ГЛАВА 37

Марсель

Заперся в своем кабинете, не хватало слов, чтобы выразить всю злость, которую испытывал. Но разве так легко меня оставят в покое.Открылась дверь по аромату духов с нотками лотоса и бергамота, не трудно догадаться, кто соизволил явиться.

— Марсель, я никогда бы в жизни не поступила так с нашей дочерью.

— Уйди, мне противен твой голос, жалкая предательница.

— Я не предавала нашу дочь, потому что люблю Лили всем сердцем и ты это знаешь, — пустила слезу, но я уже был на пределе, развернул кресло и швырнул бумагу в лицо.

— Ты подписывала это?

— Пожалуйста, давай поговорим нормально.

— Я спросил, ты подписывала этот документ? В глаза мне посмотри, — сейчас точно доведёт и я за себя не ручаюсь.

— Да, но мне сказали…

— Довольно, убирайся из моего дома, чтобы духу твоего не видел. А когда Лили вырастет я скажу, что её мать умерла, или найду ей другую мать, которая даст ей достойное образование.

— Мне всучили эту бумажку, чтобы записать Лили на курсы, точно это Джессика.

— Даже пусть это было так, почему ты не прочла содержимое? Почему? Ты забыла в каком жестоком мире мы живем? Что каждая тварь норовит нанести свой удар? Ты же выпускница корпорации Проданных Душ, получается ты ничему не научилась? — подлетел к ней и зарядил ещё одну пощечину, от чего она отлетела к стене.

— Я думала, что Джессика порядочная, и почти член нашей семьи.

— Думала она! Как вижу извилин в твоей башке совсем нет. Я слишком долго носился с тобой в корпорации. Всё прощал, подруг твоих пощадил, потому что люблю сука! Люблю! А ты не соизволила внимательно прочесть документ?! — взял за волосы, самому больно от её слез, но по-другому не могу.

— Марсель, прости меня, не выкидывай меня из своей жизни.

— Поздно. А теперь даю тебе полчаса, чтобы ты покинула мой дом, и даже паспорт не возьмешь, я хочу, чтобы ты просила милостыню на улице, а потом подохла. И запомни я тебе этого никогда не прощу. НИКОГДА!!!!

— Перестаньте ссориться! Ты поднял на неё руку?- врывается Шон, будто уши грел за стенкой.

— Могу вообще завалить, она добровольно отдала Лили в корпорацию Проданных душ. Другими словами повторила судьбу своей мамаши.

— Нет! Карамелька, это правда? Да какая муха тебя укусила? — помог ей подняться Шон, вот только не надо заступаться, прям невинный ангелочек, но только расхлебывать ситуацию предстоит мне.

— Я случайно подписала ту бумагу! — заикается и не перестает рыдать, ну всё чаша моего терпения полна.

— Уведи эту мразь из дома, или клянусь, я задушу её прямо здесь! Выкинь прямо на улицу! Брось в зубы кредитку и пусть валит! — кричал с такой злостью, словно сейчас стану крушить всё кругом.

— Мне ничего от тебя не надо. Я сама отвечу за ошибку, которую совершила! — вытерла слезы, и осмелилась  нагрубить.Между нами встал Шон, чтобы спасти эту дрянь, ведь руки чесались зарядить ей еще одну хорошенькую оплеуху.

-Вы посмотрите кто тут у нас раскудахтался? Прочь из моего дома, дешёвка! И больше ты никогда в жизни не увидишь Лили, поняла?

— Думаешь я испугаюсь? Знай, что теперь твой самый злейший враг твоя жена.- убегает из кабинета, оставив нас наедине с братом.

— Марсель, что вы творите? Вы же любите друг друга.

— Она предала нашего ребёнка. Сейчас Лили сидит около окна, и ждёт папу, который будет теперь видеться с ней по часам. Разве такой жизни достоин моя малышка? Я ведь задницу для них рвал, строил эти самолеты, и для чего? Чтобы снова окунуться в это дерьмо? — со злости сбросил все папки на пол и заревел навзрыд.

— Ты любишь её, и вы умрёте друг без друга.

— Значит, подохну, но больше никогда её к себе не подпущу. Дай ей денег, пусть уходит, и вручи тот медальон сестры. Быстрее Шон, мне противна даже мысль о том, что она может быть рядом, дышать одним кислородом.

