разбитый светильник. Осколки впились в мою задницу, и я страшно разревелась от боли- после ее заявления улыбка спала с моего лица. Она повернула ко мне свой зад, и я увидел на левой ягодице рану, обработанную зеленкой.

— Ты спал и мы не стали тебя тревожить! Испугались, что в ране могли остаться осколки стёкол, и поэтому я предложил Маше по- дружески помочь, сам понимаешь, на заднице у нее нет глаз! — добавляет Глеб, я чувствую себя таким олухом, полным кретином.

— А зачем она тогда встала в такой приличной позе, будто ее трахают сзади?- задал вопрос, на который он быстро ответил.

— Так удобнее, она наклонилась, я едва успел коснуться ваткой раны, как появился ты! — засмеялся Глеб, а лицо Маши оставалось по- прежнему серьезным. Ну и дела, да если это правда представляю, как она обиделась.

— Доброе утро! Что за собрание с самого утра? — на кухню зашел дедушка, а Машка не отрывая взгляда от меня добавила:

— Дедуль, довольно странная просьба у нас ведь во всём доме стоят камеры?

— Конечно, я же должен следить за всем процессом, прям кабинете, и наблюдаю.

— Отлично, мы на минуту – хватает она меня за руку, и уводит, Глеб не собирается от нас отставать. Заходим в кабинет, где Маша включает ноутбук и когда на записи я вижу, как она с криками забегает в ванную и хватается за задницу, понял что был не прав.

 

— Черт! Ну, вот кто просил садиться в то кресло! Главное, чтобы порез был не глубоким.

— Детка, ты что причитаешь с утра?Неужто на Алика обиделась, ручаюсь лично, он не с кем не зажимался, говорит люблю только Машку и всё- появляется в ванной Глеб, а она достает аптечку.

— Не угадал, я  как бы это сказать, поранила свою попку. Вот боюсь, что там остались стекла. – ужасна она занервничала.

— Ну ты даешь! Точно нашла себе таких приключений на одно место! Это хорошо, что я заскочил, потому что он вчера свой мобильный забыл! Давай я посмотрю, — предложил он свою помощь, и повел ее в сторону кухни, где при хорошем освещении, осмотрел место пореза.

— Где тебя угораздило поранить свою попку, Малыш? — спросил Глеб, при этом доставая вату и бинт.

— На разбитый светильник села, там точно всё нормально?- ужасно она переживала, а он ответил.

— Знаешь, ты наклонись к столу, и обопрись руками, так удобнее!- предложил он, и Маша его послушалась, а дальше ворвался я.

 

— Что скажешь Ромео, который больной на голову?

— Глеб, дружище, ты прости я же подумал, что вы занялись сексом. Ну, ты сам понимаешь, как это выглядело со стороны!- признал свою ошибку, это же надо было так обложатся.

—  Да мне вообще-то по барабану, ты перед Машкой извиняйся! — добавил от себя и вышел коридор, он знал, что нам нужно поговорить наедине.

— Мышонок, прости дурака, я ведь подумал, что ты раздвинула ноги накануне нашей свадьбы.- коснулся пальцами ее нежной шелковой кожи, как она отвернула свое лицо.

— Знаешь Алик, любовь это доверие, и после всех оскорблений услышанных в свой адрес я думаю, а стоит ли вообще нам жениться. Как ты там сказал, что я проститутка! — вытерла она свою слезу, а я ощущал себя той еще сволочью.

— Малышка, прости, я жутко тебя приревновал, это было так похоже на измену, сама понимаешь. Как твоя рана, точно не слишком болит? – ненавидел себя за то, что накинулся на неё.

— Я не выйду за тебя, прости, ты очень сильно меня обидел. Приписал мою сестру, это больно Алик, и мне сложно это простить!- сказала новость, после которой я чуть не лишился дара речи.

— То есть, как не выйдешь? Я люблю тебя больше всех на свете и никому не отдам, я же извинился, мы с Глебом сами разберёмся! Поверь было не мало случаев, где он тоже был тем ещё олухом- пытался ее успокоить, согласен я перегнул палку.

— И так будет всегда? А что если бы Иван Львович не записывал бы всё на камеру, и на моей пятой точке не оказалось этого пореза?Ты бы не поверил мне? Нет, конечно. Это означает только одно! — подвёл он итог нашей ссоры.

— И что же, черт возьми? — жутко злился на ее рассуждения, в наших отношениях не может быть всё так гладко, обязательно должно что-то произойти.

— Ты не любишь меня. Это просто сексуальная зависимость и как только насытишься, станешь изменять, и наш брак будет трещать по швам.

— Не люблю? Да ты с ума сошла? Идиотка, да я дышать без тебя не могу, как мне доказать? Я на всё готов ради тебя и даже факт, что ты бесплодна не останавливает меня- вот зачем это сказал, для любой женщины это такой удар, она же не вынесет этого.

— Я не могу иметь детей? И как давно ты про это знаешь? Отвечай Алик — теперь она сорвалась на истерику, отличное настроение перед свадьбой, тут ничего не скажешь.

— Маш, это не важно, главное, что мы любим друг друга.

— Я задала вопрос, будь добр ответь на него.- отвела в сторону взгляд, если бы она только знала, как трогают ее слезы.

— В тот момент когда Ася тут была, и тебя часто тошнило. Мы поехали к врачу, помнишь? Он-то мне и поведал, что ты не можешь иметь детей! Но мне плевать, я обожаю тебя, и всё это мелочи- обхватил ее щеки руками, вот что я за кретин, надо было просто держать всё в тайне.

— Мелочи? За то для меня это важно, ты должен был сказать об этом раньше. — оттолкнула от себя и побежала в сад, сомнений нет, побежала плакать в беседке.

— Моя бабушка говорила, что если действительно любишь свою вторую половинку будешь с ней и в радости и в горе. Знаю, что принц я конечно дерьмовый, ревнивый. Но я исправлюсь- достаю из кармана рубиновый браслет и надеваю на ее руку, она вмиг прекратила плакать, а потом стала его рассматривать.

— Ты станешь моей женой мышонок? Обещаю любить тебя так, что  будет кружится голова, мы ведь все преодолеем вместе? — приблизил губы к ее носику, и она улыбнулась.

— Я согласна дурачок! — моя девочка оттаяла, а я воспользовался случаем и навис сверху, где подарил умопомрачительный поцелуй.

 

В четверг вечером, остался заночевать у Глеба, в честь нашего примирения, попросил починить его старый мотоцикл. На следующий день, привёз домой, одну из картин, как удивился. Дверь открыта, у нас, что проходной двор?

— Машка, вы, где все спрятались?- захожу в прихожую и лишаюсь рассудка…- Это ты???