Даже не стал возражать, помчался её успокаивать, ещё вздумала показывать характер, лучше бы умоляла о прощении, и причём в ногах.Выглянул в окно, довольно быстро переоделась, а потом произвольно встретилась со мной взглядом, ненавижу этот кошачий взгляд, именно из-за него я совсем потерял рассудок. Лучше бы никогда в жизни не познакомились, а сейчас я словно одержим этой сучкой, и всё никак не удается утолить жажду.Плюнул на всё и вернулся в кресло, не стану с ней прощаться, ладно бы обычная ссора, но речь идет о Лили, которую теперь не так просто освободить.Налил себе виски, не потрудившись включить свет, как же хреново на душе.

— Марсух, она не взяла кредитку, сказала пусть подавится.

— Тогда на панели заработает. Всё Шон, чтобы больше из твоих уст не слышал об этой гадине, они все кровожадные сучки, что Патриция, что Анжелина. Прости, сейчас моя тавтология ни к месту, ведь у тебя появилась Света, я только об одном прошу воспитайте Лили.Знаю, что не отпустят с поста.

— Ты снова решил податься в это рабство? Чёрт мы же только начали новую жизнь, — присел он прямо на пол, не хочется втягивать его в это дерьмо, но увы должен.

— Чтобы освободить Лили из клетки, должен возглавить корпорацию в Осло, и превратить десять женщин в самых ужасных преступниц, поэтому возможно мы видимся в последний раз.Не смотри так Шон, у тебя маленький сын, и даже не думай ехать со мной.

— Но вдвоем, мы их всех вздрючим! Марсух!

— Нет, сейчас у тебя есть семья, ни рискуй всем. Света не переживёт. Всё иди к ней, будем связываться с тобой по особому номеру! — выгнал  из кабинета и до самого утра провел компанию в обнимку с бутылкой.

Мы уехали в северную Норвегию, мою дочь отправили в заведение в самом центре города, там мы как раз и виделись, где мне пришлось соврать ребенку о том, что её мама скоро вернется.Но такого увы, больше никогда не случится.

3 месяца спустя

Анжелина

Жизнь на помойке была спокойной, до тех пор пока не приехал Сава, местный бандит, который заставлял попрошайничать бомжей, в их числе была также и я.После той ссоры с Марселем, направилась в тот страшный ад, который украл мою дочь, но как выяснилось заведение больше не существовало.Впрочем, как и логопеда Джессики Ховард, которая сразу же скрылась из города после нашего скандала, а кому я сейчас что- либо докажу, бесполезно ведь от прежней Анжелины осталось только имя, а документы благополучно украли. Выстроились в ряд, сейчас начнется взбучка, перед глазами всё плывет не ела три дня. Подходит к первому, и буквально вытряхивает его карманы.

— Где деньги? Что за гроши? Всего десять долларов? Ты на тот свет собрался?Мне нужно кассу сегодня сдавать.

— Больше правда нет, только воды купил.

— Повтори? Кто тебе разрешал? Только я выдаю деньги! А теперь получай! На сука! На! — стал его пинать ногами, и все остальные страшно перепугались.Теперь черёд второго, чувствую всех сегодня побьет.

— Тридцать, на вокзале было мало народу!

— Мне нужно пятьсот! Каждый день! Всё еда вам теперь только будет снится.А это у нас что за бомжиха,  ничегошеньки, ну отчитывайся малышка.

— Сто пятьдесят.

— Да ты передовик сегодня! Заработала на лапшу быстрого приготовления. — смеется в лицо, слишком сильная слабость, думаю вырублюсь прямо на асфальте.Закуталась в кофту, здесь ужасная сырость, спим мы в мусорных баках, где частенько нашими гостями бывают крысы.

— Вот возьми, — протянула деньги и не устояла на ногах слишком долго голодала, никак не могу простить, что предала свою Лили, и каждую секунду думаю только о ней.

Привели в чувство нашатырем, честно лучше умереть, чем испытывать такое угрызение совести.Лежу на раскладушке, и перед глазами тот Сава, протягивает бутерброд.

— Хавай, а то коньки отбросишь.

— Спасибо.- уже отвыкла жевать, и эта раскладушка показалась мне прям райским ложем.

— Какого хрена попрошайничаешь?- задал свой каверзный вопрос, непонятно к чему он клонил.

— Чтобы хоть как-то выжить…Документы украли.

— А что в полицию не обратилась? Языка не знаешь? — разговаривал со мной очень хорошо на русском, здесь в штатах было много русских группировок, тех кто не смог обосноваться в стране.

— Знаю, но они подняли на смех. Сам посмотри, как я одета! Пришлось перебраться в Нью- Йорк, чтобы обратится к нашему другу семьи, но как оказалось он умер.Пристрелили.- откровенничала с этим бандюгой, и вспомнила тот момент, когда приползла к нашему дому на Палм Бич, который оказался продан.Больше ни Шона ни Марселя, и тем более Светы не видела.Наверное специально уехали, чтобы я не смогла их найти. И вот пришлось обратиться к сыщику, который жил здесь, но увы отдал богу душу.

— Ты замужем?

— Была.

— Опаньки, и чего он такую красотку пустил побираться?

— Предала нашу дочь, и теперь он ни за что меня не простит. Вот хочу повидаться с ней и попросить прощения. Жаль, что её братик не родится.

— Беременной была?

— Да, но  случился выкидыш. Спасибо, я выйду на свежий воздух. А то тошнит всё время, — еле доползла до двери, и тут он промолвил:

— Хочешь жрать постоянно? И перестать клянчить деньги?

— Кто же не хочет! Предлагаешь стать проституткой? Не выйдет, похудела прилично, кожа да кости клиенты не согласятся.- ответила ему на одном дыхании.

— Я не сутенёр, и этой грязью не занимаюсь, а вот денежки люблю.Так вот есть одно заведение, типо частной школы для баб, курсы у них там какие-то. Просто выполняешь задания и получаешь халявную кормежку, ну и соответственно проживание.Что скажешь?

— Не разыгрываешь? Да уж это в сто раз лучше улицы.

— Ну а я про что! Короче если одобрят твою кандидатуру, считай распрощалась с нищетой.

— А где находится это заведение? — загорелась интересом, довольно неплохое предложение.

— В Норвегии, город Осло, слыхала о таком?

— Конечно, мне было там так спокойно, помню эти прогулки будучи беременной своей малышкой. А сейчас от неё остались лишь одни воспоминания, — по щеке скатилась слеза, как бы хотелось вернуть то время, когда я вышивала картины и разговаривала с Лили, почему мне сейчас так больно.

— Только не надо ныть, мне плевать. Просто бабосики нужны, а ты давай отсыпайся так уж и быть одолжу раскладушку. Отправлю твое фото по эмэйлу, если согласятся, прямо рано утром вылетаем.Если проголодаешься в термосе чай, ну и бутерброды на тарелке.- запер дверь, а я поблагодарила судьбу за такой щедрый ночлег.

***

Те самые люди согласились принять меня, да и какая разница, что это за заведение, главное хоть как-то подняться на ноги, и возобновить поиски дочурки. Машина затормозила около высоких ворот, с этой колючей проволокой сверху. С первого взгляда напоминало тюрьму, плевать за три месяца такого повидала в своей жизни, что можно книгу написать.

— В холле тебя встретят, сказали, что если дьявол не согласится, то даст компенсацию, ну или перенаправит в другую организацию, на улице жить не будешь! Давай скорее, на самолет опаздываю! — высадил Сава из машины, и я направилась к двери, которая оказалось открытой. В холле помимо меня было девять девушек, и они страшно волновались, надеюсь это не тюрьма.Одна за другой по очереди заходили в кабинет с серой дверью, и теперь осталось только мне.Ради приличия постучалась, вообще довольно сильно переживала за свой внешний вид. В кабинете было так много цветов, и ещё стояла елка, здесь всё пропитано магией зимы.

— Садитесь…- такой холодный тембр, не знаю была ли хорошая идея оказаться здесь. Пристроилась на стуле, сомкнув колени, тут так пахнет вкусным кофе, наверное хозяин любитель капучино.- Как Ваше имя?

— Мадленжина, — это прозвище взяла в честь своей покойной сестры, с которой увы так и не удалось увидеться.

— Сколько вам лет?

— Двадцать пять, — отвечаю на полном автомате, это обычное анкетирование.

— Вы были замужем?- задает вопросы, даже не соизволив повернуться.

— Да, но муж от меня отказался.

— Изменил?

— Наверное, он был всегда любителем привлекательных девушек, но и к тому же я совершила ошибку, которую он никогда не простит, — это признание далось мне слишком тяжело, и когда кресло развернулось и я увидела Марселя, чуть не сошла с ума.

— Вы правы он никогда вас не простит, Мадленжина!

А затем покидает свое место и…